Книги и статьи по иллюзионному жанру

Кастелло, или Прерванный полет

Кастелло, или Прерванный полет
Инквизиция во все века работала
с огоньком...

Религия — яд. Береги ребят!
Лозунг 1930-х годов

Предисловие от редактора сайта

Чем дальше в прошлом остается эпоха социализма, тем понятнее становится причины настороженного отношения Советской власти к исполнителям психологических опытов. Дело в том, что даже самые честные артисты этого своеобразного жанра отнюдь не способствовали распространению материалистических взглядов. Чаще наоборот, они сами того не желая, насаждали метафизическое мировоззрение и откровенное мракобесие.

Неудивительно, что основная масса публики пропускала рациональные объяснения мимо ушей и воспринимала опыты как чудо. Простых людей всегда влекло неведомое и таинственное. Парадоксально другое. Даже критично настроенные зрители, как прогрессивного, так и реакционного толка, хотя и объясняли увиденное по-разному, но приходили к одному и тому же ошибочному выводу — артист действительно обладает сверхъестественными способностями.

Диссидентствующая интеллигенция рассуждала примерно так. Нас не обманешь сказочками про идеомоторные реакции. Все это коммунистическая цензура! Налицо пробуждение дремлющего потенциала человека. Телепатия, телекинез и прочие парапсихологические чудеса — вовсе не фокус, это реальность, которую партийные бонзы и КГБ хотят взять под контроль, чтобы держать народ в узде!

Священники тоже отрицали физиологическую основу опытов, считая ее идеологической ширмой. Они интерпретировали увиденное по-старинке, но как бы на новом витке диалектической спирали. Если в средние века инквизиция инкриминировала связь с дьяволом любым фокусникам, то нынешние церковники сузили диапазон до фокусников-менталистов. Их по-прежнему обвиняют в нарушении божественной монополии на чудо и попрекают бесовской помощью.

Ситуация усугубляется многочисленными случаями, когда морально нечистоплотные исполнители намеренно впадают в мессианство или рядятся в сверхчеловеков. Наглядные тому примеры — фокусы в морге от «поправшего смерть» Юрия Лонго (Головко) и разросшиеся буйным пустоцветом насквозь фальшивые мемуары Вольфа Мессинга.

Мне не раз присылали рассказы участников психологических опытов Куни, Мессинга, Бендиткиса. За редким исключением, авторы склонны идеализировать артистов, делать из них всемогущих ясновидцев и экстрасенсов. Обычно я наотрез отказываюсь публиковать такие произведения, потому что негоже нашему сайту заниматься оболваниванием масс. Раздатчиков лапши и опиума для народа хватает и без того.

Но вот недавно, затеяв поиск по основательно забытому «чтецу мыслей» Ивану Федоровичу Кастелло, я наткнулся на небольшой рассказ Н.С. Крамаренко, публиковавшийся в ноябре 2007 года в газете евангельских христиан-баптистов «Наши дни». Автор, ныне проживающий в Сакраменто (шт. Калифорния, США), вспоминает о представлении Кастелло, которое состоялось в мае 1966 года в Абхазской филармонии. Повествование настолько пропитано махровым обскурантизмом, что наперекор принципам я решился на публикацию.

В конце XIX века иллюзионисты бравировали сатанинским антуражем, как бы подчеркивая дьявольскую хитрость своих трюков. Возможно, они подспудно мстили церкви за средневековые репрессии. Так или иначе, но уже тогда здравомыслящие люди не воспринимали фокусную чертовщину всерьез. Разве что находился какой-нибудь неистовый Сопоцько, жаждущий предать артиста анафеме. Во всяком случае, самих фокусников подобная антиреклама ничуть не смущала, скорее наоборот.

За честь Кастелло, которого баптисты обвинили в «действии бесовским духом», я тоже совершенно спокоен. Его достоинство от данной публикации не пострадает. Автор рассказа неуклюже пытается пропагандировать евангельские идеи путем унижения артиста, но на самом деле лишь изобличает глупость. Свою собственную и своих компаньонов, которые сговорились сорвать представление «словом божьим»..

