Про глоссарий
Ответы на вопросы о глоссарии: «Почему?», «Зачем?», «Как?»

Глоссарий
 Все  Б  Г  Ж  К  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Ч  Ю 
 

Кардистри

Кардистри

Кардистри (от англ. cardistry, что является контаминацией слов «карта» и «артистизм»: card + artistry = cardistry) — один из самых молодых жанров эстрадно-циркового искусства, заключающийся в демонстрации последовательностей сложных и зрелищных флоришей. Номера кардистри сочетают в себе элементы искусства и спорта, при этом они принципиально лишены иллюзионного эффекта. Иными словами, они не являются фокусами, а близки к показательному жонглированию картами. Качество номеров кардистри оценивается по ряду параметров, включая скорость и чистоту демонстрации, красоту и сложность композиции, новизну отдельных ее элементов, техническое мастерство и артистизм исполнителя (кардиста).

Иногда кардистри классифицируют как направление жонглирования. Если принять такой подход за основу, то следует отметить, что кардистри — это преимущественно контактное жонглирование с отдельными элементами классического, включая упругие «прыжки» и перебросы карт. Здесь уместно упомянуть уникальное явление в отечественной иллюзии — питерского фокусника-жонглера Сергея Леонидовича Селянинова, который при работе с картами использует традиционную для жонглеров бросковую технику. Пока нет единого мнения, относить ли его трюковые каскады к кардистри.

В настоящее время слово «кардистри» является устойчивым профессиональным термином, но в процессе становления жанра (направления) употреблялись также альтернативные названия, включая слейтинг, флоришинг (Flourishing), декоративное манипулирование и экстремальное карточное манипулирование «Экс-Си-Эм» (Extreme Card Manipulation, XCM). Терминологическая путаница нередко приводила к смешению понятий «кардистри» и «флоришей». Они действительно близки, но не идентичны.

Флориши возникли очень давно, едва ли не одновременно с картами, как визуальное украшение карточных фокусов. Ситуация изменилась в конце 1980-х — начале 1990-х годов, когда искусство демонстрации флоришей «отпочковалось» от фокусов и приобрело самостоятельное значение. Активную, если не сказать лидирующую роль в этом процессе сыграл россиянин — член МКФ и РАИ Александр Юлианович Попов. В настоящее время западные историки иллюзии и кардистри упорно «не замечают» и намеренно замалчивают данный факт, поэтому изложу события 30-летней давности более детально.

25–27 мая 1990 года во Дворце культуры Государственного подшипникового завода1 под эгидой МКФ (Президент В.П. Руднев, Вице-президент А.С. Карташкин) состоялся III Всесоюзный фестиваль иллюзионного искусства. Инициатором и спонсором мероприятия выступил В.А. Медведев (отец нынешнего Президента РАИ Е.В. Медведевой), он же возглавил оргкомитет фестиваля. Приглашением зарубежных гостей занимался А.Ю. Воробьев, впоследствии более известный как Александр Чар.

Полагаю, здесь будет уместно сделать небольшое историческое отступление. То было время, когда Запад, победивший в холодной войне, принялся за активное «освоение» нашей страны. В агонизирующий Советский Союз ринулись не только акулы капитализма и проходимцы всех мастей, но и представители западной культуры. Дело в том, что помимо изоляции СССР, железный занавес выполнял также побочную положительную функцию. Он сохранял нашу национальную идентичность. Это в полной мере относилось и к иллюзионному жанру. Общение советских фокусников с зарубежными коллегами было крайне затруднено, зато взращенные в ВТМЭИ номера сходу покоряли вершины мировой иллюзии вплоть до ФИСМ. В те годы не только Запад был интересен российским фокусникам, но и российские фокусники — Западу. Жалкое теперешнее положение жанра на постсоветском пространстве отчасти объясняется утратой нашей самобытности и «растворением» советской исполнительской школы в глобальном фокусном пространстве. Увы, эти опасности мы осознали слишком поздно. А тогда многие с энтузиазмом подключились к процессу разбазаривания достижений эры «проклятóго социализма». Кто-то способствовал западной экспансии по идеологическим соображениям, кто-то по наивности, кто-то из неприкрытых меркантильных интересов...

