Новости и анонсы

Благодарные фокусники к юбилею Прокопенко и Репина

18 августа 2019 г. 6:06 | Автор: fedrv | Просмотров: 554 | Комментариев: 2
Благодарные фокусники к юбилею Прокопенко и Репина

Признательность — это цветок,
который лучше всего растет на могилах.
Роберт Лембке

Признательность доказывается делом.
Оноре де Бальзак

Первая ступень благодарности — обязанность.
Игорь Карпов

5 августа вы могли увидеть на сайте скромную «напоминалку» о 110-летнем юбилее Л.И. Прокопенко, человеке, который нашел лермонтовского фокусника. В тот же день отмечалась другая дата, более громкая — 175 лет со дня рождения великого российского художника И.Е. Репина. Казалось бы, масштабы событий и личностей несопоставимы и связи между ними нет. Однако есть на планете место, полагаю, единственное, где чествовались оба юбилея сразу. Дело было в центральной библиотеке города Тольятти. Там прошла презентация книги Леонида Прокопенко «Дом бабки Буянихи». В шикарном издании повествуется о поисках дома, где останавливался Репин, когда работал над знаменитым полотном «Бурлаки на Волге». Отрадно сознавать, что событие, объединившее два имени и два юбилея, состоялось во многом благодаря признательности фокусников автору книги — пламенному Искателю, раскрывшему тайну персонажа из «Героя нашего времени».

А еще 5 августа в Тольятти выпало рекордное количество осадков. Город буквально затопило. В строгом соответствии с избитой поминальной метафорой, природа даже не всплакнула, а разрыдалась по завершении эпопеи многострадальной рукописи Л.И. Прокопенко. Впрочем, я упреждаю события. Подробный рассказ о мытарствах «Дома бабки Буянихи» впереди. Привожу текст, подготовленный мною в качестве предисловия.




Через тернии к читателю

Прежде чем быть напечатанной и оказаться в ваших руках, эта книга преодолела долгий путь длиною в 65 лет. Написанная еще в сентябре 1953 года, она не была издана. Не помог даже одобрительный отзыв со стороны маститого советского художника… Шли годы. Скончался автор. Распался СССР. Закончился XX век. Умерли два сына автора. Подросло родившееся на заре третьего тысячелетия поколение — а рукопись все ждала своего звездного часа… И дождалась! В 2019 году книга «Дом бабки Буянихи» наконец-то вышла в свет, ознаменовав своим запоздалым тиражом 175-летний юбилей И.Е. Репина. Это ли не чудо?! Это ли не доказательство булгаковских слов о том, что рукописи не горят?

Механизм свершившегося чуда прост — человеческое неравнодушие. И первый среди неравнодушных — сам автор, инициативно отыскавший репинский дом, поведавший о поисковых перипетиях, о последних днях Ставрополя-на-Волге, о великой стройке и о тех, кто на ней трудился.

Приходилось ли вам слышать об этом удивительном человеке? Почти наверняка, нет. Между тем журналист, краевед и литературовед Леонид Иванович Прокопенко, печатавшийся также под псевдонимом Леонид Леопольдович Лодгауз, оставил весьма обширный творческий след. Его можно встретить в статьях, очерках и кинофильмах, на открытках и экслибрисах, в истории цирка и театра, в многочисленных исследованиях, касающихся Лермонтова, Маяковского, Репина, Горького, Ильфа и Петрова. Он повлиял даже на топонимику Саратова и Тольятти...

Прочитав книгу «Дом бабки Буянихи», вы убедитесь, что главной движущей силой неуемной натуры Леонида Ивановича был исследовательский азарт. Едва почуяв запах тайны, он, как заправская ищейка, бросался на поиск истины и находил ее. Умение подмечать мельчайшие детали и делать на их основе удивительные открытия сделало Прокопенко одним из самых удачливых и виртуозных искателей в области культуры. Увы, далеко не всегда таланту сопутствует известность — часто ее отодвигает скромность. Вот что ныне говорят коллеги Леонида Ивановича:

Л.И. Прокопенко относится к числу лермонтоведов, практически наших современников, чьи имена незаслуженно стираются в «литературоведческой памяти»: на данный момент нет не только биографического очерка о нем, но и точных дат его жизни.1

С выходом книги «Дом бабки Буянихи» ситуация, о которой так сокрушаются искусствоведы, кардинально изменилась. Теперь биографический очерк и точные даты жизни Л.И. Прокопенко имеются. С них и начнем.