Возможно, кто-то из православных читателей скажет: «Так то баптисты! Они, мол, неправильные христиане. Они — секта. В единственно правильной Русской православной церкви (РПЦ) такого мракобесия нет и быть не может…»

Не тешьте себя иллюзиями! Еще как может! Вот что пишут на сайте Московской епархии «Можайское благочиние»:

Был такой случай, когда в наш Ногинский драматический театр пригласили иллюзиониста Ивана Кастелло, он не только должен показывать фокусы, но и летать по залу. Три друга пошли полюбопытствовать, какой же силой он обладает, и договорились читать молитвы: один «Да воскреснет Бог», другой «Царю Небесный», а третий «Богородице Дево». Эти молитвы должны читаться непрестанно. Объявили, что великий маг сейчас полетит, но чего бы колдун не предпринимал, ничего не получалось. Представление сорвалось, Кастелло уехал и больше не приезжал.

Как видите, по степени мракобесия православие не только не уступает протестантизму, но даже дает ему фору. В РПЦ по-прежнему считают, что иллюзионисты летают посредством колдовства… Отрадно, конечно, что православные почитывают баптистскую литературу, но стоило ли заимствовать и так гротескно раздувать глупость братьев во Христе? Зачем понадобилось превращать Кастелло в Гастелло? Ради чего отправлять менталиста в полет по залу и тут же сбивать его метким «божьим словом»? Разве правильно укреплять веру враньем? Или это и есть пресловутая «святая ложь»?

Все это было бы смешно, кабы не было так грустно... Беда в том, что «откровения про безуспешную левитацию Кастелло» — не просто фантазии досужего клерикала. Это тезис из конспекта урока ОПК (основы православной культуры). Преподаватель М.Б. Абехтикова уже инфицировала своими ретроградскими нравоучениями детей из подопечной Глуховской школы-интерната № 2 и Воскресной церковной школы села Воскресенское (Ногинский район, Московская область).

Вот такой кашей РПЦ забивает мозги школьникам! А ведь кое-кто до сих пор умиляется при виде попа, окропляющего святой водой космическую или межконтинентальную ракету… Так может, не стоит дожидаться, когда вместо кадила задымят костры неоинквизиции? Не пора ли прозреть и положить конец религиозному разгулу? Для начала хотя бы заявить во всеуслышание:

Прочь РПЦ от воспитания наших детей!

Пусть церковники нарабатывают миссионерский и педагогический опыт на кошках...



Рассказ Н.С. Крамаренко «Именем великого Господа Иисуса Христа»

Опубликовано в еженедельной христианской газете «Наши дни», № 2048–2050 от 3, 10, 17 ноября 2007 года

Именем великого Господа Иисуса Христа

«Семьдесят учеников возвратились с радостью и говорили: Господи! И бесы повинуются нам о имени Твоем. Он же сказал им: Я видел сатану, спадшего с неба, как молния; се, даю вам власть наступать на змей и скорпионов, и на всю силу вражью, и ничто не повредит вам; однако ж тому не радуйтесь, что духи вам повинуются; но радуйтесь тому, что имена ваши написаны на небесах». (Лук. 10:17–20)


Сегодня и завтра, только два дня! 6-го и 7-го мая 1966 года на сцене Государственной Филармонии — массовые психологические опыты при участии и под контролем зрителей. Выступает знаменитый психолог, телепат и гипнотизер, имеющий мировую известность, — Симон Кастелло, дающий популярнейшие сеансы чтения человеческой мысли на расстоянии.

Кастелло разгадывает местонахождение запрятанного вами в любом месте предмета. Для Кастелло нетрудно найти и указать вам человека, похитившего у вас деньги.