Впрочем, развал советской иллюзии, а также задачи и последствия III Всесоюзного фестиваля иллюзионного искусства — это темы для отдельного серьезного разговора. А пока вернемся к иностранной делегации на мероприятии. В нее вошли:

  • президент Международного братства магов (The International Brotherhood of Magicians — IBM) Энтони Шелли (Великобритания);
  • член президиума Лондонского магического круга (The Magic Circle) Брайан Миллер;
  • известный американский фокусник Майкл Аммар;
  • американский бизнесмен и страстный любитель иллюзионного жанра Гарри Бьютлер, именно он оплатил дорогу и проживание в СССР М. Аммара;
  • Майк Максвелл (США), основатель компании «A-1 Magical Media», которая тогда была мировым лидером в области видеосеминаров по фокусам.

По сути, это был первый после падения железного занавеса приезд в СССР высокопоставленных представителей западной иллюзии. Гостям все было любопытно — и люди, и номера, и закулисное общение. В частности, их заинтересовал А.Ю. Попов, который, сидя за столом, неистово крутил карты. Это необыкновенное по тем временам действо выглядело чрезвычайно эффектно, вполне в духе сегодняшних кардистов. Такого на Западе еще не видели...

Минишоу Попова было снято на камеру (видеомагнитофоны тогда были и у нас, а вот видеокамеры все еще считались роскошью). Впоследствии с легкой руки Аммара ролик был растиражирован среди заокеанских фокусников. В их число вошел и Джерри Честковски2, автор книги по флоришам, ставшей своего рода «библией» для кардистов. Он просмотрел замедленное видео с Поповым не менее полусотни раз и почерпнул оттуда несколько идей. Это признание Честковски зафиксировал в своей «библии», вышедшей в 2002 году. Только не подумайте, что он хотел поделиться с россиянином пальмой первенства в деле создания кардистри. Отнюдь...

«Справедливый» американец ни словом не обмолвился о том, что съемка полноценного кардистри-номера была сделана в далеком 1990 году, когда в «оплоте мировой демократии» и мысли не возникало о предоставлении флоришам полной независимости от фокусов. Наоборот, Честковски демонстративно покритиковал Александра Юлиановича. Мол, этот русский действительно быстро крутит карты, но чистоты и изящества ему явно недостает. Можно подумать, что Честковски оценивал конкурсное выступление современного кардиста, а не мимолетную импровизацию для фестивальных ротозеев за десятилетие до появления самого понятия кардистри...

Кроме того, Честковски попытался упрятать информацию о Попове подальше от глаз читателей. Наивный и бесхитростный, он явно не слышал закадровое наставление Копеляна, применимое не только для шпионского ремесла, но и для сочинительства: «Запоминается последняя фраза — это Штирлиц вывел для себя, словно математическое доказательство. Важно, как войти в нужный разговор, но еще важнее искусство выхода из разговора» («Семнадцать мгновений весны», 6 серия)...  Так вот, Честковски поместил информацию о Попове в самом конце своей книги, тем самым невольно подчеркнув значимость российского вклада3.

Однако не стоит так уж распекать Честковски. Он хотя бы упомянул «быстрого русского» (fast Russian guy), прочие «историки» так и вовсе предпочитают его не замечать. Например, согласно «Википедии», первой достойной внимания предпосылкой возникновения кардистри стала созданная в 1992 году флориш-раскладка «Сивилла» (Sybil). То есть по умолчанию первенство передается американцу Крису Кеннеру (Chris Kenner), а записанного двумя годами ранее полноценного кардистри-выступления Александра Попова как будто и не было вовсе...

