Книги и статьи по иллюзионному жанру

Кавеев Эн. «Студент-факир»

Кавеев Эн. «Студент-факир»

От редактора сайта. Рассказ Н. Кавеева (Эн Кавеева) «Студент-факир» найден в еженедельнике «Синий журнал» от 25 мая 1911 года. Рассказ небольшой и в литературном плане не выдающийся, однако для фокусников он весьма примечателен. В основу сюжета положено любительское иллюзионное представление начала прошлого века. Автор детально описал два номера, которые некий студент А. Богословский продемонстрировал сокурсникам. Современному читателю, особенно фокуснику, не составит труда разгадать незатейливые секреты старинных «факирских» трюков. Обратите также внимание на ошибки, допущенные студентом в ходе выступления.

Очень контрастно отображен диапазон восприятия автором чудес: от благоговения перед таинственным и необъяснимым (новая, неведомая сила, открытая избранным самой природой) до презрения к фокусам (нехорошее одурачивание непосвященных зрителей). При таком зрительском подходе разве устоит «честный фокусник» перед искушением переметнуться в лагерь шарлатанов?.. Увы, сегодняшнее засилье экстрасенсов, гадалок, прорицателей, ясновидящих и прочих «феноменов» наглядно показывает, что за минувшее столетие мало что изменилось.


Опубликовано в еженедельнике «Синий журнал», № 22, 25.05.1911, стр. 6


Студент-факир

Сегодня был вполне основательный повод, для того, чтобы я перестал уважать самого себя.

Допустим, вы твердо убеждены в истинности каких-нибудь положений, вроде:

Игрушки — детская забава,
А всякий честный гражданин
Всегда сказать имеет право:
— Одиножды один — один!..

А вам, вдруг, с непреложной ясностью докажут, что все это чушь и два помноженное на два — составляет: пятнадцать...

Нечто вроде этого сделал сегодня, в интимном кружке студентов-политехников, один из них — А. Богословский.

Этот скромный, необычайно застенчивый юноша, белокурый и краснощекий, несколько лет тому назад попал каким-то образом из Казанской губернии в Калькутту. Насмотрелся на факиров, проделывающих самые невероятные вещи, и приехал в Россию кудесником... Откуда у него появился этот дар, — ему самому неизвестно. Во всяком случае, он утверждает, что ни с одним из индийских факиров не разговаривал и в тайну их необыкновенных манипуляций посвящен не был. По его словам, он просто „догадался“...

И теперь, в качестве факира-дилетанта, он проделывает удивительные вещи единственно для того, чтобы „товарищам весело было“.

Когда мы все расселись по местам — он вошел в комнату неуклюжей походкой, растерянно улыбаясь и сел в углу. Все с любопытством смотрели на этого увальня с широкой, русской физиономией и наивно смеющимися глазами, с видом которых совершенно не вязалась мысль о факиризме.

Потом этот добродушный парень снял тужурку, уселся на пол, вытянул ноги в громадных смазных сапогах, поставил между ними пять пустых стаканов, бросил в один из них отмеченную папиросу и накрыл все это широким красным одеялом...

— Вы, господа... тово... не разговаривайте... А я сейчас папиросу, эту самую... через одеяло пропущу...

Положил наверх фуражку и сунул руки под одеяло.

— Я сегодня... устал, больно... экзамены...

Стал тихо шевелить руками под одеялом и виновато смотрел на присутствующих... Но спустя некоторое время лицо его приняло какое-то утомленное выражение, глаза, как бы от усилия, полузакрылись. Еще движение руками и мы все услышали характерный звук, как будто прокалывали материю тупым гвоздем...

Студент мотнул головой и один из стоящих возле него поднял фуражку. Под фуражкой лежала помятая папироса...

Потом за нею последовали стаканы. Все пять стаканов... Когда они „пролезали“ через стеганое одеяло, каждый раз слышно было скрипение стекла о материю...

И каждый раз застенчивый факир смотрел на удивленных зрителей и говорил:

— Может быть, не интересно... так я... тово... брошу...

Студент-факир, производящий опыт со стаканами...

Когда все стаканы переселились наверх, студент встал, а все присутствующее бросились к одеялу и стали щупать его: нет ли дырки?.. Дырок не оказалось...

Вслед за опытом со стаканами был показан опыт прохождения через запертые на ключ двери... В двух смежных комнатах поместились свидетели. Одна из комнат была освещена, в другой был мрак. Студент встал против дверей в темной комнате и через некоторое время из освещенной послышался возглас удивления. Студент был уже там...

Все обступили этого необыкновенного юношу и засыпали вопросами.

— Как это, вы делаете?.. Как вы научились?.. Чем это можно объяснить?..

А он стоит, облокотившись на подоконник, и нехотя отвечает...

Да это ж ерунда!.. Чего вы, право... Немножко внушения... своеобразного... а потом еще кое-что...

Нет, вы только скажите мне прямо: это не фокус?..

— Нет...

Потом он стал рассказывать, как ему первый раз удалось показать товарищам в зеркале изображение отсутствующего лица.

— Было это в Казани... Вчера, например, Сережка, на глазах очевидцев, уехал в Москву, а сегодня я получил от него письмо с какой-то станции... Приходят товарищи... Я и стал их развеселять... Закрыл большое зеркало платком.... Поставил перед ним Володьку и говорю: смотри!.. Он смотрит. Я потом отдернул платок, а он как крикнет... И... тово... убежал... Вместо себя — Сережку в зеркале увидал!..

Гипнотизм, внушение, шарлатанство, существование какой-нибудь новой, неведомой силы, открытой избранным самой природой? Чего я был сейчас свидетелем? Не знаю...

* * *

За то, что это не был ловкий фокус, нехорошее одурачивание непосвященных зрителей, говорит поведение и добродушный вид этого дилетантствующего факира с Волги, его непрофессиональность...

— Немножко внушения и... еще кое-что...

Черт его знает, это „кое-что!“...

Эн Кавеев

Копия оригинальной публикации
«Синий журнал», № 22, 25 мая 1911, стр. 6