Посмотрите на ваши часы: они у вас отстают? Кастелло не глядя точно скажет, сколько именно времени показывают ваши часы. Легко и просто Кастелло называет номер находящегося у вас в кармане лотерейного билета или облигации!

За несколько минут сеанса Кастелло излечивает человека от заикания или косноязычия. Прочитайте мысленно тот или иной текст из книги, журнала, газеты — и Кастелло тут же вслух прочтет вашу мысль, т.е. соответствующий текст или цитату.

Кастелло не глядя может прочесть любые письмена на всех языках и наречиях народов мира и сделать перевод написанного на ваш родной язык... И т.д. и т.п.

Так гласила громадная разукрашенная афиша, вывешенная на главной улице города Сухуми. Вокруг нее толпилась масса людей, рассматривая фотоиллюстрации и по нескольку раз перечитывая содержание афиши.

Восхищению читающих не было предела. И каждый тут же выражал свое страстное желание побыть на этом вечере и увидеть этого выдающегося человека — Кастелло.

По этой улице случайно пришлось проходить и христианину. Он невольно обратил внимание на собравшуюся у афиши толпу. Посмотрел, прочитал, послушал суждение восхищающихся людей. Подумал: «А что, если пойти в театр, взять Библию, задумать определенный текст, и пусть попробует Кастелло прочесть Слово Божие вслух перед всей аудиторией? Заманчиво! Но ведь не прочтет! Ибо Господь не допустит! Написано, что „никто не может назвать Иисуса Господом, как только Духом Святым“ (1 Кор. 12:3). Не прочтет! Таким образом, обнаружится, что Кастелло действует бесовским духом. Опыт, конечно, будет сорван, и тем самым будет показана превосходящая сила Духа Святого, Духа Божия над духом дьявола, которым действует Кастелло. А если Господь и допустит ему успешно проделать этот опыт и прочесть Евангельский текст, то зрители в зале услышат Слово Христа! Значит, хоть так, хоть этак — ущерба не будет! Пожалуй, подходяще! Только вот угодно ли это будет Господу?»

Краткая молитва здесь же, у афиши: «Господи! Если это мероприятие угодно Тебе и будет во славу имени Твоего, то Ты Сам помоги успешно осуществить его, помоги беспрепятственно достать билеты и пройти в театр. А если нет, то Ты не допусти этого через соответствующие препятствия!»

Брат направился к кассе. Купив четыре билета, возвращаясь домой, размышлял, кого пригласить на это дело. Два билета — себе с женой, и еще согласились два брата.

Накануне вся церковь была в посте и молитве, чтобы поддержать братьев в противостоянии силам тьмы.

В субботу, вечером, братья и сестра отправились в театр и заняли свои места в ожидании представления. Перед началом выступления ведущий объявил, что нужно из имеющих высшее образование выбрать в жюри девять человек, и многие устремились к сцене.

Друзья мгновенно принимают решение: брату во что бы то ни стало попасть в жюри, остальным — поддерживать его в молитве из зала.

Через минуту брат уже стоял среди желающих быть в жюри, которых набралось человек двадцать.

Ассистентка говорит:

— В дополнение к тем, которые уже прошли, еще нужен кто-либо из врачей, биологов или педагогов.

— Вот я из тех, кто вам нужен! — сказал брат и, раздвигая толпу претендентов, поспешил на сцену. Момент — и он занял место в числе девяти человек за столом судейского жюри.

Все успокоились. Ассистентка объявляет программу вечера и, под аплодисменты собравшихся, появляется долгожданный Симон Кастелло. Восторг и восхищение гулом прокатываются по рядам зрителей. Некоторые приветствуют Кастелло стоя, с возгласами особого к нему расположения. А братья и сестра мысленно молятся.

Вид Кастелло имел весьма внушительный: крупный, коренастый, резкие черты широкого лица, высокий, с прямолинейными морщинами лоб; из-под черных густых бровей сверкают, пронзительно глядя, большие выпуклые глаза; крупный, с горбинкой нос; кисти рук с широкой ладонью и длинными пальцами периодически резко сжимаются, образуя внушительный кулак.

