Новости и анонсы

Гимн гитике. Глава III

22 мая 2014 г. 2:46 | Автор: fedrv | Просмотров: 7050 | Комментариев: 4
Гимн гитике. Глава III
III. Владеем ли мы искусством гитик?
Наука, как известно, умеет много гитик.
А по сравнению с десятком тысяч лет
двадцать кажутся мгновением!
Бр. Стругацкие. Страна багровых туч


Итак, мы увидели «гитику» в литературе и лингвистике, познакомились с ее зарубежными предками и современными аналогами. Самое время вернуться обратно в Россию, чтобы оценить место «гитики» в отечественной иллюзии и по возможности проследить ее жизненный путь вплоть до истоков.

Начнем с криминала... Заинтригованы? Боюсь, сразу же придется вас разочаровать. Свидетельств участия «гитики» в реальных преступлениях не обнаружено. Но вот в киношном убийстве она точно замешана. К сожалению, блестящим ее кинодебют не назовешь. Мнемоника «Наука умеет много гитик» стала лейтмотивом детективной истории «Имя потерпевшего — никто» из телесериала «Каменская» (5 сезон, 3 серия). В фильме несколько раз повторяют фразу, вкладывая в нее несвойственную идею: «Чего только в жизни не бывает...» Впрочем, переосмысление «гитик» вполне вписывается в тезис о свободе творчества художника (в нашем случае режиссера-постановщика Антона Сиверса). Меня обескуражило другое. По ходу эпизода в поезде героиня Елены Яковлевой выступает в роли зрителя. Предполагаемый преступник показывает ей старый добрый мнемонический фокус... И вот эта демонстрация выглядит отвратительнее, чем убийство старушки, которое расследует Каменская. Не верите? Убедитесь сами.


«Наука умеет много гитик» в кино
Эпизоды из телесериала «Каменская» (5 сезон, 3 серия)


Полагаю, представление в поезде можно считать наглядным примером наплевательского отношения наших режиссеров к деталям. Неужели нельзя было разобраться с фокусом? Почему актер заявляет, что раскладывает карты на три столбца, но потом оказывается, что на пять? Почему карты изначально ложатся вверх лицом? Выходит, исполнитель с самого начала знает указанную Каменской пару. Тогда зачем он ищет ее с помощью мнемоники? В общем, вместо фокуса получилось нечто несуразное. Оно, конечно, понятно, что в ГИТИСе «гитики» не проходят, но все равно обидно. За державу и ее кинематограф... Всем нашим далеким от искусства иллюзии режиссерам, которые намереваются ввести фокусы в свои творения, рекомендую сперва посмотреть американский триллер 1978 года «Магия», в котором молодой еще Энтони Хопкинс показывает другой несложный трюк с отысканием карты зрителя. Надеюсь, после просмотра вы поймете, как следует обыгрывать карточные фокусы в кино...

Впрочем, быть может, напрасно я столь требователен к режиссерам? Может, им просто негде было прочесть про фокус? Даже не про его драматургию, а хотя бы про внешний эффект и технику исполнения. Давайте взглянем и оценим, что сделали наши фокусники, чтобы наши режиссеры не допускали подобных ляпов.

Я рассмотрел ряд современных публикаций о фокусе «Наука умеет много гитик» (далее НУМГ) и в зависимости от качества материала разбил их на четыре группы:

  1. Высший сорт (блестящие и выдающиеся работы) — новаторские материалы, в которых авторы глубоко раскрывают тему, излагают собственное видение фокуса, дают оригинальную трактовку или вариант использования трюка в номере, предлагают интересные идеи, ходы, исполнительские нюансы.
  2. Первый сорт (качественные, интересные работы) — добротные материалы, не являющиеся новаторскими, но характеризующиеся творческим подходом авторов к излагаемой теме.
  3. Второй сорт (стандартные, невыразительные работы) — посредственные материалы, ничем не выдающиеся, но и не содержащие грубых ошибок и плагиата. Например, если известный фокус просто грамотно описан своими словами, то материал можно оценить как «2-й сорт».
  4. Третий сорт (отстойные и позорные работы) — откровенный плагиат, тупое копирование, устаревшие материалы.

Вообще, я предлагаю использовать эту или подобную методику для оценки качества всех отечественных изданий по фокусам. При этом следует всячески поощрять и превозносить тех, кто занимает верхние две ступени, и наоборот, публиковать разгромные отзывы о третьесортной литературе. Полагаю, это должно подстегнуть творческий самоконтроль и повысить требовательность к работам, как со стороны самих авторов, так и со стороны иллюзионного сообщества.

