Новости и анонсы

Кто он, факир из «Золотого теленка»? Глава IV

17 октября 2014 г. 14:42 | Автор: fedrv | Просмотров: 6820 | Комментариев: 4
Кто он, факир из «Золотого теленка»? Глава IV
Глава IV. Битва гипнотизеров. Сен-Ворбуд vs To Rhama
Сегодня Андрэ Госфикус покажет новые чудеса природы —
гипноз многих зрителей на расстоянии. Многие медики и шарлатаны
также пользуются этим могучим средством для выкачивания денег
из кармана трудящихся граждан, в то время как Андрэ Госфикус
за те же деньги покажет научный фокус, имея целью разъяснить,
что нет больше тайн природы, а есть голые факты, взятые из газет.


Хвала проницательному. Некогда выше всего ценили уменье
рассуждать; теперь этого мало — надо еще распознавать
и, главное, разоблачать обман.


Процесс реабилитации народного судьи Дуброва, сменившего мантию на факирский халат, начнем с главного труда по истории отечественной иллюзии — книги «От магов древности до иллюзионистов наших дней». В главе «Второе рождение» один абзац посвящен нашему герою. В отличие от Ильфа и Петрова, Вадимов и Тривас отнеслись к Сен-Вербуду с симпатией. Авторы не детализировали репертуар фокусника, зато раскрыли его инициалы «С.Н.», соответствующие префиксу «Сен-».

Отрывок из книги А.А. Вадимова и М.А. Триваса «От магов древности до иллюзионистов наших дней», 1966, стр. 243; 1979, стр. 210

Иностранные артисты, гастролировавшие в СССР в довоенные годы, оказали некоторое влияние на советское иллюзионное искусство. Наши артисты использовали их отдельные трюки, коренным образом изменив приемы их подачи и совершенно переосмыслив их.

Например, выступления «таинственного То-Рама» вызвали появление на советской эстраде Сен-Вербуда (С.Н. Дубров). Русский иллюзионист исполнял тот же репертуар, но в виде научно-популярных опытов с участием сотрудника Ленинградского физиологического института доктора Анохина. Газеты того времени отмечали: «Сен-Вербуд прост и понятен... „Ведь я не артист, — рассказывает он. — Я был рабочим Путиловского завода“... Сен-Вербуд проделывает опыты гораздо более сложные и интересные, чем То-Рама»*.


* («Бакинский рабочий», 1928, 18 января.)

Среди приведенных фактов для дальнейшего расследования особенно полезны следующие два момента:

  1. Сен-Вербуд возник как подражатель факира То-Рама;
  2. В отрывке имеется ссылка на первоисточник — газету «Бакинский рабочий».

Начнем с То-Рамы. Чтобы понять мотивы его подражателя, следует побольше узнать о самом факире, о его выступлениях и о том, как воспринимала иностранного гастролера советская публика. Получить нужные сведения оказалось сложнее, чем я предполагал. Дело в том, что гремевшее в 1926–1927 гг. имя факира сегодня почти забыто, причем не только у нас в стране, но и за рубежом. Снова пришлось ворошить старую периодику.

«Цирк», № 7 (18), декабрь 1926, стр. 15 Реклама аттракциона То-Рама в Одесском цирке
Журнал «Цирк», февраль 1927, № 10 (21), 3 стр. обл.
Гипнотизер То-Рама. Художник М. Гетманский
«Цирк», 1–15 ноября 1926, № 4 (15), 1 стр. обл.

Наиболее информативным изданием оказался журнал «Цирк», уделявший То-Раме повышенное внимание. На обложке одного из номеров был даже помещен его стилизованный портрет (см. скан справа). Анонсы позволили отследить гастрольный маршрут артиста, проходивший по городам: Москва, Ростов-на-Дону, Тула, Одесса, Кременчуг, Ленинград. Большую статью, посвященную «европейскому факиру-гипнотизеру», опубликовал Александр Морисович Данкман (1888–1951), занимавший в ту пору пост заместителя управляющего Центрального управления государственными цирками (ЦУГЦ).

Отрывок из статьи А.М. Данкмана «То-Рамо»23, журнал «Цирк», сентябрь 1926, № 1 (12), стр. 8–9

Из многочисленных экспериментов, которые То-Рамо в состоянии выполнить, им избраны те, которые приспособлены для демонстрирования при больших расстояниях зрительного зала.

Что же делает То-Рамо на арене цирка?