Почему так? Да потому что в противном случае Западу пришлось бы признать не только то, что Попов на годы опередил англосаксов, но и то, что кардистри фактически было взращено в СССР за железным занавесом, не благодаря «прогрессивному» влиянию Соединенных Штатов, а вопреки ему... Признавать такое не в привычках американцев. Лучше уж изобразить частичную слепоту и амнезию...

Лишь совсем недавно нашлись на Западе те, кто посмел показать историю кардистри с намеком на объективность, начав видеоряд с Александра Юлиановича. Взгляните на первые кадры представленного ниже видеоролика от Lotusinhand.com.


История кардистри от Lotusinhand.com, 2018


Посмотрели? Надеюсь, вы не успели обрадоваться раньше времени, ведь этот ролик — типичный продукт пресловутой политики двойных стандартов. Если вы владеете английским, досмотрите видео до конца. А теперь скажите, вот как можно начать с отрывка из типичного кардистри-шоу, датированного еще 1990 годом, а затем заявить, что флориши начали отделяться от фокусов только в 1999 году, благодаря усилиям Брайана Тюдора (Brian Tudor)? Что это, неспособность логически мыслить и анализировать информацию в собственном видеоматериале, традиционная попытка перетянуть одеяло на себя или просто бессовестное лицемерие? Какими глупцами и напыщенными снобами нужно считать потребителей своих «интеллектуальных изысканий», чтобы подсовывать им такую неприкрытую туфту?

Вот так обстоят дела с одним из отцов-основателей кардистри, чье лидерство очевидно и даже документально зафиксировано, однако упорно не признается на Западе ввиду «неудобной» национальной принадлежности Александра Юлиановича. Кстати говоря, целиком ролик с показательным кардистри-выступлением А.Ю. Попова в мае 1990 года перед западными функционерами от иллюзии можно увидеть на персональной страничке артиста (ссылка). 

Хочется верить, что данная публикация будет способствовать восстановлению справедливости и послужит нашим западным коллегам (хотя бы самым честным из них) ориентиром для расстановки правильных акцентов и приоритетов в истории создания кардистри.



1 Позднее ДК ГПЗ был переименован в Дом культуры ОАО «Московский подшипник». Здание расположено по адресу: улица Мельникова, 7. Именно там в октябре 2002 года произошел печально известный террористический акт на Дубровке во время мюзикла «Норд-Ост».

2 Вообще-то Честковски правильнее было бы называть Сестковски, поскольку его фамилия по-английски пишется как Cestkowski, а не Chestkowski или Tsestkowski, но у нас почему-то закрепился вариант Честковски. Иногда встречается Цестковски.

3 Далее приведен отрывок со страницы 544 книги Дж. Честковски «Энциклопедия флоришей с игральными картами», где автор упоминает А.Ю. Попова:

Gerald P. Cestkowski "Jerry Cestkowski's Encyclopedia of Playing Card Flourishes". Denver: Printmeister Press, 2002, p. 544

Fast Russian guy. Someone showed me part of a Michael Ammar tape where Ammar travels to Russia. There was this Mr. Popov doing a bunch of flourishes really, really, really fast. Even in slow motion the flourishes this guy did were done really, really fast. I watched this snippet of video at least fifty times, and gleaned a couple of ideas. Popov did the Riffle Cut on the short axis, and inspired the Flash Toss and Index Cut. And he certainly deserves credit for inventiveness and ambidexterity. But most of the stuff he does is light-speed, low-amplitude weirdness that to me doesn't have near the impact of the flourishes in this book. For instance, he does a regular two-hand shift exposed, one-hand half cuts with one card as the top packet, partial finger twirls, sideways Helicopter Throw Cuts and exposed, aborted, split-fan production moves. Toss in an extremely messy Flower Fan, an extremely short Spring and Waterfall, and make sure you never move your hands away from a position about a foot in front of your sternum and you, too, can emulate Mr. Popov, provided you do everything really, really, really fast.