Среди опубликованных за последние четверть века материалов по фокусу НУМГ мне удалось выявить всего две работы, достойные высшей оценки. В первую очередь это касается одноименной главы из книги Юрия Обрезкова 1991 года «Карточные фокусы»15.

Из книги Юрия Обрезкова «Карточные фокусы», стр. 19–21
Открывается и закрывается по щелчку левой кнопкой мыши
Обложка и библиографическое описание книги
Ю.А. Обрезкова «Карточные фокусы», 1991

НАУКА УМЕЕТ МНОГО ГИТИК

Эффект. Перетасованная колода разбрасывается лицом вверх, образуя на столе случайный расклад. Несколько зрителей задумывают по паре карт. Фокусник затем собирает карты особым способом и узнает задуманные карты после, того, как зрители показали, в каких рядах они находятся.

Механическая техника. Вначале для полноты картины я опишу старый вариант этого фокуса. Сверху колоды вы бросаете на стол лицом вверх десять пар карт (всего 20 карт). Несколько зрителей мысленно выбирают себе каждый по паре карт и запоминают их. После этого вы собираете карты парами в любом порядке. Затем их раскладываете на столе в 4 ряда согласно следующей схеме:

1‑й ряд   М А К А P
2‑й ряд   P Е Ж Е Т
3‑й ряд   Н И Т К И
4‑й ряд   Н О Ж О М

Эту схему вы мысленно представляете записанной на столе и затем на каждую букву схемы будете выкладывать по одной карте. Каждую пару карт вы должны положить на одинаковые буквы схемы. Это делается так: первую карту вы кладете на букву «М» слова «макар», вторую карту кладете на «М» слова «ножом», третью и четвертую кладете на буквы «А», пятую и шестую на буквы «К», седьмую и восьмую на буквы «Р», девятую и десятую на буквы «Е» и т. д., пока полностью не заполните все 4 ряда. Теперь спрашиваете зрителей, в каких рядах находятся их карты, и ищете одинаковые буквы в этих рядах. Лежащие на этих буквах карты и будут задуманными, что вытекает из способа раскладки. Например: если 1-й и 2-й ряд, то это карты, лежащие на буквах «Р», если 2-й и 4-й, то на буквах «Ж», если только один 3-й ряд, то на буквах «И» и т.д. Этот фокус гораздо более известен с другими ключевыми словами, а именно: «НАУКА УМЕЕТ МНОГО ГИТИК». Но совершенно безразлично, какими словами вы будете пользоваться, смысл фокуса остается одинаковым16. В большинстве случаев этот фокус показывают в чистом, незавуалированном виде, как было только что описано. Но такая демонстрация имеет несколько недостатков. Во первых, она слишком известна, а во вторых, что гораздо более важно, сам образ действий наталкивает зрителей на разгадку секрета, Хотя он точно секрет сформулировать не сможет, однако догадается, что все дело здесь в определенной системе раскладки, а это в значительной мере уменьшит эффект фокуса. Преодолению этих недостатков может помочь психологическая техника, но вначале рассмотрим еще, одну схему, более удобную для последующего, завуалированного варианта:

1‑й ряд   1 2 3 4 1
2‑й ряд   1 2 3 4 2
3‑й ряд   1 2 3 4 3
4‑й ряд   1 2 3 4 4

Здесь вместо букв используются цифры. Если обе карты находятся в одном ряду, то они лежат на одинаковых цифрах. Если карты находятся в двух рядах, то их местоположение подскажут номера рядов. Например, в первом и третьем ряду, тогда это первая и третья карты, только первая карта в третьем ряду и третья карта в первом ряду. Если во втором и третьем ряду, тогда вторая и третья карты — вторая в третьем ряду и третья во втором ряду и т.д.

Психологическая техника. Необходимо дать зрителям какое то «естественное» объяснение ваших действий. В описанных вариантах вы собирали карты со стола и затем раскладывали их согласно схеме. Причем это раскладывание совершенно непонятно для зрителей, и они, естественно, делали вывод о том, что в нем и скрыт секрет. Однако это раскладывание можно провести по другому: — карты лежат парами на столе после того, как зрители запомнили каждый свою пару. Вы начинаете собирать карты по одной , причем делаете это в соответствии со схемой. Поначалу это покажется сложным, особенно для тех, кто уже показывал старый вариант. Но это дело привычки, к тому же в данном случае легче использовать цифровую схему. Собрав первые 5 карт, вы кладете их вместе одним пакетом, что будет соответствовать первому ряду, затем кладете рядом следующие 5 карт и т.д. Читателям представляется возможность самостоятельно разобраться, в какой последовательности надо собирать карты, чтобы они соответствовали выбранной схеме. Надо научиться это делать легко и небрежно, как будто вы поднимаете совершенно случайные карты. Такому собиранию легче найти оправдание, чем раскладыванию карт по схеме. Например, вы говорите, что хотите проверить внимание зрителей, и для этого будете собирать карты по одной. Зрители при этом должны внимательно следить за вашими действиями и определить затем, в какие пакеты попали их задуманные карты. Вы берете указанные пакеты, держите их лицом к зрителям и достаете при помощи схемы задуманные карты.