О судьбе автора

Леонид Иванович Прокопенко родился 5 августа (по старому стилю 23 июля) 1909 года на хуторе Романовский Кубанской области (ныне город Кропоткин Краснодарского края).

Саратовские краеведы В.Н. Семенов и В.И. Давыдов в краткой биографической справке на Прокопенко, включенной в их книгу «Краеведы Саратова», ошибочно указали год его рождения как 1911. Пришлось связываться с Вячеславом Ивановичем Давыдовым (к несчастью, в начале 2016 года его коллега Виктор Николаевич Семенов скончался), однако внятного ответа на причины допущенной ошибки не последовало. Похоже, авторы просто «на глазок» оценили возраст Леонида Ивановича. Так или иначе, но сохранилось свидетельство о рождении, которое делает дискуссии о дате и месте рождения Прокопенко излишними.

Обложка книги «Краеведы Саратова»
Дубликат свидетельства о рождении Л.И. Прокопенко

Его отец Иван Иванович Прокопенко был машинистом паровоза, впоследствии сменил профессию железнодорожника на бухгалтера. Мать — Вера Фадеевна Прокопенко. Помимо Леонида Ивановича в семье было три ребенка: Надежда (в домашнем кругу ее звали Дина), стала корректором, Клавдия Ивановна — педиатр, заслуженный врач РСФСР и самый младший — Владимир Иванович, моряк-подводник, пропал без вести во время Великой Отечественной войны.

Журналистика привлекала Леонида Ивановича с детства, в школьные годы — юнкор, затем рабкор. Учился в Восточном институте и Художественном институте имени И.Е. Репина на искусствоведческом факультете (вузы не окончил). С 1928 года занялся журналистикой на профессиональном уровне. После переезда в начале 1930-х годов в Саратов сотрудничал с печатными изданиями Автономной Республики Немцев Поволжья (ликвидирована в 1941 году). По-видимому, это стало причиной того, что Леонид Иванович Прокопенко внезапно превратился в Леонида Леопольдовича Лодгауза.

Леонид Прокопенко с мамой Верой Фадеевной

Любопытна история появления этого псевдонима. Прокопенко был в приятельских отношениях с Федором Ивановичем Панферовым (1896–1960). В то время тот был редактором «Крестьянского журнала», однако в историю советской литературы вошел как автор объемного и идеологически выверенного романа «Бруски». Сидели однажды Федор Иванович с Леонидом Ивановичем на лоне природы. Старший товарищ наставнически рекомендовал начинающему журналисту быть ближе к читателям, коими тогда были немцы Поволжья, и взять соответствующий псевдоним. Не мудрствуя лукаво, они огляделись и увидели лодку и дом — по-немецки «гауз». Так родился составной «интернациональный» псевдоним Лодгауз.

Впоследствии оказалось, что брать его в преддверии войны с Германией было не лучшим решением. В 50-х годах Леонид Иванович постепенно отошел от использования псевдонима. Сложнее пришлось его сыновьям от первого брака, которые при рождении были записаны под фамилией Лодгауз. Старший сын Натан (17.09.1935 – 23.03.2000) оставался Лодгаузом до конца своих дней. А вот младший Марк (1.04.1937 – 9.10.2002) сменил фамилию на Прокопенко. Еще радикальнее поступил его сын (внук Леонида Ивановича), ставший после женитьбы Павлом Марковичем Мишариным.

Л.И. Прокопенко с первой женой С.И. Черной и сыновьями Натаном и Марком, ок. 1938 года

Однако не будем опережать события. Немного подробнее о семье Прокопенко-Лодгауза. В 1934 году Леонид Иванович женился на Сарре Исааковне Черной (22.06.1909 – 4.06.1994). Через десять лет брак распался. В послевоенные годы сошелся со вдовой Марией Ивановной Завьянцевой (в девичестве Житиневой, 29.07.1915 – 20.10.1986). Расписались они не сразу, а уже после рождения их общего сына Олега (р. 28.03.1953), впоследствии тренера по хоккею.