Он вынимает из клетки дикого орла, злобно отмахивающегося крыльями и грозящего когтями, и в одно мгновенье заставляет его лежать перед собой без признаков жизни. Рядом с орлом То-Рамо кладет курицу, раньше дрожавшую от присутствия такого «чудовища», но потом приведенную им в состояние окоченелости. Одним взглядом То-Рамо укрощает удава и заставляет его покорно смотреть на близнаходящегося кролика. Крокодил, только что ползавший, делается безжизненным, со стеклянными глазами. Две курицы приводятся в безжизненное состояние, потом кладут их крокодилу в пасть; они не протестуют, а крокодил их не трогает. Домашняя кошка под влиянием сильной руки То-Рамо, которую он держит над ней на расстоянии нескольких сантиметров, становится почти мертвой.

Что же касается знаменитых экспериментов То-Рамо, во время которых в присутствии врачей прокалывают ему руки и прибивают его ноги к доске гвоздями, причем То-Рамо не испытывает никакой боли и не теряет ни капли крови, эти эксперименты анестезии, т.е. устранения чувствительности самовнушением, лишний раз подтверждают о сверхъестественной силе воли этого человека.


Согласно информации в разделе «Хроника», российские гастроли То-Рамы неизменно сопровождались «колоссальным успехом».

Материалы из рубрики «Хроника» в журнале «Цирк»
«Цирк», № 4 (15), ноябрь 1926, стр. 15
«Цирк», № 10 (21), февраль 1927, стр. 15 «Цирк», № 5 (16), ноябрь 1926, стр. 15

Взгляните на заметку в номере 5 (16) за ноябрь 1926 года (расположена справа). Там упомянуты некие «разоблачители» То-Рамы. Уж не Сен-Вербуд ли имелся в виду? Я навел справки. Оказалось, что анонс не соответствует действительности. В Ленинграде То-Рама появился лишь следующей весной. Его гастроли в городе на Неве продлились с 5 апреля по 1 мая 1927 года. Ниже приводятся рекламные объявления факира и отзывы ленинградских газет о его выступлениях.

Ленинградская пресса о гастролях То-Рама:
Ленинградская правда Красная газета
Ленинградская правда, № 77 (3594), 5.04.1927, стр. 6;
№ 79 (3596), 7.04.1927, стр. 6; № 82 (3599), 10.04.1927, стр. 6;
№ 98 (3615), 1.05.1927, стр. 6
Статья С. Сизова «То-Рама»
«Красная газета», № 88 (2734), 17.04.1927, стр. 8

В целом, если судить по рекламе, восторгам прессы и статье циркового функционера Данкмана, То-Рама был выдающимся гипнотизером, способным усмирять диких тварей одним лишь взглядом. Однако не будем торопиться с выводами. Попробуем оценить гастролера с высоты минувших десятилетий. Для этого рассмотрим отзывы советских искусствоведов и цирковых артистов. В отличие от вышеприведенных свидетельств, они носят скептический и даже пренебрежительный характер. Двинемся в ретроспективном порядке, от современности к прошлому.

Из повести Роберта Михайловича Балановского «Я — инспектор манежа»

Впервые публиковалось в журнале «Костер», 1972, № 4, стр. 40

А публика требовала ярких цирковых зрелищ. Приходилось порой, что называется, покупать кота в мешке.

Приезжал к нам тогда гипнотизер То-Рама, что на языке древних индейцев значит «повелитель». То-Рама, между прочим, заставлял засыпать крокодила или, «гипнотизируя» глазами, наступал на льва и тот, пятясь, прижимался в угол клетки. Разумеется, никакого гипноза тут не было. В основе чудес То-Рамы лежала обыкновенная дрессировка.

Из книги Юрия Арсеньевича Дмитриева «Советский цирк. Очерки истории 1917–1941», 1963, стр. 130

На самом деле номер То-Рама не имел к гипнозу никакого отношения. Артист прокалывал себе длинными иглами руки. Трюк этот общеизвестен и не требует, как наивно полагал в то время некий журналист, «величайшего напряжения духа, атрофии и анастезии всего тела». Демонстрируя якобы «гипноз» животных, То-Рама клал курицу рядом с орлом, и она «засыпала». Но любой опытный дрессировщик знает, что если курицу положить особым образом на спину, то она будет лежать не двигаясь. То-Рама входил в клетку к «дикому» льву, и лев наступал на него. Тогда То-Рама, глядя льву в глаза, шел ему навстречу, и лев отходил к стенке клетки. Это была дрессировка. В общем, То-Рама был обычным дрессировщиком, но для рекламы он подпускал в свои номера гипнотического и мистического тумана.