Примерный текст: «Может быть, эксперименты с одной картой показались вам слишком простыми. Давайте тогда попробуем с двумя картами, причем в этом фокусе могут принимать участие все желающие. А карты мы будем разбрасывать парами — вот так. Пожалуйста, каждый из вас мысленно выберет и запомнит любую пару карт. А я попробую проверить ваше внимание. Карты я буду собирать по одной в несколько пакетов, а вы попытайтесь проследить, в какие пакеты попадут задуманные вами карты. Следите внимательно, однако старайтесь ничем не выдать ваши мысли, каким либо неосторожным жестом или мимикой. В фокусах, помимо ловкости рук и интуиции, большое значение имеет также и внимание. Итак, вы внимательно проследили за своими картами? В каких пакетах находятся ваши карты?.. В этом и этом… Проверьте себя, пожалуйста, не ошиблись ли вы? Нет? Очень хорошо. А ваши? В этом и этом. Проверьте себя. Итак, все молодцы, внимательно следили. Однако вам было гораздо легче, чем мне. Ведь вы следили только за своими мыслями, а мне приходилось следить за всеми вашими. Не верите? Пожалуйста, вот ваши карты, а это ваши…»

Примечание. Этот фокус можно показывать и с 30 картами, тогда система раскладки будет такая:

1 2 3 4 5 1
1 2 3 4 5 2
1 2 3 4 5 3
1 2 3 4 5 4
1 2 3 4 5 5

Кроме того, существуют еще интересные варианты этого фокуса. Может быть, читателям удастся самим придумать новое в этом фокусе.

Как видите, Юрий Анатольевич предлагает отказаться от мнемоники в пользу численной системы. Не напоминает ли вам его метод идею Баше (см. гл. 2), датируемую 1624 годом? Что это, если не очередной виток диалектической спирали в искусстве иллюзии? Правы были древние: новое — это хорошо забытое старое, nil novi sub luna...

Второй публикацией высшего сорта с дельными мыслями и рекомендациями в отношении демонстрации трюка НУМГ стал расширенный отзыв Анатолия Карташкина на вышеприведенную главу. Материал включен в книгу «Фокусы. Занимательная энциклопедия» (1997).

Из книги Анатолия Карташкина «Фокусы. Занимательная энциклопедия», стр. 192–193
Открывается и закрывается по щелчку левой кнопкой мыши

Труд Юрия Обрезкова стал первой в нашей стране (считая с дореволюционных времен) вполне самостоятельной публикацией по карточным фокусам. Жаль только, что эта брошюра не имела того резонанса, который могла бы иметь17. В ней чувствуется и торопливость, в отдельных случаях явная непродуманность, оставляет желать лучшего язык изложения, и все же место ее в отечественной истории карточных фокусов достаточно заметно. Я приведу три трюка, изложенные в работе Обрезкова — с некоторыми модификациями, которые мне показалось необходимым добавить.

Т р ю к  п е р в ы й. Фокусник берет двадцать карт, раскладывает их на столе по две и просит зрителя запомнить любую пару. Затем собирает карты и вновь раскладывает их на столе, только уже не по две, а в виде таблицы, состоящей из четырех строк и пяти столбцов — в каждой строке, таким образом, оказывается по пять карт. Потом исполнитель задает вопрос — в каких строках этой таблицы расположены карты из задуманной пары. Получив ответ, фокусник указывает на эти карты.

Секрет этого фокуса давно уже перестал быть тайной. Исполнитель пользуется ключом — выученным наизусть четырьмя словами. Чаще всего такими:

Н А У К А
У М Е Е Т
М Н О Г О
Г И Т И К

Что такое «гитик», я, правду сказать, и сам не знаю — так же как не смог отыскать это слово в энциклопедическом словаре юный герой блистательной повести Льва Кассиля «Кондуит и Швамбрания». Но без таинственного и неизвестного «гитика» фокус бы распался. Смысл этой секретной формулы таков: каждая карта из задуманной пары кладется на место в таблице, соответствующее одной и той же букве. Если зритель называет в конце фокуса, например, первую и четвертую строки, значит его карты располагаются на местах, соответствующих букве К.