Л.И. Прокопенко со второй супругой М.И. Завьянцевой, 1950 год

Именно он предоставил большинство сведений и документальных материалов об отце, в частности, трудовую книжку Леонида Ивановича. Документ интересный, но оставляющий много вопросов. Так, первые 18 лет трудовой деятельности Прокопенко сведены в одну единственную фразу: «Общий стаж работы по найму подтвержден соответствующими документами». Этот период пришлось восстанавливать по воспоминаниям родственников, архивным материалам, сосредоточенным преимущественно в Российском государственном архиве литературы и искусства (РГАЛИ), а также по многочисленным публикациям в прессе.

Первые две записи в трудовой книжке Л.И. Прокопенко

Леонид Иванович активно печатался в журналах «Огонек», «Искусство кино», «Физкультура в РСФСР», «В мире книг», а также в газетах «Коммунист», «Заря молодежи», «Молодой сталинец», «Большая Волга», «Рабочий транспорта», «Советское искусство», «Советская культура», «Гудок», «Красная газета», «Молодежь Грузии» и многих других. Список работ Прокопенко, размещенный на его персональной страничке на сайте magicpedia.ru, включает свыше 300 публикаций.

В 1937 году Леонид Иванович занимался изучением саратовского периода творчества В.В. Маяковского. Пытаясь отыскать автограф стихотворения «Фабриканты оптимистов», переписывался с директором государственного литературного музея В.Д. Бонч-Бруевичем и Л.Ю. Брик. К сожалению, написанная им книга «Маяковский в Саратове» издана не была, судьба рукописи неизвестна. Впоследствии Прокопенко опубликовал несколько статей на эту тему, а в 1947 году организовал одноименную выставку в областном музее краеведения.

Леонид Иванович также планировал написать книгу «Саратовские театры», однако проект не был реализован. Сохранился лишь план монографии в его письме С.Н. Дурылину от 16 февраля 1947 года (РГАЛИ, ф. 2980, оп. 1, ед. хр. 635).

Из переписки Л.И. Прокопенко (Лодгауза) с С.Н. Дурылиным (приведен план монографии), Е.М. Кузнецовым и А.Я. Шнеером

В 1939 году Прокопенко-Лодгауз начал писать о цирке. Основательное исследование «Саратовский цирк» было нещадно урезало при издании в 1950 году, превратившись из полноценной книги в краткий очерк. Леонид Иванович печатался в журнале «Советский цирк» (с 1963 года назывался «Советская эстрада и цирк»), при этом иногда выступал в качестве «литературного негра» — отдельные материалы выходили без упоминания его авторства. В переписке с искусствоведом А.Я. Шнеером предлагал ряд исправлений и дополнений к вышедшей в 1973 году книге «Цирк. Маленькая энциклопедия», но из-за небрежности составителей или редакции многие выявленные им ошибки не были исправлены и перекочевали в 1979 году во второе издание.

С ноября 1949 года Леонид Иванович являлся членом Всесоюзного общества «Знание». Выступал с лекциями, участвовал в работе Особой сводной агитэскадрильи им. Максима Горького.


С сентября 1952 по март 1953 года работал на строительстве Куйбышевской ГЭС (ныне Жигулевская ГЭС). Одновременно с выполнением обязанностей председателя жилищной комиссии пострайкома Куйбышевгидростроя Л.И. Прокопенко по собственной инициативе искал дом, где в 1870 году останавливался И.Е. Репин, когда собирал фактуру для картины «Бурлаки на Волге». Во многом благодаря усилиям Леонида Ивановича, здание было идентифицировано и впоследствии перенесено из затоплявшегося при возведении плотины Ставрополя-на-Волге на территорию нынешнего города Тольятти. Ход и результаты поисков Прокопенко изложил в книге «Дом бабки Буянихи». Как уже отмечалось, несмотря на положительную рецензию члена-корреспондента Академии художеств СССР заслуженного деятеля искусств РСФСP Евгения Александровича Кацмана, книга не была издана.