То-Рама «гипнотизирует» льва. Афиша, 1926 год

Из статьи Вл. Покровского «Глазами старого зрителя», опубликованной в журнале «Советский цирк», 1959, № 7, стр. 20

Выступление То Рамы обставлялось так. Выходил вслед за оркестровым вступлением хорошо одетый молодой человек, читавший наизусть минут шесть лекцию о гипнозе вообще, о новаторском гипнозе крокодилов и петухов в частности и о первенствующей в этом отношении роли То Рамы. Объявлялся То Рама брамином, ученым или профессиональным гипнотизером, не помню.

Но четко помню скуку этого номера. Действительно, несколько животных засыпали или казались заснувшими, но цирку настолько противопоказан сон, что если этот номер не проваливался, то лишь из уважения публики к науке. Впоследствии выяснилось, что никакой науки тут не было, и это не гипноз, а дрессировка...

Показательно, как воспринимали факира коллеги по иллюзионному цеху. В роли эксперта выступает народный артист РСФСР Э.Т. Кио.

Из книги Эмиля Теодоровича Кио «Фокусы и фокусники», 1958, стр. 39–40

Особо я хочу рассказать о европейском «факире» То-Рама, гастроли которого проходили в советских цирках в 1926–1927 годах. Они сопровождались широковещательной рекламой. «Я так хочу» — этот девиз То-Рама, напечатанный жирным шрифтом, бросался в глаза со всех афишных столбов и заборов. Там же был изображен человек в чалме и плащ-накидке, худощавый, с узким лицом и глубоко посаженными глазами.

Выступления То-Рама (по-санскритски То-Рама означает «повелитель») обставлялись поистине удивительными эффектами. Он, например, требовал, чтобы при его появлении на сцене и в зрительном зале воцарялось гробовое молчание. Газеты писали, что То-Рама в этот момент «отдается в распоряжение своей воли». Все приказания помощникам давались кивком головы. По этому молчаливому знаку ему подносили длинные иглы, которыми он прокалывал себе предплечья и в таком виде, с вытянутыми вперед руками, спускался со сцены, медленно проходя между рядами. «Тш-ш-ш» — неслось в этот момент со всех сторон.

Затем То-Рама одним только взглядом «укрощал» кроликов, куриц, дикого орла, удава, крокодила и, наконец, львов. Куриц он клал крокодилу в пасть, а львов заставлял покорно ложиться у ног и принимать из рук куски мяса.

То-Рама выдавал себя за какого-то «сверхчеловека», обладателя необыкновенной гипнотической силы. По этому поводу много писалось. На самом же деле все трюки с животными, якобы приводимыми То-Рама в состояние окаменелости, представляли собой дрессировку. То-Рама хорошо изучил некоторые особенности животных и птиц. Он знал, например, что если курицу положить на спину, кверху лапками, и прижать ей клюв, то через некоторое время курица закроет глаза и оцепенеет. То же относится и к другим птицам, в том числе и к орлу. Что же касается прокалывания иглами, то этот трюк требует знания анатомии тела, в этом случае можно прокалывать себя так, что не будут задеты кровеносные сосуды и нервы. Хочу заметить, что подобный очень неэстетичный опыт проделывали все старые факиры...

Весьма критично и в то же время обоснованно подошел к творчеству «феноменального гипнотизера» редактор журнала «Цирк и эстрада»24 Измаил Уразов. В своем анализе он опирался на публикации профессора медицины Х. Габерланда «Животные под гипнозом» и Н.Н. Ознобишина «Бог, Кефало и пророки».

Из книги Измаила Алиевича Уразова «Факиры», 1928, стр. 23–25

Но и у факиров опыты с животными занимают очень незначительное место, являясь, как, например, у То-Рама, только дополнением к демонстрированию самовнушения.

Мы уже упоминали, что область внушения и гипноза у животных — очень спорная область. Многие вообще отрицают самую возможность гипноза животных. Во всяком случае, то, что показывал То-Рама, ни внушением, ни гипнозом, в сущности, не является.

Опыт с курицей известен давно. Здесь мы не будем объяснять его природу, но укажем только, что каждый читатель может проделать дома этот опыт без всякой подготовки и с тем же результатом, что и То-Рама. Для этого надо прижать курицу к столу так, чтобы шея ее была вытянута и клюв лежал на столе, а затем провести от клюва вперед прямую черту мелом. Курица останется неподвижной и не сделает никаких попыток ни к бегству, ни к перемене явно неудобного положения и после того, как вы отнимете придерживающие курицу руки. При известном навыке этот опыт удается и без рисования черты. Некоторые изменения, вносимые То-Рама, существа этого опыта не нарушают.