Тот, кто намеревается показать этот фокус в точности по изложенной схеме, обязан знать, что может навлечь на себя массу вопросов зрителя. Например: «Почему это он, фокусник, выбрал из колоды именно двадцать карт? Уловка, не иначе. Дай-ка я спрошу у него». И спрашивает. А чародей, которого застали врасплох, с сердитым выражением на лице судорожно подыскивает ответ. Фокус «пробуксовывает». Но зритель тут ни при чем. Он всегда прав, зритель.

Как надо поступать в таких случаях? По известной поговорке: на щекотливые вопросы следует отвечать еще до того, как их зададут. То есть — предложить зрителю самому поучаствовать в фокусе. Сказать ему, что для овладения карточным умением следует научиться удерживать карты в самых странных на первый взгляд положениях рук. Попросить его вытянуть руки вперед, направить ладонями в сторону фокусника, после чего слегка развести пальцы. Лишь после этой подготовки можно достать колоду карт. Все 36 листов. И только теперь приступать к волшебству. «Обычно фокусники демонстрируют чудеса с одной картой, — так начал бы я разговор. — Но я хочу использовать более современный подход. Наш трюк будет происходить не с одной, а с двумя картами». В этот момент я снял бы с верха колоды две карты, вложил бы их между мизинцем и безымянным пальцем зрителя и попросил бы его свести эти пальцы, чтобы карты оказались зажатыми и не упали на стол. Следующую пару карт я разместил бы между безымянным и средним пальцами и опять попросил бы их зажать. Ну, и так далее — до того момента, когда все восемь промежутков между пальцами зрителя на обеих руках будут заполнены. Сколько, стало быть, карт находится у зрителя? Шестнадцать. А сколько осталось у фокусника? Двадцать. Те, с которыми и будет разворачиваться фокус. Как вы полагаете — появится ли у нашего зрителя вопрос о том, почему в фокусе участвуют двадцать карт? Вряд ли. К тому же зритель испытывает особое удовольствие, самолично участвуя в фокусе, — я убеждался в этом неоднократно и теперь использую любую возможность, чтобы вовлекать в чародейство как можно больше зрителей-партнеров.

Что дальше? Когда руки зрителя останутся заполненными? «У вас уже не хватает пальцев? — спрашиваю я. — Что же, тогда обратимся к вашей памяти». И предлагаю запомнить две карты.

Затем идет раскладка карт по буквам — парами. У некоторых фокусников здесь возникает пауза — а как же, ведь нужно разложить двадцать карт по буквам и не сбиться, нелегкое дело. И вот они начинают, шевеля губами и мучительно припоминая порядок таблицы, размещать карты по столу. И — перестают обращать внимание на зрителя, втянутого в фокус. А тот к этому времени уже освоился в системе координат магии и, постепенно оживая, вновь обретает желание полюбопытствовать — чего это он, чародей, так долго копается? Что-то замышляет, не иначе. Речь о магии, о волшебстве при таком показе просто не может возникнуть, поскольку трюк не продуман, не отработан, не отрепетирован. Ну и поделом такому волшебнику! Мой совет — раскладывать пары карт по буквам следует по возможности легко и демонстративно небрежно, а в это время желательно еще и рассказывать что-нибудь интересное. Можно напомнить о «Кондуите и Швамбрании», остановиться на комическом случае, происшедшем с вами при прошлом показе этого фокуса, даже если такого случая и не было — тогда его нужно придумать, а можно посочувствовать зрителю, что тот не сможет указать пальцами на нужные строки, ибо руки его все еще заняты картами — что ж, пусть тогда говорит. Главное — чтобы было весело и интересно. В финале фокуса я, указав зрителю на задуманные им карты, одним движением снимаю карты с его пальцев, бросаю их рядом с теми, что лежат на столе, и предлагаю повторить опыт, только предупреждаю, что на этот раз нужно будет задумать уже не две, а четыре карты. Зритель обычно не соглашается. А я не настаиваю. Не потому, что боюсь его утомить, а оттого, что не придумал еще секретной формулы для такой усложненной демонстрации.

К первосортным материалам я также причислил две публикации. Первая из них — короткая статья с длинным названием «Об одной мнемонике в карточном фокусе, или сколько гитик умеет наука», которая в 1993 году была напечатана в «Магическом журнале» (издатель и редактор Владимир Свечников). Автор публикации — печально известный Михаил Изотов. Статья не блещет ни новизной, ни глубиной, но в отношении познавательности и популяризации карточных фокусов выглядит вполне достойно.