Плавные, неторопливые шаги, грациозные движения туловища, властные жесты рук и важное запрокидывание головы с развевающимися длинными волосами — все в этом человеке как бы говорило, что здесь, в этой огромной аудитории, он чуть ли не всесильный, всеведущий повелитель; от его пронизывающего взора ничто не утаится и не ускользнет; в его властных руках все тайные и сокровенные мысли и намерения присутствующих; он все узнает, раскроет и все сделает так, как найдет нужным!

Уверенно и самодовольно расхаживая по сцене, Кастелло рассказал, что основывается он в своих опытах на трудах всемирно известных ученых Павлова, Сеченова и многих других, красноречиво пересказал изложенное в афишах и тут же заверил присутствующих в том, что они сейчас сами станут свидетелями всего вышеупомянутого.

Он уходит за кулисы. По предложению ассистентки девушка из зала подает записку с заданием: Кастелло должен отыскать в зале ее подругу и назвать ее имя. Девушка приглашается на сцену. Выходит и Кастелло, берет девушку за руку и просит думать о том, что она написала в записке. Подруга найдена.

Последовали другие номера. Одна девушка спрятала неизвестный предмет, Кастелло находит его. Это была приколка, спрятанная на голове другой девушки.

Поступила «жалоба» молодого человека, что у него похитили (условно, конечно) деньги. Кастелло находит «вора», называет сумму «похищенных» денег.

Много подобных номеров проходит, можно сказать, удовлетворительно, но видно, что с большим трудом для исполнителя, который, возвращаясь на сцену, хотя в зале довольно свежо, подолгу вытирает пот с лица, шеи и как-то недоуменно качает головой. Он то и дело жалуется ассистентке и членам жюри, что сегодня какая-то гнетущая атмосфера, совершенно невыносимо работать. Ассистентка и члены жюри сочувствующе пожимают плечами, но помочь ему ничем не могут. А брат вспомнил: Господь сказал, что «в поте лица твоего будешь есть хлеб». (Быт. 3:19)

Наконец, долгожданный для Кастелло антракт. Ассистентка объявляет, что во время перерыва желающие могут подать свои заявки в жюри для рассмотрения, чтобы включить их в программу второй части вечера. Всего надо отобрать не более десяти заявок.

Поступило более ста заявок. Брат тоже написал заявку:

Прошу, чтобы Кастелло исполнил сей номер: у моего друга в левом кармане пиджака находится маленькая книга. Надо подойти, взять у него эту книгу и прочитать из 16 главы 15–16 тексты.

Тут на сцену поднялся другой брат, переписал заявку начисто, подписал свое имя и вернулся в зал.

Несколько человек в своих заявках просили, чтобы их самих или их взрослых детей Кастелло излечил от заикания или от косноязычия. Они специально для этого и пришли в театр.

Уже лучших заявок у председателя в руках было отобрано более десятка. Их пересматривали еще и еще.

Брат, видя сложившуюся обстановку и учитывая свое преимущество, как члена жюри, настоятельно потребовал, чтобы братская заявка была включена в программу, и, пользуясь замешательством, пока члены жюри судили-рядили, вложил ее в руку председателя; таким образом, она попала в число отобранных.

Перерыв окончен. Все вновь заняли свои места. Объявляется первый номер. Желающим предлагается участвовать в имитированном происшествии: на глазах у зрителей происходит «покушение» на человека. Кастелло в это время находится вне зрительного зала, на улице. В его задачу входит: отыскать пострадавшего, затем грабителя и его оружие, которое он, спасаясь бегством, прячет в потаенном месте. Возвратившись в зал, Кастелло, хотя и с трудом, но находит под стулом в 22-ом ряду запрятанное оружие преступника — зеркальце, лучом которого стрелял «злодей». Находит пострадавшего на 12-ом месте в 15-м ряду, а самого преступника Кастелло находит в конце зала, в последнем ряду, на 24-ом месте. Гром аплодисментов. Кастелло доволен, раскланивается, но впереди задачки посложнее.