Опыт со львом основан на том, что всякое животное отступает при наступлении на него и наступает само, если видит, что человек уходит или убегает. Если на вас лает собака, то стоит начать ей идти навстречу, не выказывая боязни, как самая злая собака начнет пятиться. И наоборот — при убегании даже смирная собака бежит вдогонку, наступает и начинает лаять. То же с дикими зверями. Войдя в клетку к зверю не страшно — опасно выйти, так как обычно зверь бросается на человека в ту минуту, когда он хочет покинуть клетку. Это то, на чем основана первая половина номера То-Рама. То лев, то То-Рама наступают и отступают.

Затем То-Рама проделывает со львом ряд вещей, которые для дрессировщика были бы настолько просты, что он с ними не осмелился бы выйти к публике. Но центр тяжести выступления То-Рама и других в отсутствии (действительном или мнимом) дрессировки. Опыты эти очень легко могут быть объяснены рефлексологом и являются опять таки не гипнозом, а последствием внимательного изучения рефлексов. Интерес опытов от этого не уменьшается (скорее увеличивается), они не теряют в своей научности, но, повторяем, к гипнозу и внушению никакого отношения не имеют.

Такие же или аналогичные описанному выше опыту с курицей проделываются и с другими птицами и животными.

Гипнотизирование молодого крокодила Приведение змеи в каталептическое состояние

В частности, известно так называемое «заклинание змей» и что уже реже — приведение змей в состояние каталепсии (одеревенения).

В библии рассказывается об одном чуде:

Аарон уронил свой жезл перед фараоном и его слугами, — и он превратился в змею. Тогда фараон созвал мудрецов и волшебников, и маги Египта сделали со своими жезлами то же самое: каждый уронил свой жезл, и они превратились в змей, но жезл Аарона проглотил их жезлы.

Американский иллюзионист Робертс Хеллер, путешествуя в 1870 году по Востоку, видел подобное же явление в Каире*. Работавшие это «чудо» дервиши производили его днем на открытом воздухе. Трости, которые они бросали на землю, были в действительности живыми змеями, предварительно приведенными в состояние полнейшей одеревенелости (каталепсия). Когда змеи падали на землю, дервиши, сделав над ними несколько пассов, снова возвращали их к жизни, и они начинали ползать и извиваться.


* Из статьи Н. Ознобишина в № 1 журнала «Цирк и Эстрада».

Как видите, время расставило другие акценты. Здравомыслие восторжествовало и приговорило «сверхчеловека» То-Раму к забвению. По-видимому, вполне заслуженному…

Теперь займемся второй подсказкой Вадимова-Триваса — газетной статьей. Я заказал в РГБ январскую подшивку «Бакинского рабочего» за 1928 год и в первом же номере наткнулся на анонс финального выступления То-Рамы. Как оказалось, в Баку он завершал свое затяжное гастрольное турне по Советскому Союзу. В качестве прощального жеста факир демонстрировал эффектный трюк — «воздействие на львов с одновременным пригвождением рук к дереву».

Материалы по То-Рама и Сен-Ворбуду в газете «Бакинский рабочий», № 1 (2541), 1.01.1928
Объявление о прощальных гастролях То-Рамы
и письмо С. Дуброва в редакцию, стр. 5
Анонс спектакля «Растратчики» (см. главу 2) в Бакинском рабочем театре
и реклама прощальных гастролей То-Рамы в Бакинском цирке, стр. 6

Было в газете и нечто более интересное, чем отъезд То-Рамы. Рядом с цирковой рекламой расположился вызов псевдогипнотизера на состязание. Конечно, он исходил от героя нашего расследования Сен-Вербуда. Вот только вторая часть его псевдонима выглядела чуть иначе — Ворбуд, в полном соответствии с реверсивным прочтением фамилии Дубров. По-видимому, в начале 1928 года бывший нарсудья еще не задумывался о «воровских нотках» псевдонима...

То-Рама вызывается на состязание
(Письмо в редакцию)

В интересах огромной массы зрителей сеансов громко именующего себя «единственным в мире феноменом» То-Рама, демонстрирующего в местном цирке свои эксперименты над самим собой и животными, я прошу опубликовать мое предложение То-Раме. Я вызываю его на состязание в помещении цирка во время его обычных публичных выступлений, с демонстрацией всех без исключения проделываемых им «номеров» (опытов), как над самим собой, так и со зверьми. Это убедит зрителей в существовании не только на земном шаре, но и в пределах Баку и других ему подобных «феноменов».

Состязание желательно объявить на 3 января.

Надеюсь, что к моему предложению благосклонно отнесется и администрация цирка.

С. Дубров (Сен-Ворбуд)

Увы, дуэль гипнотизеров не состоялась. Как и следовало ожидать, То-Рама вызов не принял. Зато произошло другое значимое событие, хотя и не столь драматичное, как поединок. Вслед за европейским факиром на арену Бакинского цирка вышел Сен-Ворбуд, провозглашенный в объявлении «единственным победителем То-Рамы»!

