Книги и статьи по иллюзионному жанру

Цыренжапов A.B. «Иллюзионист Владимир Цыренжапов»

Глава 2. Становление иллюзиониста Владимира Цыренжапова

Владимир Цыренжапов родился 19 января 1943 года в селе Петропавловка Джидинского аймака Бурят-Монгольской АССР в семье учителей Хабдаева Александра Дмитриевича (директор школы) и Семеновой Александры Николаевны (учитель математики). После гибели его отца на фронте (в Великую Отечественную войну) мать вышла замуж за Цыренжапова Цыбика Цыденовича.

Отчим в то время работал начальником отдела КГБ СССР по Джидинскому аймаку. Заслуженная артистка РСФСР К.Д. Шулунова вспоминает: «Мои родители были большими друзьями Володиных родителей. Мы жили в одном доме. В детстве Володя отличался какой-то серьезностью, целенаправленностью, был всегда сосредоточен не по-детски. Я не предполагала, что он будет именно артистом и что мы будем вместе работать. Я почему-то была уверена, что в семье растет второй математик». Семья Цыренжаповых часто переезжала из одного района республики в другой. На родине отчима в Еравнинском районе она жила длительное время. Поэтому В.Цыренжапов считает ее своей второй родиной. Как старший из детей в семье, Володя помогал родителям в воспитании младших сестер Светы, Сталины, Даши, братика Баира.

Первый фокус подросток Володя увидел в пионерском лагере «Байкал» в 1954 году. Воспитатель взял обыкновенную спичку, завернул в носовой платок и протянул ему: «Ломай!» И он сломал, на всякий случай, несколько раз. Разворачивает платок, а спичка-то целая!.. На Володю этот фокус произвел неизгладимое впечатление. Второй фокус ему показал Илья Аремпилов, когда они учились в восьмом классе Корсаковской средней школы Байкало-Кударинского (ныне Кабанского) района Бурятской АССР. Илья брал «волшебную» корку, якобы из-под паспорта, заложил бумажку за «икс» на правой стороне. Закрывал корку, а когда открывал, то бумажка уже находилась за «равенством». В школьной библиотеке в руки Володи попался журнал «Юный техник», где знаменитый Арутюн Акопян описал фокус с платками с раскрытием секрета исполнения. Для этого трюка берутся два красных платка, связываются между собой и кладутся на столик. Затем маленький желтый платок зажимается в кулак левой руки. А когда разжимается кулак, там платка нет. Со стола берутся красные платки. Оказывается, что желтый платок связан между ними. С этим небольшим багажом простеньких фокусов Володя выступал перед своими сверстниками на школьных вечерах или просто на переменах. Реквизит для трюков мастерил сам.

Кто мог подумать, что в сельской глубинке начинает искать ключи к тайнам иллюзионного искусства будущий бурятский волшебник? Увлечение фокусами перерастает в стремление стать иллюзионистом. После окончания школы В.Цыренжапов поступил в Улан-Удэнский сельскохозяйственный техникум имени М. Ербанова на факультет механизаторов. Параллельно с учебой В.Цыренжапов участвовал в художественной самодеятельности техникума со своими фокусами. Внимательно изучил книгу А. Алли-Вада «Фокусы на клубной сцене». Алли-Вад (Александр Алексеевич Вадимов) (1895–1967) начинал работать драматическим актером в театре. В 1927 году Алли-Вад был командирован профсоюзом работников искусств в Берлин, в фирму Конрада Хостера, снабжавшую в то время иллюзионной аппаратурой фокусников всего мира; там он приобрел аппаратуру и прошел курс обучения. Алли-Вад выступал на эстраде, ас 1931 года — на цирковом манеже как иллюзионист и манипулятор, был не только исполнителем, но также изобретателем новых номеров и трюков («Золотой саркофаг», «Исчезновение человека на руках артиста», «Лотос», «Ребус», «Летающий шар», «Загадочный тамбурин» и др.). Реконструировал старые номера, в совершенстве владел техникой своего жанра Автор книг по истории и практике иллюзионного искусства Был почетным членом объединения иллюзионистов и манипуляторов (Магического круга, ГДР).