«Передать письмо девушке Марине, — предписывалось в следующем задании, — и прочесть его, так как она не знает языка, на котором оно написано». Кастелло, проходя по рядам, внимательно вглядывается в лица молодых девушек. Вот, наконец, он останавливается, и, не мигая, словно гипнотизируя свою жертву, глядит в глаза девушки и просит назвать имя. «Марина», — раздается в тишине зала, и гром оваций сотрясает ликующий зал. Кастелло подает письмо девушке, и она вскрывает его, но прочесть не может: язык ей незнаком. Ну, что же, Кастелло к вашим услугам. Он, почти не глядя на письмо, а лишь только на девушку, громко, с остановками, слово за словом читает написанное. Оказывается, написано на грузинском, а девушка — русская. Кастелло тут же делает перевод на русский. Письмо приятного содержания. Радуется девушка, и больше всех, безусловно, радуется Симон Кастелло... Поклон, поклон...

А вот и долгожданный номер программы.

Ассистентка читает заявку и спрашивает:

— Такой-то, написавший эту заявку, есть?

— Есть! — донеслось из зала.

— Пройдите на сцену.

Брат поднимается. Кастелло вытер платочком лицо, руки, подходит к нему. Берет его за руку, примерно в том месте, где врачи прощупывают пульс, и повелительным тоном говорит:

— Вы что хотите?

— Мое желание изложено в заявке, — говорит брат.

— Я не требую говорить ваше желание вслух, вы мыслите, думайте о том, что хотите, что написали в заявке.

— Хорошо, — соглашается брат.

Кастелло напрягает свое «психологическое» внимание. Несколько резких рывков всем туловищем в разные стороны. Ноги — на месте. Стойка — в положении атакующего боксера, имеющего большой перевес в силе. На мгновение он как бы выжидающе замирает, а затем стремительным броском направляется прямо к брату, сидящему за столом судейского жюри. Несколько быстрых шагов — и он почти у цели! Настолько уверенно и точно, что у многих зрителей руки уже дернулись, чтобы всколыхнуть настороженную тишину громом аплодисментов. Кастелло почти вплотную приблизился к брату, сверля его своим немигающим взглядом.

Брат в это время, также глядя в упор на Кастелло и мысленно молясь, не открывая рта, лишь едва шевеля губами, произнес: «Именем Господа Иисуса Христа повелеваю тебе, Кастелло: отступи назад!»

И вдруг какая-то невидимая сила отбрасывает Кастелло назад.

Он вновь пытается приблизиться к брату, а брат молится и внутренне приказывает ему: «Повторяю: именем Господа и Спасителя Иисуса Христа тебе говорю, Кастелло: прочь от меня! Да запретит тебе Господь! Да разрушит Он дело твое! Да отринет Господь намерение твое, и ты не сможешь, нераскаянный, грешными руками своими взять Книгу Божию и твоими безбожными устами произносить имя Господа и Слово Его!»

И Кастелло, задержавшись еще некоторое время перед братом, пошел вдоль стола жюри в левую сторону.

Дойдя до крайнего сидящего за столом, он повернул обратно. Делая выпады, он резко наклоняется всем туловищем и простертой рукой тянется по очереди к каждому члену жюри. Не тот, не тот...

Вот Кастелло уже простирает руку к соседу, сидящему рядом с братом с левой стороны. Не тот!

Брат даже несколько подался грудью вперед, как бы подставляя карман, в котором находится Евангельское Слово Господа Христа: мол, скорее, Кастелло, спеши, бери и читай всей этой аудитории глаголы вечной жизни!

Нет, не тут-то было. Он как будто натолкнулся на какую-то невидимую стену, которая преградила ему прямой путь и доступ к человеку с Книгой в кармане. И он, как бы огибая стену, вместо того, чтобы наклониться к брату и взять Книгу, свернул! Свернул к середине сцены и раздраженно закричал на брата, за руку которого держался:

— Вы почему мешаете мне работать? Лучше думайте!