 

Не все благополучно сложилось и с переносом репинского дома. Сперва предполагалось установить его на центральной улице, названной в честь художника. Но хотели как лучше, а получилось как всегда... Вместо обещанного центра дом был упрятан в Депутатский проезд. Улицу Репина пришлось переименовывать в улицу Ушакова, а Депутатский проезд — в проезд Репина.


С 1961 года Леонид Иванович был членом Союза журналистов СССР. Очень много печатался в прессе местного и областного уровня. С 1979 года — член Союза кинематографистов СССР. Удалось найти информацию о трех фильмах, в съемках которых он участвовал: «Старик», «Далеко до апреля» и «Без права на пощаду». В изданной в 2016 году в Саратове книге «Голливуд на Волге» Прокопенко упомянут как директор телефильма «Старик» снятого в 1969 году по одноименной повести Константина Федина. В первых кадрах этой картины можно увидеть домашнего питомца семьи Прокопенко — пса Тишку.

Обложка книги «Голливуд на Волге»
Саратов, 2016, 96 стр.
На съемках телефильма «Старик»
Справа директор картины Л.И. Прокопенко

Про фильм «Далеко до апреля» говорится в трудовой книжке Леонида Ивановича, однако в титрах значится другой директор. Вернее, другая — некто И. Ковалева.

 

Записи в трудовой книжке Л.И. Прокопенко за 1968–1976 гг.

Двухсерийный телефильм о разоблачении бывшего пособника гитлеровцев «Без права на пощаду» упомянут в числе творческих заслуг Леонида Ивановича на сайте саратовского отделения Союза журналистов России. В трудовой книжке об этом — ни слова, хотя в титрах Прокопенко действительно фигурирует как директор картины. На 29-й минуте второй серии (если точнее, 28:45) можно увидеть самого Леонида Ивановича, снявшегося в эпизодической роли. В течение 5–6 секунд он шествует в белом халате и беседует со следователем.

Кадры из телефильмов Саратовской киностудии «Далеко до апреля» и «Без права на пощаду»

И еще одна малоизвестная сторона деятельной натуры Леонида Ивановича. Он был коллекционером экслибрисов. Ряд его газетных и журнальных статей посвящены этому увлечению. За год до смерти он подготовил и издал набор открыток «Экслибрисы художников Саратова». На 65 открытках представлено творчество 11 художников-графиков из этого города. Есть в наборе три миниатюры «Из книг Леонида Прокопенко». На первой, выполненной Валентином Григорьевичем Евграфовым (1930–2002), основную смысловую нагрузку несет обрамление в виде кинокадра, карандаша, ручки, художественной кисти и киноаппарата. Сюжетом книжного знака от Бориса Антоновича Протоклитова (1899–1987) стал парусник в бурном море — явная аллюзия на лермонтовский «Парус». На третьем экслибрисе от художника Василия Федоровича Мощенко (1908–1984) изображены газеты, кинопленка и эмблема цирка. Центральное место в композиции занимает томик Лермонтова. Трудно найти более наглядные и лаконичные свидетельства, отражающие круг интересов и жизненных приоритетов Леонида Ивановича.

Обложка набора открыток и экслибрисы Л.И. Прокопенко работы художников Б.А. Протоклитова и В.Ф. Мощенко

Пожалуй, в экслибрисах не удалось отобразить лишь деятельность Прокопенко как краеведа. А краеведом он был многопрофильным и влиятельным. Об этом говорит не только широчайший тематический разброс подготовленных им газетных публикаций, но и тот факт, что Леонид Иванович успешно защищал от бездумной реконструкции архитектуру старого Саратова и выступил инициатором переименования 28 августа 1964 г. улицы Покровская в улицу Лермонтова. Предполагалось, что в 1830 году поэт гостил в расположенном на этой улице доме, ныне вмещающем Саратовский областной музей краеведения.

