Книги и статьи по иллюзионному жанру

Обрезков Ю.А. «Юрий Обрезков о „новых“ фокусах резко»

Юрий Обрезков о «новых» фокусах резко

Маг древности постепенно превратился в иллюзиониста наших дней. А иллюзионист наших дней постепенно превращается в плохого артиста для детей. Я буду очень рад, если ошибаюсь. Но вначале ознакомьтесь с моими соображениями по этому поводу.

Профессия артиста довольно таки популярна и привлекательна. Посмотрите хотя бы на конкурсы в артистические учебные заведения. Но каждый понимает, что артистом стать нелегко, надо иметь способности, талант, голос, слух, много репетировать и так далее. Но что надо, чтобы стать артистом-волшебником? Умный скажет — то же самое, что и артистом вообще, а глупый может подумать — надо иметь волшебную палочку, сапоги-скороходы, шапку-невидимку, ковер-самолет, скатерть-самобранку и знать секрет, как ими пользоваться. Никому не придет идея — сегодня я куплю скрипку, а завтра начну давать скрипичные концерты. Но почему-то многие думают — сегодня я куплю иллюзионный реквизит, а завтра начну его показывать публике. Ужасная мысль, не так ли? Правда, хороший иллюзионист может подумать: «Что тут ужасного? Мало ли каких только идиотов не бывает на свете, пусть себе покупают и развлекаются на здоровье. Я-то хороший. Я-то знаю, как надо развлекать публику». На первый взгляд логично, не так ли? А на второй?

Представьте себе, что клиент пригласил на свой юбилей певца и этот певец оказался плохой. Клиент думает примерно так: «Не повезло, плохой певец, в следующий раз я постараюсь найти певца получше». Нормальная мысль. Примерно так же думает клиент, когда видит плохого танцора, акробата, юмориста и тому подобное. Но, к сожалению, когда клиент видит плохого фокусника, он думает иначе, а именно: «Моя ошибка! Почему я не подумал об этом заранее? Конечно же, фокусы — это искусство для маленьких детей. Мои дети уже выросли, следовательно, я никогда больше не буду приглашать фокусника».

В Германии около 4 тыс. фокусников, периодически выступающих перед публикой. Этих фокусников отличает от зрителей только то, что они купили ящик с двойным дном и научились заводить пружинку, открывающую это двойное дно. Я знаю 10 прекрасных иллюзионистов в Германии. Предположим, хотя сам я в это не очень-то верю, что имеется еще 30 хороших иллюзионистов. Всего 40 хороших против 4000 плохих, а это значит, что в 99% случаев публика видит плохого фокусника. Неудивительно, что престиж фокусника в Германии упал для публики практически до нуля. Теперь понятно, почему рекламируемую торговцами реквизита идею «Купил, распаковал, показал публике» — я назвал ужасной мыслью. Но следующая мысль будет еще ужаснее. Вернемся к нашему клиенту, решившему не приглашать больше фокусников, так как его дети уже выросли. Этот клиент вдруг увидел афишу, рекламирующую чемпиона мира по фокусам и подумал при этом: «Наверное, я ошибся, интересные фокусники для взрослых все-таки есть. Пойду-ка я посмотрю». И что же он увидел? Он увидел номер, целью которого было поразить «специалистов-знатоков» чем-то новым, и который абсолютно не учитывал вкуса нормальной публики. Естественно, такой номер ему не понравился и он подумал: «Ну, если это чемпион мира, то всех остальных мне и подавно не стоит смотреть».

Раньше я думал, что чем лучше будет мой номер, тем больше шансов я буду иметь в конкурентной борьбе, теперь же осознал другую мысль, а именно — чем больше будет хороших иллюзионистов, тем больше шансов мы вместе будем иметь в конкурентной борьбе.

Что же отличает хорошего иллюзиониста от плохого?

Не такой уж и простой вопрос. Здесь хотелось бы услышать мнение других иллюзионистов. Но сначала, пожалуйста, выслушайте мои мысли по этому поводу.

Чтобы найти правильный ответ, нужно вначале поставить правильный вопрос. Каждое искусство служит для развлечения.

Поэтому первый вопрос: «Кого я развлекаю?»

  1. Можно развлекать самого себя;
  2. Можно развлекать публику.

— Я выбрал развлечение публики.

Второй вопрос. «Развлекать публику чем? Танцами, музыкой, пением, театром, спортом, шутками, едой, выпивкой?»

— Я выбрал развлечение публики иллюзиями.

Третий вопрос. «В чем сущность иллюзионного искусства?»

— Сущность любого искусства в имитации.