Наряду с чтением учебной литературы Володя листал в библиотеках города подшивки журналов «Юный техник» и «Советская эстрада и цирк». Репертуар В.Цыренжапова пополнился новыми фокусами, теперь он мог из пустой коробки вытаскивать платки или вернуть зрителю «целые» часы, которые предварительно «эффектно» разбил молотком и т.д. В это время В. Цыренжапов узнает о первом бурятском профессиональном иллюзионисте — Арсэне Галсанэ. Осенью 1960 года в Улан-Удэ приехал московский цирк шапито, в котором Володя и видел Галсанэ. Артист был великолепен в национальном халате и на редкость меток, точнехонько в цель послал стрелу из лука, И сверху неожиданно опустился ковер с надписью «300 лет Россия и Бурятия». Тогда Арсэн Галсанэ не принял Володю в ассистенты, ссылаясь на множество своих. На следующий год в Доме политического просвещения Бурятского обкома КПСС (ныне Бурятская государственная филармония) выступал один из старейших советских иллюзионистов — Давыдов Тэйда. Запомнилось, как он смешивал горсти порошка трех цветов (красный, синий, желтый) в ведре с водой и по требованию зрителей вытаскивал из ведра любой из них совершенно сухим. Выступление этих иллюзионистов поразило Володю, и у него еще сильнее вспыхнуло желание выучиться на фокусника. В июле 1962 года, во время летних каникул, В. Цыренжапов поступил на работу в Бурятскую государственную филармонию ассистентом к иллюзионисту Василию Еремину. Сразу начались гастроли В. Цыренжапова в составе ансамбля Бурятской филармонии по Амурской области. «Очень важно, чтобы начинающий фокусник работал под руководством наставника-профессионала. Для меня таким наставником стал Василий Еремин», — вспоминает В. Цыренжапов.

Но осенью 1962 года, прямо с 4-го курса техникума, В.Цыренжапова призвали в армию. В военкомате разрешили взять с собой чемоданчик с реквизитом. Служил он во флоте, сначала на Черном море, затем на Финском заливе. Наряду с несением службы, В. Цыренжапов не только не упускал возможности принять участие в концертах в матросском клубе, но и «обновил» свой репертуар. Появился фокус, в котором с помощью таинственной воронки «выкачивал» через рот из зрителя выпитую воду. Сварщик-матрос помог изготовить трюк «фабрику денег». Для этого в небольшой аппарат с двумя параллельными вращающимися валиками вкладывались чистые листы бумаги такого же размера, как и денежные купюры. В. Цыренжапов поворачивал ручку — и из-под валиков вылетали настоящие деньги. Перед демобилизацией, с разрешения командования части, В. Цыренжапов рискнул поступить в Московское цирковое училище. Прямо в матросской форме он в июне 1965 года выступил перед приемной комиссией, в составе которой был знаменитый клоун Олег Попов. Нет, не взяли, поскольку артистов его профиля там не готовят. Видя, как опечалился конкурсант, член комиссии писатель А. Имерманис написал рекомендацию во Всероссийскую творческую мастерскую эстрадного искусства (ВТМЭИ): «Очень прошу вас просмотреть номер тов.Цыренжапова В.А. На членов комиссии и лично на меня он произвел хорошее впечатление. К сожалению, училище не готовит иллюзионистов. Да и готовить там как будто нечего. Нужна хорошая тренировка и постановка номера. Может быть, он вам пригодится».