И вновь направился к сидящим за судейским столом, но уже не к брату, который, фактически, был на очереди у него, а к сидящему справа от него. И так до конца стола. Вновь все безуспешно.

Кастелло взвинчен. Напряженность нарастает, а успеха нет.

— Вы понимаете, что вы срываете мне работу? — кричит он на брата-поводыря, вновь и вновь вытирая пот с лица. Номер срывается! Кастелло, уже в гневе, рванул руку брата и крикнул:

— Ведите, говорю вам!

Направился было в сторону зала, но тут же резко повернул, чувствуя, что там нечего делать: цель здесь, на сцене. Да, цель здесь! Но здесь же и щит, поставленный перед ней по молитве во имя Господа Иисуса Христа!

Кастелло вновь устремляется к столу жюри, и опять же прямо на брата. Вновь окрылен он надеждой: сейчас наступит торжественная развязка. Ведь это же выступает знаменитый психолог-гипнотизер Симон Кастелло! Он не знает, что такое поражение. На его счету только победы, много побед! Если и произошла некоторая задержка, так это только лишний раз убедит зрителей, что победа достается нелегко. А поэтому и тем значительней ее триумфальный финал, как и вчера, и третьего дня, и многие годы.

— Яснее думайте! — говорит Кастелло на ходу, держа брата за руку. А навстречу ему вновь: «Именем ГОСПОДА ХРИСТА... Именем СЫНА БОЖИЯ ХРИСТА ИИСУСА... Да запретит тебе ГОСПОДЬ! Да наведет Он на тебя страх, панику и замешательство. Ты, вместо победы, будешь искать выхода из тех сетей, куда тебя завел дух, которому ты служишь...»

Дошел он до брата и... ни взад, ни вперед! Вновь он припадает ко всем членам жюри — бесполезно! Сцена для Кастелло превращается в клеть, охваченную огнем. Он словно горит в нем, но выбраться не может. Бросается из стороны в сторону, неоднократно кричит:

— Что вы не даете мне работать?! Что вы срываете мне работу?!

Кто же вам мешает, дорогой Кастелло? Наоборот, все терпеливо сочувствуют вам, ждут и желают вам только успеха. Даже брат, за руку которого вы держитесь, и тот желает вам скорейшей удачи — взять Евангелие Христа и прочесть Его огненные, животворящие слова всей аудитории.

Кастелло уже приближался и прикасался ко всем восьми членам жюри, и не раз. А вот сидит девятый, берите же его, берите же Книгу у него! Провозгласите заданный текст и получайте свои трудовые аплодисменты!

Но аплодисментов нет. К тому же среди многочисленной публики начали раздаваться выкрики некоторых сотрудников, работавших вместе с братом на обувном комбинате: «Молодец, Леня!» Другие же громко говорили: «Какой крепкий парень попался! Он ничего с ним сделать не может!» Публика недоумевает. Кастелло в бессилии отступает. Брат, находящийся на сцене, один из членов жюри, обратившись прямо к Кастелло, спросил его:

— Почему вы не смогли выполнить условия номера? Кастелло молчит. Тогда брат громко, чтобы слышали все, произнес:

— Вы действуете силой Веельзевула, князя бесовского. Кастелло передернуло. Лицо его недоумевающее скривилось. Он несколько подался вперед к брату, напрягаясь как бы рассмотреть что-то невидимое.

— Вы так думаете? — переспросил он несмело.

— Об этом факты говорят, и Вам следует обратить на них самое серьезное внимание. Факты эти — та самая обстановка, в которой сегодня пришлось Вам работать; как Вы выразились, невыносимая атмосфера, особенно сорванный номер. Вы, повторяю, действуете силой духа, но духа, сравнительно слабого. А те, которые сегодня выступили против Вас, действуют именем всемогущего Господа Иисуса Христа. Это — евангельские христиане-баптисты. Да, да! Они специально сегодня пришли и сорвали Вам выступление, вернее, не они, а Дух Господа Иисуса Христа, действующий в них.