Саратовский областной музей краеведения, ул. Лермонтова, 34 Посвящение памяти Леонида Прокопенко
в книге «По саратовским следам „Золотого теленка“»

В упоминавшейся ранее книге «Краеведы Саратова» сказано про Прокопенко:

Он инициировал работу по исследованию прототипа города Арбатова из романа Ильфа и Петрова «Золотой теленок», полагая, что им мог быть Саратов. Но не успел довести начатое исследование до конца и передал добытые материалы перед уходом из жизни краеведу Донецкому. Последний в 2012 году издал книгу «По саратовским следам „Золотого теленка“», которую не забыл посвятить светлой памяти Леонида Ивановича Прокопенко.



Могила Леонида Ивановича Прокопенко
и Марии Ивановны Завьянцевой-Прокопенко
в 1987 и 2017 году



Скончался Леонид Иванович 3 декабря 1985 года в Саратове. Похоронен на городском кладбище в поселке Елшанка (участок 104, могила № 44, находится во втором ряду вдоль прохода между уч. 104 и 105). Там же покоится его супруга Мария Ивановна Завьянцева-Прокопенко, которая умерла вслед за мужем, не прожив и года после его ухода.

О судьбе книги

Таков обещанный биографический очерк о Л.И. Прокопенко. Он правилен по содержанию, но никуда не годится из-за сухой энциклопедической формы изложения. О Леониде Ивановиче следует говорить так, как он сам рассказывал о своих открытиях — перемежая факты с историей их поиска. Это был его «фирменный» стиль, в который влюбляешься сразу, как только знакомишься с ним. В таком стиле написан «Дом бабки Буянихи» и большинство отчетов Прокопенко о его литературоведческих и прочих находках.

Приведу воспоминания профессора Владимира Александровича Захарова:2

Я помню выступления Леонида Ивановича Прокопенко… на многих Всесоюзных Лермонтовских конференциях, проходивших в Пятигорске. Они всегда были интересны и в чем-то даже артистические. Он начинал издалека, рассказывал о какой-то малоинтересной, на первый взгляд, детали, которую он или где-то выкопал, или на которую обратил внимание, чего другие лермонтоведы до него не сделали. Его рассказ шел мерно и вдруг он вынимал, как фокусник из кармана, из, казалось бы ничего, факты, которыми сыпал беспрестанно, и которые вдруг начинали говорить.

Обратите внимание на характерное сравнение Прокопенко с фокусником. Пожалуй, тут самое время представиться и рассказать про неожиданную связь Леонида Ивановича со мной и Российской ассоциацией иллюзионистов (РАИ). Зовут меня Андрей Федоров. Еще несколько лет тому назад я, как и большинство из читающих эти строки, ничего не знал о Леониде Ивановиче.

Нас связал Лермонтов, точнее, один из второстепенных персонажей «Героя нашего времени» — фокусник Апфельбаум. Будучи так называемым хранителем истории РАИ, я однажды занялся поиском по Апфельбауму, но вскоре обнаружил, что работа уже проделана до меня неким Л. Прокопенко. Да еще как проделана! Были две детальные публикации в журнале «Советский цирк» в 1962 и 1966 годах, заметка в «Лермонтовской энциклопедии», а также несколько газетных статей, включая одну на немецком языке. Мне оставалось лишь следовать проторенным путем.

Нас связал персонаж М.Ю. Лермонтова, оказавшийся реальным артистом

Опубликовав на сайте magicpedia.ru материал об Апфельбауме, я решил отдать дань уважения человеку, который посвятил лермонтовскому фокуснику столько времени и сил. Принялся искать информацию о Леониде Ивановиче в сети, но был страшно разочарован — биографических данных практически не было. Нашлось около десятка его статей преимущественно лермонтоведческого характера, брошюра о саратовском цирке да несколько указаний на то, что Прокопенко жил в Саратове.

Там я и продолжил поиск. Установив, что поток публикаций Прокопенко оборвался в 1986 году, я предположил, что именно тогда он умер. В специализированном отделе регистрации актов гражданского состояния смерти по Саратову (ул. Кисилева, 7) удалось выяснить, что человек с такой фамилией, именем и отчеством скончался в конце 1985 года. К счастью, сотрудница отдела оказалась достаточно чуткой и понимающей женщиной, чтобы в обход инструкции сообщить контактные данные лица, ответственного за могилу.