Цирк под руководством И.А. Лерри

Сен-Ворбуд (Дубров). 4 января. Только одна гастроль единственного победителя То-Рама. Выступление с параллельным объяснением публике путей для достижения внутреннего самообладания и опытов над хищниками. Реальные опыты над животными и птицами, проколы и порезы живого человека без окровавления и ранения, произвольное слезотечение, произвольная остановка пульса. Распятие25 — пригвождение тела человека к дереву. Опыты будут проделаны с обоснованным разъяснением. На сеансы приглашаются врачи. Сен-Вербуд производит эксперименты над зверями, животными и птицами, доводит свою волю до кульминационного пункта — совершенства. Сен-Ворбуд демонстрирует опыты самовнушения. (Подробности в афишах). Цены местам от 30 к. до 2 р.

Рекламные объявления выступлений Сен-Ворбуда в Бакинском цирке
«Бакинский рабочий», № 3 (2543), 4.01.1928, стр. 6 «Бакинский рабочий», № 4 (2544), 5.01.1928, стр. 6

5 и 6 января — 2 последние гастроли Сен-Ворбуд. Сегодня разоблачение опытов. Сегодня Сен-Ворбуд все свои опыты проделывает с обоснованным разъяснением.

Сегодня реальные опыты над животными и птицами. Опыты самовнушения. Сен-Ворбуд доказывает, что каждый может стать мастером своей воли. На сеанс приглашаются врачи — (Подробности в афишах).

Согласно рекламе, состоялось только три выступления Сен-Ворбуда в Бакинском цирке — 4, 5 и 6 января. Потом «победителя факиров» вытеснил с арены «мировой аттракцион» под руководством ведущего советского иллюзиониста Костано Касфикиса.

Анонс аттракциона Костано Касфикиса «Бакинский рабочий», № 5 (2545), 6.01.1928, стр. 6

Однако Сен-Вербуд не покинул город. Он организовал представление в редакции «Бакинского рабочего». В результате вышла та самая статья, на которую ссылались Вадимов и Тривас. Автор статьи — некий журналист Викт(ор) Юз. — явно симпатизирует Дуброву и называет его творчество «более сложным и интересным, чем опыты То-Рама».

Любопытная деталь. В статье «Факир с Путиловского завода» упомянута женщина, которую Сен-Вербуд «приводит в состояние одеревенелости, кладет ее на спинки двух стульев и сам становится на нее». Дама явно не из числа сотрудников газеты. Полагаю, что это та самая ассистентка факира, над «фиолетовым языком» которой впоследствии потешался Ильф.

«Бакинский рабочий», № 15 (2555), 18.01.1928, стр. 7
Факир с Путиловского завода

На афишах красуется странное имя:

— Сен-Ворбуд.

А в скобках объяснение: «С. Дубров».

Эта маленькая деталь, подсказанная безвкусием, несомненно играет большую роль в неудачах этого талантливого и интересного демонстратора человеческой воли во всем ее могуществе.

Публика малокультурная, падкая на фокусы и чудеса «восточной магии», разочарованно отходит от афиши:

— Так это совсем не индус и не китаец, и даже не немец! И никакой он не Сен-Ворбуд, а просто Дубров!

А публика, интересующаяся достижениями во всех областях, готова поверить в серьезность экспериментатора Дуброва, но не того Дуброва, который одевается в тогу Сен-Ворбуда, т.е. спекулирует на тяготении невежественного зрителя к таинственному индусу.

Между тем, этот Ворбуд-Дубров заслуживает внимания.

Он появился в Баку в то время, когда здесь гастролировал То-Рама.

У То-Рама опытный антрепренер, хорошо поставленная реклама, собственные звери.

Куда бедному Ворбуду тягаться с этим «индустриализованным» артистом?

— Я вызываю То-Рама на состязание! — объявил Ворбуд. — Я предлагаю проделать все те же чудеса и кое-что еще от себя.

Но То-Рама не принимает вызова. Не принял он его в Ленинграде, где администрация цирка чуть ли не направила настойчивого Ворбуда в милицию26. Не принял он вызова и в Баку. И здесь и там Ворбуду предлагают:

— Вот когда уедет То-Рама, вы можете у нас выступать.

Но То-Рама уже снял все сливки. Публика устала. Гастроли Ворбуда привели в восторг присутствовавших, но их было мало. Получился сухой «моральный успех». А артисту нужен и сбор.

Сен-Ворбуд пришел в редакцию:

— Разрешите здесь у вас для сотрудников дать сеанс.