Макар режет ножом нитки
Художник А.С. Коленков

Другая публикация первого сорта — это описание фокуса «Парные карты» в книге Леонида Петровича Мочалова «400 игр, головоломок и фокусов», изданной в 2000 году в серии «Под абажуром». Два момента выделяют данное описание из череды второсортных работ: мнемоника для 30 карт (15 пар) и рисунок, изображающий, как Макар режет ножом нитки вместе с катушками. Иллюстрация работы А.С. Коленкова приведена справа, а мнемоника, придуманная Эдуардом Эдуардовичем Рекстиным (г. Лудза, Латвия), — ниже. Полагаю, к ней стоит присмотреться.

А Л Я С К А
К В А P Т А
Л А В И Н А
С И Г А P А
Я Т А Г А Н

Обратите внимание, что в каждом ряду дважды повторяется буква «А», всего их десять. Эта особенность говорит о том, что автор не стремился к лингвистическому изяществу. Он руководствовался исключительно практическими соображениями. Ведь для фокуса вовсе необязательно, чтобы совпадающие буквы в одном ряду отличались от таких же обособленных пар в других рядах. Поскольку ряды не пересекаются, никакой неопределенности при поиске карт не возникает. Главное — не разбить однорядные пары при раскладке.

Более того, несмотря на многократно повторяющиеся буквы «А», мнемоника обладает свойствами супергитики, то есть идентифицировать выбранные пары можно не только по рядам, но и по столбцам (подробнее о супергитиках говорится в четвертой главе).

Позволю себе слегка доработать мнемонику Эдуарда Рекстина. Предлагаю перенести слово «СИГАРА» в первый ряд, чтобы таблица приняла вид:

С И Г А P А
А Л Я С К А
К В А P Т А
Л А В И Н А
Я Т А Г А Н

Поясняю, что это дает. Расположив слова в такой последовательности, мы по принципу кроссворда получим в первом вертикальном столбце слово «САКЛЯ». Оно будет служить мнемоникой второго уровня, то есть поможет запомнить и расставить в нужном порядке не связанные смыслом слова основной мнемоники (первого уровня).

Пожалуй, самое время отметить, что сам я не сторонник усложнения трюка НУМГ и склонен рассматривать подобные доработки лишь как умственную гимнастику. Несомненно, тут раздолье для творчества: можно отказаться от повторяющихся букв в одном слове, можно идти по пути увеличения пар карт, можно вместо пар использовать тройки или даже квартеты. Однако нужно ли? Ведь фокусы, как поэзия, должны быть минималистичны. Иначе вместо ощущения чуда они вызовут чувство скуки.

К гитикотворчеству мы еще вернемся, а пока завершим обзор литературы. Увы, рассмотренные материалы высшего и первого сорта скорее исключение, чем правило. Лишь четыре автора показали работу мысли. Подавляющее большинство даже не пыталось выйти за рамки банального описания фокуса, а отдельные так и вовсе проявили чудеса косности и ограниченности. К таковым я причисляю, главным образом, составителей разношерстных сборников. Слепленные на скорую руку по принципу «с мира по фокусу — плагиатору гонорар», эти книжонки не выдерживают никакой критики и являют собой жалкое подобие того, как должна выглядеть популярная литература по фокусам.

К примеру, насколько нужно не уважать читателя, чтобы в XXI веке подсовывать ему трюк MUTUS DEDIT NOMEN COCIS в том же виде, в каком он подавался полтора столетия тому назад в книге проф. Гоффмана? Только не подумайте, что речь идет о репринтных изданиях наподобие «Дождя из тузов», выпущенного московским издательством Аркона в 1990 году на базе карточного раздела гоффмановской «Современной магии». Как раз для репринта такой подход оправдан, хотя даже там редакция посчитала нужным разместить следующую сноску: «Мы привели всю эту „латынь“, чтобы показать, насколько стар фокус, известный нам по „формуле“ НАУКА УМЕЕТ МНОГО ГИТИК (реже используется МАКАР РЕЖЕТ НОЖОМ НИТКИ)». Нет, имеются в виду сборники, в которых составители на полном серьезе подают ветхую старину вместе с трюками, надерганными из современных книг, словно не появились с тех пор ни наука с ее гитиками, ни Макар с нитками, ни табачно-крупяные оптовики…

Невыразительные работы 2-го сорта представлю в виде столь же невыразительного списка:

  • Востоков А. Карточные фокусы (серия «Сделай своими руками). СПб.: Издательство «Литера», 1998, стр. 48–50, 71–75;
  • Востоков А., Лихтенштейн Е. Карточные фокусы. СПб.: Издательство «Литера», 2000, стр. 48–50, 103–108;
  • Коляда М.Г. Увлекательная энциклопедия фокусов. М: ЗАО «БАО-Пресс», 2006, стр. 24–25;
  • Казакова А. (редактор-составитель) 100 лучших фокусов. М.: Издательский дом Мещерякова, 2009, стр. 37–39.

