Новости и анонсы

90 лет со дня рождения В.В. Лягова

13 мая 2014 г. 20:40 | Автор: fedrv | Просмотров: 3424 | Комментариев: 5
90 лет со дня рождения В.В. Лягова

14 мая 2014 года
исполняется 90 лет со дня рождения

Анатолий Карташкин о Владимире Лягове

Когда я вспоминаю Владимира Васильевича Лягова, меня неизменно охватывает чувство глубокого уважения к этому человеку.

Хотя он выступал в жанре (по его собственной формулировке) «иллюзионной буфф-клоунады», но по сути дела, он тяготел именно к иллюзионизму. Его выступление очень напоминало номер французского фокусника Пилу (Pilou), ставшего несколько лет назад победителем ФИСМовского конкурса — Владимир Васильевич энергично появлялся в зале, а затем бегом направлялся к сцене, на которой визуальным языком иллюзионного жанра рассказывал забавную зрелищную историю веселого и подвижного бродяги-танцора.

Да, в его номере, который смотрелся на одном дыхании, было немало элементов как клоунады (от костюма, где странная шляпа соседствовала с короткими штанишками, а ноги были одеты в чулки с горизонтальными полосками, до залихватской манеры поведения, что очень нравилось публике), так и профессиональных танцевальных движений и прыжков (в молодости Владимир Васильевич окончил балетную школу и некоторое время даже состоял в балетной группе Большого театра), но все-таки главным были, конечно, фокусы.

Нельзя сказать, что все трюки были абсолютно новыми, нет, это был типовой «джентльменский набор» фокусов того времени (1960-е, 1970-е годы), зато активная игровая манера подачи всех этих «мгновенно-вырастающих тростей», «вертикально-стоящих веревок» и т.п. резко выделяла исполнение Владимира Васильевича на фоне чопорных и замедленных демонстраций его коллег.

В начале 1990-х годов я послал фотографию Владимира Васильевича своему американскому другу Джону Бутсу (несколько лет назад покинувшему наш мир в возрасте 97 лет), и опытнейший Джон Бутс немедленно отреагировал: «Это, вероятно, ваш (российский — А.К.) лучший менталист?» — а мы в те годы имели еще весьма смутное представление о ментализме. Но сейчас я думаю, что если бы Владимир Васильевич был сегодня жив и продолжал бы артистическую карьеру (он покинул сцену в возрасте 60-ти лет), то Джон Бутс был бы прав.

Но это — только одна ипостась личности Владимира Васильевича.

Другое лицо связано с его, так сказать, иллюзионно-общественной деятельностью.

Он был первым и, пожалуй, единственным представителем фокусников старшего (для начала 1980-х годов) поколения, кто безоговорочно принял возникающую организацию совершенно нового типа (Московский клуб фокусников) и всячески ее поддерживал — в отличие от практически всех своих коллег.

Являясь ответственным секретарем тогдашнего МКФ, он не пропустил ни одного ежемесячного собрания членов клуба, и его мнения служили для нас прекрасными ориентирами в сложном и многогранном мире оригинального жанра.

Известна была и его принципиальность. На одном из Всесоюзных иллюзионных фестивалей он, входя в состав конкурсного жюри, высказался по поводу одного известного в те годы номера — «Да, это неплохое выступление, но никакого отношения к микромагии оно не имеет». И это выступление мы, члены тогдашнего жюри, аннулировали.

А когда в конце 1985-го года президент МКФ перевел клуб фокусников из ЦДРИ во Дворец культуры им. М.Горького, именно Владимир Васильевич возглавил кампанию за возвращение клуба в ЦДРИ, где иллюзионная организация пребывает до сих пор.

Таково его второе лицо — «служить делу, а не лицам».

И третье лицо — чисто человеческие качества.

Считается, что человеческая природа подчиняется принципу компенсаторности — если человек в чем-то успешен, то при реализации других своих стремлений он проваливается. Может быть, это и справедливо, только к Владимиру Васильевичу данный принцип не имеет отношения. Он, Владимир Васильевич, всегда был весел и доброжелателен — вплоть до последних дней, когда он с трудом ходил даже с палочкой — никто никогда не слышал от него жалоб, стенаний, даже обычной (в общем-то понятной) раздражительности. Все, кто с ним общались, отмечали его неистребимое жизнелюбие и смеялись, выслушивая вспоминаемые им анекдотические случаи из жизни мастеров сцены и эстрады.

Да, очень жаль, когда такие люди уходят.

И становится противно за тех 60-ти и 70-летних, которые, проработав бок о бок с Владимиром Васильевичем Ляговым в течение целого ряда лет, до сих пор не соизволили написать хотя бы несколько памятных слов об этом незаурядном человеке.