Согласились. И то, что показал этот мастер своего дела в маленьком интимном кругу, далеко оставляет за собой «чудеса» То-Рама.

Раньше всего Ворбуд-Дубров прост и понятен. То, что То-Рама обставляет торжественной «тишиной», театральной виличественностью, Ворбуд проделывает спокойно, под разговоры, отвечая на вопросы.

— Ведь я не артист, — рассказывает он. — Я был рабочим, потом техником, потом народным судьей. Я уже давно владею этим искусством. Но только призезд То-Рама и шум, поднявшийся вокруг него, навел меня на мысль, что это интересно и поучительно как зрелище.

Ворбуд-Дубров проделывает опыты гораздо более сложные и интересные , чем опыты То-Рама. Он прокалывает не только себя, но и любого из зрителей, и прокол не дает ни крови, ни ощущения боли. Удивителен его опыт с женщиной, которую он приводит в состояние одеревенелости, кладет ее на спинки двух стульев и сам становится на нее.

И лучшее в его опытах — его простое объяснение. Зритель получает представление о «чудесах» магов и факиров и, что важнее всего, начинает понимать, какую колоссальную силу представляет человеческая воля.

Сен-Ворбуду надо дать ход. Им должен заинтересоваться культотдел АСПС27. Его гастроли занимательнейшее и полезное зрелище для районных клубов.

Викт. Юз.

Шоу в редакции принесло желаемые дивиденды — Дубровым заинтересовались и дали ход, как того и требовали газетчики. Пока Касфикис в цирке традиционно сжигал за собой иллюзионные мосты, то есть по завершении гастролей разоблачал секреты своих номеров28, Сен-Вербуд выступал в Доме Красной Армии и Флота (ДКАФ). И тоже как саморазоблачитель. «Все опыты с объяснением», — гласила его реклама.

23-го января 1928 года гастроль Сен-Ворбуда. Сегодня Сен-Ворбуд покажет до какого предела может быть развита и доведена воля человека. Все опыты с объяснением. Приглашаются врачи. Начало в 8 с полов. час. вечера.


◄ «Бакинский рабочий», № 18 (2558), 22.01.1928, стр. 8

▼ «Бакинский рабочий», № 22 (2562), 27.01.1928, стр. 8

27 января опять-таки в ДКАФ состоялись последние из известных представлений «победителя факиров» в Баку. После просмотра кинофильма «Ибрагим и Геодерзи» публика дивилась, как «Сен-Вербуд подчиняет своей воле хищников и птиц».

В пятницу 27 января исключительный вечер. Нашумевшая картина, кино-роман в 8-ми частях «Ибрагим и Геодерзи». После каждого сеанса гастроли Сен-Ворбуда в новой программе. Сегодня Сен-Ворбуд будет подчинять своей воле хищников и птиц, все порезы и проколы совершаются без окровавления и ранений.

Начало 1-го сеанса в 7 ч. вечера, 2-го сеанса в 9 с полов. ч. вечера. Цены местам от 30 до 80 к.
На сеанс приглашаются врачи.

Объявления Сен-Вербуда преднамеренно сканировались вместе с цирковыми анонсами. Из них следует, что 27 января Касфикис уже не выходил на арену, последнее его представление в Баку состоялось 24 января. Но не это главное. Гораздо интереснее, что иллюзионно-факирская эстафета То-Рамы, Касфикиса и Сен-Вербуда продолжилась и после их отъезда. В том же номере газеты опубликован анонс театра «Мюзик-Холл» о гастролях звезды Берлинского театра иллюзий мистера Франкфорда29. В цирк тем временем нагрянул очередной факир — «феноменальный египтянин», человек-аквариум по имени Саиб-Немо30. Воистину, в начале 1928 года Баку был Меккой для фокусников…

Анонс выступления театра иллюзий Франкфорда, «Бакинский рабочий», № 22 (2562), 27.01.1928, стр. 8

Подытожим четвертую главу.

1. Подтвердилась связь Сен-Вербуда (он же Сен-Ворбуд) с То-Рамой. Биографии полузабытого иностранного артиста нет в энциклопедиях, поэтому на основе разрозненных публикаций я подготовил краткую справку о нем:

То-Рама (To Rhama, То Рама, иногда То-Рамо) — австрийский факир-гипнотизер. Настоящее имя неизвестно, возможно, Луис Розенштейн (Louis Rosenstein). По образованию инженер-химик. Утверждал, что во время Первой мировой войны будучи тяжело раненным научился силой воли подавлять болевые ощущения. Публично выступать начал в 1926 году. Помимо стандартной для факиров нечувствительности к боли демонстрировал псевдогипноз животных. Вводил в каталептическое состояние птиц, рептилий, пресмыкающихся. «Взглядом» усмирял свирепого льва. Представления начинал с краткой лекции про гипноз. По утверждениям специалистов, номера То-Рамы с животными основывались на знании их анатомии, физиологических особенностей и дрессуре. Пиком артистической карьеры стала большая гастрольная поездка по Советскому Союзу, длившаяся с сентября 1926 по январь 1928 года. Сведениями о дальнейшей судьбе факира не располагаем.