В этих четырех книжках просто и незатейливо пересказывается секрет трюка НУМГ. Зачастую один и тот же текст кочует из издания в издание. Особенно в этом отношении отличился некто А. Востоков, который сначала сам, а потом в соавторстве с Е. Лихтенштейном допустил неточность уже в заголовке. Он назвал фокус описательно: «Угадать одну из десяти пар карт, разложенных на столе», забыв про возможность поиска двух и более пар. У Востокова также размещен трюк Баше 1624 года, конечно же, без связи с НУМГ и без указания автора и первоисточника. Творчество Михаила Георгиевича Коляды ограничилось стандартным описанием трюка и простенькой схемой в исполнении художника Елены Зарби-Гальчук. Редактор-составитель А. Казакова проявила «недюжинную фантазию», заменив «гитику» на «Макара». Она также включила в сборник фокус Гоффмана с тройками карт — LIVINI, LANATA...

Низшую ступень качества заняли Евгений Юзефович Елисеенко, Карен Агекян и В. Надеждина — плагиаторы из Гоффмана, которые не просто публикуют старье, но еще и грозятся судебным преследованием в адрес тех, кто без письменного разрешения осмелится продублировать их плагиат... По странному совпадению на Мутусах и Кокисах погорели исключительно белорусские издатели:

  • Елисеенко Е.Ю. 250 фокусов для всех. Мн.: Кузьма, 1999, стр. 56–57;
  • Агекян К. Фокусы с картами. Мн: Современный литератор, 1999, стр. 31–32;
  • Надеждина В. Фокусы с картами. Мн: Харвест, 2006, стр. 80–81.

Таково состояние современной русскоязычной литературы по фокусу НУМГ 18. Как видите, положение далеко не блестящее, но наличие четырех качественных работ внушает оптимизм. К тому же данной публикацией я также постараюсь внести посильную лепту в российское гитиковедение.


Продолжение см. по ссылке

Предыдущие главы см. по ссылкам:
Глава I. Литературная слава и филологитика
Глава II. Гитиковы предки и зарубежная родня

15 Книгу Ю. Обрезкова «Карточные фокусы» иногда называют иначе — «Фокусы с игральными картами для любителей». Альтернативный заголовок фигурирует исключительно на обложке издания то ли ради рекламы, то ли для заполнения недоработок художника-оформителя. К сожалению, небольшая по объему книга изобилует подобными техническими огрехами, но давайте будем снисходительны. Не забывайте, что шел 1991 год, страна агонизировала. Поразительно, что в тех условиях книга вообще вышла в свет. Произошло это только благодаря воле и настойчивости автора. Пользуясь случаем, передаю ему искреннюю признательность и низкий поклон от российского иллюзионного сообщества:

Дорогой Юрий Анатольевич!

Спасибо Вам за вклад в отечественную иллюзию. Живите долго, счастливо и продуктивно! Мы Вас помним, уважаем и ценим. Знайте, что Ваши знания, опыт и интеллектуальный потенциал очень востребованы на Родине. Мы верим, что Ваша яркая творческая мысль еще не раз послужит путеводной звездой для российских фокусников.

Однако вернемся к книге. На стр. 19 в описании эффекта фокуса НУМГ допущена типографская ошибка. Текст выглядит так: «Перетасованная колода разбрасывается лицом ...ре карт».

Типографская небрежность в книге Ю.А. Обрезкова «Карточные фокусы», стр 19

Очевидно, наборщик пропустил несколько строк. Я связался с автором, ныне проживающим в Германии, и выяснил, какие слова должны стоять на месте пропуска. В итоге фраза приняла вид:

Перетасованная колода разбрасывается лицом вверх, образуя на столе случайный расклад. Несколько зрителей задумывают по паре карт.

Самое поразительнее, что опечатка была радикально исправлена еще до того, как была допущена! В 1990–1991 гг. Владимир Свечников публиковал в «Магическом журнале» главы будущей книги Юрия Обрезкова под общим названием «Магия с картами». Фокус «Наука умеет...» попал в первый номер журнала за 1991 год (стр. 16–19). Начинается описание так: «Несколько зрителей мысленно запоминают по паре карт». Предложение про разбросанную лицом вверх колоду отсутствует...

Описание эффекта фокуса НУМГ в «Магическом журнале», 1991, № 1, стр. 16

Заостряю внимание читателей на восстановленном тексте с персональным прицелом на М. Изотова и О. Степанова, которые разместили на своих сайтах книгу Ю. Обрезкова, не потрудившись устранить ошибку (ссылка).