Что же имитирует наше искусство? Для меня оно имитирует чудеса. И эти иллюзии чуда мы называем фокусами. Чем ближе фокус приближается к чуду, тем он лучше. Чудо нельзя объяснить, фокус можно. Следовательно, чем необъяснимее фокус, тем лучше он имитирует чудо. Здесь речь идет не о правильном или неправильном объяснении (фокус — не головоломка), а об объяснении фокуса вообще.

Четвертый вопрос. «Как публика может объяснить фокус?»

  1. В рукав;
  2. Специальная аппаратура;
  3. Ловкость рук;
  4. Гипноз.

Если публика объясняет наши фокусы гипнозом, то это означает, что мы очень хорошо сымитировали чудо. Рукава тоже не представляют большой проблемы, если только вы не инвестировали слишком много труда в так называемую «рукавную технику». Но как можно фокусничать без специальной аппаратуры или без ловкости рук? Очень просто. Надо научиться манипулировать не пальцами и не реквизитом, а мыслями зрителей!

Каждое искусство обладает определенными секретами. Иллюзионное искусство в особенности. При этом подсознательно мы думаем примерно так: «Мои фокусы не так хороши, как фокусы другого артиста, секреты которого я должен непременно узнать. Хорошие фокусы — те, секреты которых я не знаю». И, как следствие такого образа мыслей, наша деятельность превращается в охоту за «новыми» секретами, в бесконечную охоту. Современная техника позволяет нам очень быстро узнать много фокусов, при этом возникает опасность того, что старые фокусы нас больше не интересуют, только потому, что мы их уже знаем. Мы развлекаем самих себя и ищем «новые» фокусы, пока не осознаем, что «новые» фокусы встречаются очень редко. Но все-таки хочется чего-то новенького и очень скоро мы обнаруживаем, что подача является неисчерпаемым источником «нового». А «новая» подача придумывается легче всего с помощью привлечения других искусств.

Да, «новое» создать таким образом относительно легко, но хорошо ли это «новое»? Непростой вопрос. Чтобы на него ответить, зададим себе еще один вопрос. Что мы считаем хорошим искусством? Хорошее искусство не оставляет нас равнодушными, оно затрагивает наши эмоции: «И чувства добрые я лирой пробуждал…». А раз это так, то вопрос о «новом» в искусстве абсолютно бессмыслен. «Новых» эмоций у нас нет, гораздо более важен вопрос — затрагивает ли мое искусство эмоции публики или нет? Представьте себе, что вы умеете делать настоящие чудеса. Как вы думаете, будет ли публика воспринимать эти чудеса как нечто новое или как нечто старое? Скорее всего, как новое. Если это так, то чем лучше наш фокус имитирует чудо, тем новее он выглядит. Допустим, это вас все-таки не убеждает, и вы непременно хотите создать, что-то новое с помощью привлечения другого искусства, например театра. Но как это сделать? Проще всего так: создается какой-то образ (уборщица, охотник, рыбак, бармен…), придумывается подходящая история и подбираются фокусы с реквизитом, соответствующим этому образу. Итак, получается комбинация из двух частей — театральная часть и фокусная часть. Театральная часть в большинстве случаев получается примитивной, по сравнению с лучшими образцами театрального искусства. Фокусная часть, тоже не ахти какая, потому что фокусы, как правило, втиснуты в несвойственные им рамки. Парадоксально, но с комбинацией плохой театр плюс плохие фокусы вы можете иметь успех. Где? На конкурсе фокусников. Почему? Потому что в зрительном зале сидят фокусники, которые и так знают все фокусы, а комбинация «плохой театр плюс плохие фокусы» создала что-то новое, так необходимое для развлечения специалистов-знатоков. Конечно, бывают исключения, но они не делают погоды.

Иллюзионное искусство — это ведь искусство удивлять. А с удивления начинается знание. Знание — первый шаг к умению, поэтому знание — сила. Но оно может легко превратиться в слабость. Как? Хотя без первого шага не обойтись, но чтобы дойти к умению нужно сделать много шагов, а это не так просто. Гораздо проще сделать «новый» первый шаг, но если мы все время делаем первый шаг, неважно новый или старый, то мы никогда не дойдем к умению. Правда, таким образом мы становимся знатоками — коллекционерами реквизита, новых ловких приемов, новых идей. В этом нет ничего плохого, наоборот, этим можно прекрасно развлекать самого себя и даже публику, показывая ей свою замечательную коллекцию.

Знатоки коллекционируют шедевры, умельцы создают их.

С уважением, Юрий Обрезков

8.01.2011

Слушать статью в исполнении автора