В ВТМЭИ встретили В.Цыренжапова приветливо, устроили просмотр его фокусов перед Художественным советом. После просмотра В.Цыренжапову дали письмо на имя директора Бурятской государственной филармонии: «После просмотра режиссер оригинального жанра В.Д. Ушаков считает возможным подготовить иллюзионный номер Цыренжапову В.А. Дирекция ВТМЭИ рекомендует принять Цыренжапова В.А. в вашу филармонию с дальнейшим направлением его в ВТМЭИ для подготовки номера». После демобилизации из рядов Вооруженных Сил СССР В.Цыренжапов поехал в Улан-Удэ. Бурятская филармония с радостью приняла это предложение, ведь артистов этого редкого жанра, за исключением Арсэна Галсанэ, в республике не было. В сентябре 1965 года Министерство культуры Бурятской АССР совместно с Бурятской филармонией направило В. Цыренжапова на учебу в ВТМЭИ. В эту творческую мастерскую его приняли, оговорив предварительно, что педагога по специальности должен найти сам. По совету режиссера оригинального жанра В.Ушакова Владимир обратился к известному в 60-е годы иллюзионисту Ван Тэн-Тау С.В. В то время заслуженный артист РСФСР С.В. Ван Тэн-Тау создал своеобразный вид иллюзионного жанра «Китайские миниатюры» (нарисованный на глазах у зрителей рисунок оживал: всходило солнце, распускался цветок, по реке проплывала лодочка; артист снимал с нарисованной ветки двух нарисованных попугайчиков и они в руках артиста оживали). Он демонстрировал фокусы с аппаратурой и реквизитом собственной конструкции. Ван Тэн-Тау гастролировал и за рубежом. Выслушав начинающего фокусника, Ван Тэн-Тау отказался и в конце беседы дал адрес Дмитрия Ивановича Лонго, великого факира, человека легенды. По деду Д. Лонго был курд. Родился в городе Джульфа в семье антиквара, недалеко от персидской границы, рано остался сиротой. С приятелем Жорой уехал в Батуми, оттуда тайком на пароходе — в Константинополь. Ребят приютил у себя в балагане русский артист, «нелегальный», высланный из царской России. Он научил мальчиков делать стойку, участвовать в клоунском антре. Вскоре ребят как беспаспортных выдворили в Россию. Случайно на московском Хитровом рынке Митя познакомился с итальянским артистом Лионелли. Тот ходил по дворам, играл на арфе, показывал фокусы. Теперь они стали вдвоем путешествовать по российским городам и селам. Кое-где их встречали недоверчиво. Но когда в ловких руках артистов пяток яиц превращался в цыплят, из только что испеченного хлеба извлекали копейки, а из носа какого-нибудь зеваки бусы для деревенских модниц, зрители горячо приветствовали фокусников.

Правда, однажды с ними чуть не приключилась беда. На Украине, под Александровкой, Лионелли в лесу обучал Митю шпагоглотанию. Их выследили пастух и подпасок. Побежали в деревню, собрали народ: «Режут мальчишку!» Схватили фокусников, связали и привели к уряднику. Тут же Лионелли на крыльце при всем народе продемонстрировал трюк со шпагой. Недоразумение рассеялось. Вскоре Лионелли неожиданно умер, и четырнадцатилетний Митя стал выступать самостоятельно на ярмарках, в балаганах и цирке.

В. Цыренжапов и Д. Лонго. Москва, 1967 год

В предреволюционные годы Лонго на афише именовался «несравненным доктором магических наук и выдающимся факиром при дворе шаха персидского, эмира бухарского, хана кокандского, эмира афганского». Что же показывал зрителям этот «несравненный доктор»? Он заглатывал три разноцветных шарика — красный, черный, белый — и по требованию зрителей вытаскивал изо рта любой из них. Брал ложку с раскаленным оловом и капал его себе в рот. Голыми ногами прыгал на битое стекло, ложился на доску, утыканную гвоздями, поднимался по лестнице, где вместо ступенек блестели острые сабли, прокалывал длинными булавками руки, горло, щеки, нос. После Великой Октябрьской Социалистической революции выступал, главным образом, как иллюзионист, а в 50-х годах оставил манеж. Старый факир охотно согласился быть режиссером-педагогом по специальности у В.Цыренжапова. Тогда Лонго было 95 лет, а память оказалась просто изумительной. Он с интересом стал вспоминать, как до революции выступал в Улан-Удэ, тогда еще Верхнеудинске. Дав представление в Верхнеудинске, рассказывал Лонго, бродячие артисты, не имея средств передвижения, обычно шли пешком дальше на Восток, в другие места. Он очень хорошо знал бурят, их жизнь и обычаи. В последний раз в Бурятии Лонго был на гастролях в 1918 году.