16 Внимание! Переход на сноску 16 в тексте статьи возможен только при раскрытом спойлере (отрывок из книги Ю. Обрезкова «Карточные фокусы»).
Не соглашусь с Юрием Анатольевичем относительно равнозначности формул МАКАР РЕЖЕТ НИТКИ НОЖОМ и НАУКА ИМЕЕТ МНОГО ГИТИК. На мой взгляд, мнемоника с гитиками предпочтительнее, поскольку парные карты, которые имеются в каждом из слов, находятся на разных местах (в разных столбцах), а именно: (2, 5), (3, 4), (3, 5), (2, 4). Для Макара этот список выглядит не столь разнообразно: (2, 4), (2, 4), (2, 5), (2, 4). Таким образом, если пары карт задумывают несколько зрителей, велики шансы, что карты каждого окажутся на втором и четвертом местах в разных рядах. Это дополнительный демаскирующий признак. Формула «с гитиками» такого недостатка лишена — ни одна из пар не повторяется. То же самое относится к формуле КРУПУ, ТАБАК БЕРЕМ ОПТОМ. Для нее распределение одинаковых букв в рядах выглядит так: (3, 5), (2, 4), (2, 4), (1, 4). Это лучше чем у Макара, хотя один повтор все же имеется.

17 Внимание! Переход на сноску 17 в тексте статьи возможен только при раскрытом спойлере (отрывок из книги А. Карташкина «Фокусы»).
Есть человек, который знает, почему «Карточные фокусы» Юрия Обрезкова не всколыхнули публику. Вот, что он пишет по этому поводу (пунктуационные ошибки соответствуют оригинальному тексту):

Возможно книга Обрезкова не произвела нужного резонанса потому, что являлась кривым переводом книги Гарсии и Шиндлера?

Самое неприятное, что эта колкость, граничащая с обвинением в плагиате, крепко-накрепко приклеилась к уважительному отзыву А. Карташкина. Поклеп в чужую книгу по-кукушечьи подложил небезызвестный Олег Степанов. Поражает двуликость его действий. С одной стороны Олег Анатольевич размещает книгу своего земляка Юрия Обрезкова у себя на сайте, а с другой — подвергает сомнению его чистоплотность как автора. Так и подмывает сказать пару нежных слов о столь «высоконравственном» подходе, попутно пояснив, кто на самом деле штампует кривые переводы… Однако воздержусь, тем более, что Анатолий Карташкин уже дал адекватную оценку степановскому творчеству.

Замечу только, что после прочтения статьи «Деревянные снаряды» Степанов убрал прямую ссылку на книгу Карташкина «Фокусы», тем не менее, она и теперь доступна на его сайте вместе со всеми чужеродными вкраплениями  (см. здесь, стр. 192). Там же в разделе «Отечественные книги по фокусам» находится еще один поклеп на книгу Ю. Обрезкова, на этот раз более развернутый. Грамматические и прочие ляпы сохранены, «дабы дурь видна была»:

Увы, но эта брошюра, которая, по словам Карташкина, является первым самостоятельным трудом по карточным фокусам в нашей стране, в большей своей части является переводом книги Гарсии и Шнейдера.

Брошюра напечатана очень некачественно, с большим количеством опечаток, без которых все равно заметны ошибки вызванные переводом. Вместо пачек — пакеты, инджог — выступ, и т.д., хотя, конечно, это можно считать терминами известными автору. В оригинале что-то было с нумерацией, но все стерли, забыв убрать ссылки типа 4.6.1, которые теперь никуда не ведут, и потому представляют некую головоломку для пытливого читателя.

Не исключаю, что доверчивые читатели, в отличие от пытливых, могли принять писанину питерского комментатора за чистую монету, поэтому размещаю ссылку на книгу Фрэнка Гарсии и Джорджа Шиндлера (но не Шнейдера, как его обозвал критикан) «Фокусы с картами» (Magic with Cards). Пожалуйста, скачивайте, сравнивайте текст с книгой Юрия Обрезкова и делайте собственные выводы об уровне порядочности и объективности «откровений» Олега Степанова. Те, кто не владеют английским языком, как минимум, могут убедиться, что в оригинале нет никакой нумерации глав и разделов. Что касается упомянутых Степановым некорректных ссылок 4.1.6 и 4.2.1 на стр. 37, 40, 50 и 51, то перекочевали они отнюдь не из Гарсии-Шиндлера, а из «Магического журнала» Владимира Свечникова, где в 1990–1991 гг. публиковались отдельные главы будущей книги Юрия Обрезкова.