При упоминании имени Господа Кастелло покоробило и он, как-то затравленно озираясь по сторонам, не находил, что сказать, желая, видимо, поскорее выбраться отсюда. Множество глаз было устремлено на него со всех сторон, и видно было, что это удручающе и разрушающе действовало на него.

К нему подошел какой-то мужчина и сказал:

— Кастелло, вам надо уходить, спешите, вас ждут.

— О, да! — облегченно вздохнул Кастелло, глядя с благодарностью на «избавителя». А брат продолжал, вплотную подойдя к Кастелло:

— До сего вечера Господь не препятствовал Вам, и у Вас все проходило успешно. Вы обольщены духом, который дает Вам возможность пользоваться его силой. Но Дух всемогущего Бога сильнее всех сильных, и Вы сегодня сами убедились в этом. Вам непременно надо покаяться, отвергнуть духа-обольстителя, избавиться от него и верою в Господа и Спасителя Иисуса Христа получить прощение грехов, иначе Вы погибнете.

Мужчина, подошедший к Кастелло, видя его беспомощность и понимая, что, если Кастелло немедленно не уйдет, он явно покажет свое полнейшее поражение, схватил его за руку:

— Вам надо срочно идти, Кастелло, вас ждут, — вновь закричал он и, держа его за руку, как малое дитя, быстро повлек за собой со сцены за кулисы.

Как только опустился занавес, друзья, находящиеся в зале, громко заговорили о победе, которая была обеспечена Духом Господа Иисуса Христа. Зрители из соседних рядов начали переспрашивать их о причине поражения Кастелло.

— Мы — верующие в Господа Иисуса Христа, — говорили братья. — Мы пришли сюда специально показать превосходящую силу Святого Духа над духом, которого имеет Кастелло. Вы сами — живые свидетели этому: все номера сегодня у Кастелло хоть и с большими трудностями, но все же удались. А номер, в котором непосредственно участвовали братья, сорван. Вы видели, что он уже почти подошел к нашему брату, сидевшему за столом жюри, осталось только взять у него Книгу и прочесть текст. Но вот все разрушилось.

— Это баптисты, — быстро понеслось по рядам из уст в уста. — Это баптисты сорвали номер Кастелло.

— А в чем же именно слабость Кастелло? — спрашивали многие, плотным кольцом обступив братьев и сестру.

— В том именно, — еще более возвысив голос, свидетельствовали друзья, — что Кастелло имеет дело с духом, который ему открывает те или иные тайны и на этой основе он ставит свои опыты. Но достаточно противостать ему твердой верой во имя Господа Иисуса Христа, как он становится совершенно бессильным, как и все прочие люди. Потому что сила — у Бога. Обладание духовной силой достигается посредством веры. Но что пользы для Кастелло иметь духа-обольстителя, который ведет его к вечной погибели? Это только для временного пользования здесь, на земле, да и то, как видите, не всегда удачно. А верующие в Господа Иисуса Христа имеют залог Святого Духа, Который ведет их в жизнь вечную, в Небесное Царство Господа Иисуса Христа.

Любопытные жаждали узнать, что именно должен был прочесть Кастелло из Книги по заявке.

— По заявке, — ответили друзья, — требовалось прочесть из Евангелия от Марка, глава 16, стих 15-й и 16-й, слова Господа Иисуса Христа: «И сказал им: идите по всему миру и проповедуйте Евангелие всей твари. Кто будет веровать и креститься, спасен будет; а кто не будет веровать, осужден будет».