Первый бурятский профессиональный иллюзионист Арсэн Галсанэ был его учеником. В. Цыренжапов вспоминает: «Я, конечно же, интересовался жизнью и судьбой первого бурятского фокусника Арсэна Галсанэ. В последние десятилетия XX века он жил в Баку и работал там в филармонии. Его дочь, Хана Галсанова, в финальном шоу-параде участниц Всесоюзного конкурса красоты (1989) получила приз зрительских симпатий и стала «Мисс пресса», «Мисс элегантность».

Испытывая к Галсанэ чувства большого уважения и любви, впоследствии В. Цыренжапов н.азвал своего первенца Арсэном. Д.И. Лонго знал наизусть изречения О. Хайяма и перед тем, как высказать одно из них, повторял: «Омар Хайям говорил так».

Нужный реквизит для трюков В.Цыренжапов готовил дома у Лонго. Он рассказывает: «Меня поразила квартира Лонго. В зале, где он жил, находилась целая мастерская: на реквизитах, инструментах лежали кусочки парчи, фанеры, столярного клея. Достав требуемый материал, я под руководством Лонго пилил, резал, кроил и клеил. При необходимости Лонго и сам брал в руки молоток или рубанок, стамеску, но исподволь приучал меня самого по возможности изготовлять свой реквизит. Семь месяцев я учился, перенимал его богатый опыт и даже не заметил, как быстро пролетело время учебы. Считаю, благодаря его участию в моей судьбе, я и стал профессиональным иллюзионистом, осуществил свою мечту». За время учебы в Москве В.Цыренжапов ходил на выступления иллюзионистов.

По просьбе Лонго заходил к известному актеру и клоуну Ю. Никулину в цирк, чтобы подарить ему фокус с пиалами и цветами. В руки В. Цыренжапова попалась книга Э.Т. Кио «Фокусы и фокусники», в которой мастер иллюзии делился своим опытом. «Фокус, — пишет Кио, — должен заинтересовать и поразить публику и, уж конечно, ни при каких обстоятельствах не «должен быть разгадан публикой (во всяком случае, не должен быть разгадан сразу же). Иначе фокус просто перестанет быть интересным. Что же требуется для этого? Прежде всего — быстрый темп при исполнении трюка, но не суетливость. Следует так продемонстрировать аппаратуру, поворачивая и раскрывая ее со всех сторон, чтобы публика «все» увидела и поняла, что от нее ничего не скрывают, но в то же время не обнаружила бы профессиональных тайн. Здесь дело решают буквально доли секунды. Не додержи — и зрители будут недовольны, они еще не все успели рассмотреть, передержи — и «тайна» фокуса, увы, будет раскрыта. Что такое выступление фокусника? Демонст-рация ловкости и изобретательности. Фокусник как бы говорит зрителям: сейчас я вас буду обманывать, ловите меня, а зрители ему отвечают: сейчас мы тебя поймаем. И начинается игра, требующая от всех сторон внимания...»

В апреле 1966 года прошел успешный просмотр и сдача художественному совету ВТМЭИ программы, подготовленной артистом В. Цыренжаповым. В выданной характеристике отмечалось: «Артист Цыренжапов В.А. за время пребывания в ВТМЭИ подготовил новый иллюзионный номер, постановщиком которого является артист-иллюзионист Лонго Дмитрий Иванович. Артист Цыренжапов В.А. показал себя трудолюбивым, способным артистом, с большой вы¬думкой в области иллюзионных трюков. Художественным Советом ВТМЭИ номер Цыренжапова В.А. принят.

В. Цыренжапов после окончания ВТМЭИ, 1966 г. Семья Цыренжаповых, 1986 г.

Артистом Цыренжаповым В.А. наготовлено большое количество иллюзионных трюков, которых хватит на целое отделение». Теперь В. Цыренжапов мог превратить фасоль в пиалах в цветы, конфетти в стакане в куриное яйцо, большую вазу с цветами в куклу «Старик Хоттабыч» ростом 1 метр 30 сантиметров. Кроме того, появлялись платки из пустой коробки, полные бочонки воды из пустых цилиндров, дракон за платком, рыбки в пустом аквариуме, в его программе ассистент спал на спинках двух стульев. С этими трюками В. Цыренжапов вернулся в Бурятскую государственную филармонию.