На кадрах уцелевшей кинохроники (см. внизу страницы) можно видеть, как То-Рама демонстрирует «психическое обезболивание».

2. Дубров опередил многочисленных критиков, обвинявших заезжего артиста в обмане. Он публично разоблачал мифы о «зоогипнозе» и прочих «уникальных» талантах То-Рамы еще в ходе его пребывания в СССР. Для достижения этой цели бывший рабочий-путиловец избрал наиболее наглядный и доходчивый способ — личный пример. Он сам выходил на сцену или арену в качестве артиста, чтобы повторить «невероятные» эксперименты и разъяснить публике их суть. Более того, Сен-Вербуд предпринимал наивные попытки вызвать То-Раму на своеобразную факирско-гипнотическую дуэль. Гастролер вызовы игнорировал.

3. Характер фокусника-шарлатана Сен-Вербуда, выведенный Ильфом и Петровым в киносценарии «Однажды летом», не соответствует личности реального артиста, выступавшего под тем же псевдонимом. В отличие от своего вымышленного тезки, нарсудья Дубров отличался честностью и неприятием мошенников от искусства. К таковым он не без оснований причислял австрийского факира То-Раму, который успешно оболванивал советских граждан байками про гипноз животных. При этом Сен-Вербуд далек от огульного отрицания и разоблачительства. Наряду с «честными» факирскими трюками, он сам охотно показывал фокусы, не разглашая их иллюзионной подоплеки. Дубров не опускался до очернительства соперника и не ставил под сомнение его факирские навыки. Похоже, нетерпимость Сен-Вербуда распространялась только на попытки То-Рамы обосновать трюки с животными своими гипнотическими способностями и силой воли.

4. В объявлении от 4.01.1928 говорится о единственном выступлении Сен-Вербуда в Бакинском цирке, однако уже на следующий день появился очередной анонс, извещавший о двух других представлениях. По-видимому, руководство цирка изначально пыталось минимизировать риски на случай провала самозваного факира, но когда тот показал свое мастерство, ангажемент был продлен на несколько дней, остававшихся до прибытия в Баку аттракциона Касфикиса. Информация о шести выступлениях Сен-Вербуда в цирке и ДКАФ, наряду с хвалебной статьей в местной газете позволяет обоснованно утверждать, что бакинские гастроли прошли успешно. Артист показал себя с лучшей стороны. Фельетон Ильфа остается пока единственным негативным отзывом об исполнительской работе Сен-Вербуда.

5. Информация от Вадимова и Триваса о сотруднике Ленинградского института физиологии, который якобы участвовал в выступлениях Сен-Вербуда, пока не подтвердилась. В газете «Бакинский рабочий» доктор Анохин не упоминается, однако он вполне мог присутствовать на представлениях в других городах, например, в Ленинграде или его пригороде Красногвардейске (ныне Гатчина). Полагаю, что в книге «От магов древности...» упомянут выдающийся советский физиолог Петр Кузьмич Анохин (1898 – 1974). Он тогда был доцентом кафедры физиологии Ленинградского зоотехнического института и одновременно работал в лаборатории И.П. Павлова, которая впоследствии и стала Институтом физиологии. Исследования П.К. Анохина тех лет в области нервной деятельности животных как нельзя лучше согласуются с популярными лекциями Сен-Вербуда о «зоогипнотизме». Поиск по данному направлению продолжается.




23 Псевдоним То-Рама (в оригинале To Rhama) имеет русскоязычные вариации То Рамо и То-Рамо, возможно, в подражание имени популярного индийского жонглера, фокусника, факира и шпагоглотателя Рамо Сами (Ramo Samee), выступавшего в Европе в первой половине XIX века. Рамо Сами считается первым современным профессиональным жонглером.

24 Под таким названием с мая 1927 года и вплоть до закрытия в июле 1930 года выходил вышеупомянутый журнал «Цирк».

25 После рекламы Мазура в днепропетровской «Звезде» (см. главу 1) это уже второе факирское распятие. А вместе с то-рамовским «пригвождением рук к дереву» и ног к доске, даже третье. Все «распятия» пришлись на пик антицерковной кампании. Интересно, какие идеи вкладывали артисты в свои номера, атеистические или наоборот, христианские?