— Интересно! Правильно! Замечательно! — слышалось из толпы. — Ну, конечно, разве Кастелло прочел бы эти слова, ведь сегодня запрещено проповедовать! Только баптисты не боятся говорить о своем Боге. Смотрите, они даже в театр не побоялись прийти, чтобы здесь говорить о Нем! Смелые же они люди! Надо сходить к ним на собрание, послушать: может, то, о чем они говорят, правда?..

Долго бы еще обсуждали зрители театра все происшедшее в этот вечер, но братья, считая, что они уже выполнили свою миссию, поспешили к выходу. Они знали, что местные власти обязательно накажут их за открытое исповедание веры. Но, не страшась угроз, братья выполняли повеление Христа — идти и проповедовать Евангелие. И Господь дивно защитил их от всех напастей, хотя слух об этом разошелся по всему городу.


* * *

Прошло уже более сорока лет после этого события, а память о нем не исчезла. Два участника этого «эксперимента» еще живы, и живут они в нашем городе Сакраменто. Это уважаемые братья-старцы Леонид Абрамович Файер и Николай Михайлович Ковалев. Третий участник, Заров Виктор Константинович, уже в Небесных обителях. О сестре, жене брата Зарова, мне ничего не известно.

H.С. Крамаренко


Послесловие от редактора сайта

Если вы осилили рассказ, давайте оценим степень его достоверности.

1. Дата и место представления сомнений не вызывают. 6 и 7 мая 1966 года выпали на пятницу и субботу. Нет ничего странного в том, что менталисту позволили развлекать сухумскую публику в преддверии празднования Дня Победы. Указанные в рассказе даты с одинаковым успехом могли сохраниться в записях автора или были «взяты с потолка». Во всяком случае сведения нетрудно проверить по местной прессе. В ходе очередного визита в химкинский филиал РГБ я этим займусь.

2. Имя артиста изменено с Ивана на Симона. На мой взгляд, тут тоже все логично. Кастелло воздерживался от указания на афишах своего русского имени, ограничиваясь лишь звучной испанской фамилией. Причина очевидна — извечная тяга отечественного зрителя к иноземным гастролерам. Не исключено, что Крамаренко, ныне гражданин Соединенных Штатов, просто не знал настоящего имени исполнителя и придумал привычный для американского уха аналог. К тому же такой шаг позволял автору уберечься от потенциальных претензий со стороны родственников артиста.

3. Документальными свидетельствами о репертуаре Ивана Кастелло я не располагаю, но описанные в рассказе номера выглядят правдоподобно. Именно такие трюки были в ходу у эстрадных чтецов мысли (прежнее их название «мантевисты»). По сути, на сегодняшний день о представлениях Кастелло мы можем судить только по воспоминаниям H.С. Крамаренко. Спасибо ему за это.

4. Теперь о главной (с точки зрения автора) изюминке рассказа, об «антибесовском эксперименте». Конечно, одобрительный гул публики в адрес «смельчаков-баптистов», посмевших бросить вызов «колдуну-артисту», выглядит фальшиво и смехотворно. Однако, что касается неудачи одного из номеров Кастелло, такой исход вполне естественен. Во-первых, процент неудач при демонстрации психологических опытов традиционно высок. Иногда настолько, что представление оказывается на грани провала. Благо, у менталистов всегда имеется дежурное оправдание — «сегодня какая-то гнетущая атмосфера, совершенно невыносимо работать». Во-вторых, активное психологическое сопротивление индуктора точно так же формирует микродвижения, как и мысленное содействие исполнителю. Баптисты действительно могли запросто сорвать опыт Кастелло, однако обосновывать неудачу божественным вмешательством наивно и глупо. С тем же успехом «чтению мыслей» могли противостоять сатанисты или даже адепты Церкви летающего макаронного монстра.

Таким образом, если отбросить предвзятость автора и общую религиозно-пропагандистскую направленность рассказа, в фактологическом плане изложенное очень похоже на правду и, вероятно, вполне адекватно отражает внешнюю сторону событий почти полувековой давности. Именно по этой причине я и опубликовал рассказ баптиста Крамаренко на нашем сайте.