Кстати, о странностях со сроками выхода «Карточных фокусов». Если разобраться, то отзыв Карташкина о книге Обрезкова следовало бы разместить перед выдержками из работы Юрия Анатольевича, потому что отзыв появился раньше, чем сама книга! Он был опубликован в брошюре А.С. Карташкина «Искусство удивлять» (М.: Профиздат, 1990, стр. 52–54). Единственное расхождение с книгой «Фокусы. Занимательная энциклопедия» (М.: Искатель, 1997, стр. 192–193) заключается в том, что вместо печатного издания Анатолий Сергеевич ссылается на лекцию Обрезкова в МКФ. Тем не менее, приоритет Юрия Анатольевича не вызывает сомнения, поэтому я не стал нарушать логическую последовательность в угоду формальной датировке и привел цитату из более поздней работы А.С. Карташкина.

18 По большому счету, к русскоязычной литературе следовало бы также отнести иностранные книги, переведенные на русский язык. Я их не учитывал, ограничившись отечественными авторами, составителями и плагиаторами. Между тем среди зарубежных работ встречаются явные претенденты на высшую категорию. Отмечу, например, интересную подачу фокуса «Гадание» из книги Питера Арнольда (Peter Arnold) «50 отборных карточных фокусов». В оригинале книга называется «Простые карточные фокусы» (Easy Cards Tricks), однако нашего читателя простотой не соблазнить, ему подавай «отборное»... По крайней мере, так посчитали в издательстве ЗАО Центрполиграф. Книга сравнительно свежая, впервые вышла в 2002 году в Лондоне. В России издавалась дважды — в 2008 и 2012 гг.

Описание фокуса «Гадание» из книги Питера Арнольда «50 отборных карточных фокусов», пер. с англ. Ю. Рыкуниной, 2008, стр. 90

Вам понадобится стандартная колода, четыре небольших листочка бумаги, две ручки.

Фокус. Один из зрителей тасует колоду и сдает из нее десять пар карт лицом вниз. Фокусник поворачивается спиной, а два других зрителя берут по паре карт и пишут наименование своих двух карт на отдельных листочках бумаги. Листочки бумаги складываются, а пары карт возвращаются на стол. Четвертый зритель собирает пары карт в любом порядке, фокусник снова поворачивается лицом и берет двадцать карт. Он бросает карты по одной, в произвольном порядке, на стол, потом складывает из них прямоугольник и переворачивает лицом вверх. Зрители со сложенными листочками бумаги кладут свои листочки напротив рядов, в которых лежат их карты. Фокусник подбирает каждый листочек, проводит им над рядом и, как волшебник, заставляет бумажку реагировать, когда она оказывается над нужной картой. Карты и листочки кладутся рядом — и обнаруживается, что это именно те карты, которые записаны на бумажках.

Объяснение фокуса и текст всей книги доступны по следующей ссылке.

Комментарии

Viktor Renner
# Viktor Renner
23 мая 2014 г. 12:52
Спасибо, Андрей, за столь скрупулёзное исследование. У меня такое впечатление, что я теперь понимаю, что означает "гитик" и почему их умеют! Это один из моих первых фокусов, которому меня научил дедушка. Помню, я был совершенно очарован секретом и меня в тот момент нисколько не волновало значение этой мнемонической формулы. Отдельное спасибо за тёплые слова в адрес Юрия Обрезкова. Его книжка с психологическими техниками открыла мне тонкости в общении со зрителями. Там ещё замечательная вступительная глава, где даётся много полезных советов, как нужно показывать фокусы, чтобы они не воспринимались головоломками, а выглядели чудесами.
fedrv
# fedrv
23 мая 2014 г. 17:53
Благодарю Вас, Виктор Рудольфович, за оценку моего труда. Особенно меня порадовали слова, что Вы начали понимать, что такое «гитики». Правда, подозреваю, что Вы несколько торопите события...
Давайте договоримся, вот о чем. На днях я размещу на сайте четвертую главу, которая будет называться «Наука гитик». Пожалуйста, прочтите ее и только потом напишите, действительно ли Вы окончательно разобрались с гитиками. Согласны?
Iouri Obrezkov
27 мая 2014 г. 12:03
Спасибо, Андрей, за твою бескорыстную работу на благо нашего любимого искусства.
fedrv
# fedrv
27 мая 2014 г. 13:31
Не за что, Юрий Анатольевич! Я всего лишь следую по проторенной Вами дорожке. Не будь Вас, Вадимова, Карташкина, Свечникова, Бедарева, не было бы и писательских потуг Федорова. Мне есть на кого равняться. Так что это Вам спасибо! Здоровья Вам!

Ваш комментарий

Задать аватар для своего комментария можно здесь

Имя (обязательно)

Электронная почта (обязательно)

Веб сайт

Изображение CAPTCHA
Введите код, который вы видите, в следующее поле