Месяц указан неверно, гастроли состоялись в январе
«Цирк и эстрада», № 5 (37), март 1928, стр. 15

26 Найти в ленинградской прессе свидетельства противостояния Сен-Вербуда и То-Рамы не удалось.

27 Культотдел АСПС — Культурно-просветительный отдел Азербайджанского совета профессиональных союзов.

28 В тот раз с разоблачениями случился перебор. Касфикис, выступавший в Бакинском цирке вслед за «зоогипнотизерами» То-Рамой и Сен-Вербудом, как видно, устал отвечать на однотипные вопросы публики о тайнах гипноза и в сердцах ляпнул, что сам он предпочитает нанимать участников гипнотических сеансов среди безработных. Разразился скандал, ставший впоследствии притчей во языцех. В марте 1928 года заметка о признании иллюзиониста попала в журнал «Цирк и эстрада» (см. скан справа), оттуда перекочевала в книгу И.А. Уразова «Факиры» (1928, стр. 18), а тридцать лет спустя — в мемуары Э.Т. Кио «Фокусы и фокусники» (1958, стр. 38).

29 Немецкий артист Франкфорд демонстрировал иллюзионное представление «1001 ночь», включавшее номера:

  • Зонт, проходящий сквозь подзорную трубу;
  • Цилиндр Мефистофеля с живыми свиньями;
  • М-р Франкфорд одновременно находится в двух высоких башнях и среди публики;
  • Адский дом Будды — китайские тени, появление Франкфорда с ассистентками.

30 Анонсировалось только два выступления Саиба-Немо в цирке Ивана Лерри — 29 и 30 января 1928 года. Сколько их было на самом деле, следует проверять по февральской прессе. Дело в том, что «транзитные артисты» были обычной уловкой администраторов. Ангажементы зачастую оказывались продолжительнее, чем изначально вещала реклама. Так было с Сен-Вербудом. Не исключено, что с человеком-аквариумом тоже.

    Анонс выступления факира Саиб-Немо, «Бакинский рабочий», № 23 (2563), 29.01.1928, стр. 6

    Видео

    Европейский факир То-Рама
    Кинохроника компании «Фокс ньюз»
    Съемка 16 декабря 1924 года

    Комментарии

    Олег Михайлович
    # Олег Михайлович
    20 октября 2014 г. 19:30
    Хорошо бы в будущем использовать эти публикации для создания ЭНЦИКЛОПЕДИИ. Вероятно, она была бы первой в своём роде!..
    Всё, как всегда, фундаментально... Извлечено из глубин, занесённых песками Времени...
    Успехов Вам, Андрей, и удачи!
    Марина
    # Марина
    21 октября 2014 г. 6:53
    Безмерно благодарны за огромную, тщательную и чрезвычайно плодотворную работу. Особенно трогательно для нас, потомков Семена Савельевича Дуброва, читать документы, подлинные свидетельства того времени, за которыми проступают переплетения человеческих судеб и характеров. После всех пережитых потрясений в семье не осталось других письменных свидетельств об этом поколении, кроме нежных надписей на уцелевших фотографиях, а тут открыт целый, абсолютно неизвестный нам пласт истории семьи. Еще раз, спасибо и браво автору!
    fedrv
    # fedrv
    21 октября 2014 г. 14:54
    Дорогая Марина Николаевна!

    Я очень Вам признателен за оценку проделанной работы и добрые слова в мой адрес. Понимаю, что Вы действовали из лучших побуждений, но при этом раскрыли слишком многое, лишив тем самым читателей сюрприза. Я намеревался рассказать о Вас и других потомках Сен-Вербуда только в заключительной главе. :(

    Ну, да не беда. Будем воспринимать Ваши слова не только как похвалу, но и как анонс.

    Итак, в пятой главе об артисте, послужившем прототипом для факира из «Золотого теленка», расскажут его близкие — дочки и внучки. Также будут представлены фотографии Семена Савельевича Дуброва и его ассистентки (самые внимательные уже поняли, что Вадимов и Тривас ошиблись со вторым инициалом).

    Для Вас, Марина Николаевна, тоже будет кое-что новое, с чем я Вас еще не успел познакомить. Нельзя же вовсе без сюрпризов!.. ;)

    Alex
    10 февраля 2015 г. 7:22

    https://www.facebook.com/ToRhama?ref=hl

    Ваш комментарий

    Задать аватар для своего комментария можно здесь

    Имя (обязательно)

    Электронная почта (обязательно)

    Веб сайт

    Изображение CAPTCHA
    Введите код, который вы видите, в следующее поле