Комментарии

Jonas Z.
# Jonas Z.
14 мая 2014 г. 8:21
Pomniu etovo Cielovieka. Ostalisj priekrasnyje vospominanja.
Анатолий Карташкин
# Анатолий Карташкин
14 мая 2014 г. 14:19
Когда я вспоминаю Владимира Васильевича Лягова, меня неизменно охватывает чувство глубокого уважения к этому человеку.
Хотя он выступал в жанре (по его собственной формулировке) «иллюзионной буфф-клоунады», но по сути дела, он тяготел именно к иллюзионизму. Его выступление очень напоминало номер французского фокусника Пилу (Pilou), ставшего несколько лет назад победителем ФИСМовского конкурса — Владимир Васильевич энергично появлялся в зале, а затем бегом направлялся к сцене, на которой визуальным языком иллюзионного жанра рассказывал забавную зрелищную историю веселого и подвижного бродяги-танцора.
Да, в его номере, который смотрелся на одном дыхании, было немало элементов как клоунады (от костюма, где странная шляпа соседствовала с короткими штанишками, а ноги были одеты в чулки с горизонтальными полосками, до залихватской манеры поведения, что очень нравилось публике), так и профессиональных танцевальных движений и прыжков (в молодости Владимир Васильевич окончил балетную школу и некоторое время даже состоял в балетной группе Большого театра), но все-таки главным были, конечно, фокусы.
Нельзя сказать, что все трюки были абсолютно новыми, нет, это был типовой «джентльменский набор» фокусов того времени (1960-е, 1970-е годы), зато активная игровая манера подачи всех этих «мгновенно-вырастающих тростей», «вертикально-стоящих веревок» и т.п. резко выделяла исполнение Владимира Васильевича на фоне чопорных и замедленных демонстраций его коллег.
В начале 1990-х годов я послал фотографию Владимира Васильевича своему американскому другу Джону Бутсу (несколько лет назад покинувшему наш мир в возрасте 97 лет), и опытнейший Джон Бутс немедленно отреагировал: «Это, вероятно, ваш (российский — А.К.) лучший менталист?» — а мы в те годы имели еще весьма смутное представление о ментализме. Но сейчас я думаю, что если бы Владимир Васильевич был сегодня жив и продолжал бы артистическую карьеру (он покинул сцену в возрасте 60-ти лет), то Джон Бутс был бы прав.
Но это — только одна ипостась личности Владимира Васильевича.
Другое лицо связано с его, так сказать, иллюзионно-общественной деятельностью.
Он был первым и, пожалуй, единственным представителем фокусников старшего (для начала 1980-х годов) поколения, кто безоговорочно принял возникающую организацию совершенно нового типа (Московский клуб фокусников) и всячески ее поддерживал — в отличие от практически всех своих коллег.
Являясь ответственным секретарем тогдашнего МКФ, он не пропустил ни одного ежемесячного собрания членов клуба, и его мнения служили для нас прекрасными ориентирами в сложном и многогранном мире оригинального жанра.
Известна была и его принципиальность. На одном их Всесоюзных иллюзионных фестивалей он, входя в состав конкурсного жюри, высказался по поводу одного известного в те годы номера — «Да, это неплохое выступление, но никакого отношения к микромагии оно не имеет». И это выступление мы, члены тогдашнего жюри, аннулировали.
А когда в конце 1985-го года президент МКФ перевел клуб фокусников из ЦДРИ во Дворец культуры им. М.Горького, именно Владимир Васильевич возглавил кампанию за возвращение клуба в ЦДРИ, где иллюзионная организация пребывает до сих пор.
Таково его второе лицо — «служить делу, а не лицам».
И третье лицо — чисто человеческие качества.
Считается, что человеческая природа подчиняется принципу компенсаторности — если человек в чем-то успешен, то при реализации других своих стремлений он проваливается. Может быть, это и справедливо, только к Владимиру Васильевичу данный принцип не имеет отношения. Он, Владимир Васильевич, всегда был весел и доброжелателен — вплоть до последних дней, когда он с трудом ходил даже с палочкой — никто никогда не слышал от него жалоб, стенаний, даже обычной (в общем-то понятной) раздражительности. Все, кто с ним общались, отмечали его неистребимое жизнелюбие и смеялись, выслушивая вспоминаемые им анекдотические случаи из жизни мастеров сцены и эстрады.
Да, очень жаль, когда такие люди уходят.
И становится противно за тех 60-ти и 70-летних, которые, проработав бок о бок с Владимиром Васильевичем Ляговым в течение целого ряда лет, до сих пор не соизволили написать хотя бы несколько памятных слов об этом незаурядном человеке.
fedrv
# fedrv
14 мая 2014 г. 16:35
Спасибо, Анатолий Сергеевич, за добрую память и добрые слова!
Анатолий Карташкин
# Анатолий Карташкин
14 мая 2014 г. 16:56
Понимаете, Андрей Николаевич, кто-то же должен был рассказать об этом талантливом и прекраснодушном человеке. Он был в составе президиума МКФ около 20-ти лет, считая со дня основания МКФ, но ныне живущие аксакалы, функционировавшие в те времена — молчат.
Анатолий Печорин
# Анатолий Печорин
18 мая 2014 г. 7:06
Спасибо большое этому человеку! Действительно, он был единственным (из стариков), кто поддержал нас, когда мы еще только задумывали с Володей Рудневым клуб фокусников. Собирались у Володи дома, можно сказать тайно, но верили в успех, и немалую долю уверенности идти дальше внес В. Лягов. До сих пор храню его трости. В то время фирменной металлической тростью мало кто мог блеснуть. Всегда вспоминаю с уважением этого замечательного человека, отдавшего всю свою жизнь нашему жанру.

Ваш комментарий

Задать аватар для своего комментария можно здесь

Имя (обязательно)

Электронная почта (обязательно)

Веб сайт

Изображение CAPTCHA
Введите код, который вы видите, в следующее поле