Так удалось выйти на Валентину Абрамовну Лодгауз — единственную из ныне живущих носителей этой фамилии-псевдонима, вдову Натана Леонидовича, старшего сына Л.И. Прокопенко. Она поделилась информацией о первой семье свекра и подсказала, как связаться с его сыном от второго брака — Олегом Леонидовичем. С ним мы переговорили по телефону и даже мельком встретились на Павелецком вокзале в Москве, куда он привез своих подопечных — юношескую хоккейную команду, а заодно и несколько отцовских фотографий для меня.

Валентина Абрамовна Лодгауз Олег Леонидович Прокопенко

По результатам встреч с В.А. Лодгауз и О.Л. Прокопенко была подготовлена мемориальная страничка Леонида Ивановича, после чего я посчитал свою миссию выполненной. То, что планировалось сделать для Искателя с большой буквы, было сделано. Но не тут-то было…

В июле 2018 года одна дама из фейсбука, узнав, что я приложил руку к сохранению памяти о Прокопенко, порекомендовала связаться с председателем московских лермонтоведов Александром Александровичем Сахаровым. От него поступило приглашение выступить с докладом о Л.И. Прокопенкко на десятых Московских Лермонтовских чтениях. Так начался второй этап поиска, более основательный и въедливый. Я был рад возобновить работу, поскольку верил, что сам Леонид Иванович был бы счастлив узнать, что кто-то изучает его жизнь и творчество подобно тому, как он сам когда-то занимался забытыми именами и судьбами.

Из информационного письма о X Московских Лермонтовских чтениях

В августе я вновь отправился в Саратов, благо там живут родители и сестра моей жены. Прошелся по местным музеям и архивам. Наиболее результативным оказался визит в научную библиотеку Саратовского государственного университета (СГУ) им. Н.Г. Чернышевского. В справочно-библиографическом отделе нашелся небольшой перечень статей Прокопенко в региональной прессе, но главное, что я там получил, — это доступ к картотеке библиографа-краеведа Надежды Николаевны Федоровой (1905–1984). Интереснейшая была личность! Выпускница и аспирант Московского библиотечного института, она стала первым директором Саратовского библиотечного техникума, созданного в 1934 году, затем была директором Саратовской областной библиотеки, в 1950-е годы возглавляла управление культуры Саратовского облисполкома, потом снова вернулась в областную библиотеку. При этом она инициативно вела картотеку. Делала это собственноручно. Увы, не самым разборчивым почерком…

Материалы из картотеки Надежды Николаевны Федоровой,
посвященные творчеству Леонида Ивановича Прокопенко
Хранятся в справочно-библиографическом отделе библиотеки
Саратовского государственного университета им. Н.Г. Чернышевского 

В картотеке моей однофамилицы имеется раздел, благодаря которому удалось установить ряд псевдонимов Л.И. Прокопенко. Помимо уже известного нам Л. Лодгауза, это Л. Лод, Л. Лоденко, Л. Лорд, Л. Лерд (Leonid Lerd), Л. Леонидов, Л. Липин, Л. Листин, Л. Алин, Л. Лялин, Л. Жак, Л. Иванов, Л. Иванович, Т. Ливанов, Л. (П.) Енко, Л. Кубанский, А. Макалюкин, О. Огурцов, Ц. Ган, Ш. Айбин. Найденные сведения способствовали дальнейшему расширению списка публикаций Леонида Ивановича.

В ходе саратовского турне состоялось несколько встреч с Валентиной Абрамовной Лодгауз. Но главный сюрприз поджидал меня дома у Олега Леонидовича Прокопенко. Он передал массу материалов об отце (документы, фотографии, киноленты, негативы), а расставаясь, как бы мимоходом, доверил мне заботу о неизданной книге «Дом бабки Буянихи». Это было как гром среди ясного неба! Я просто остолбенел... Упоминание рукописи раньше встречалось мне в архивном фонде Е.А. Кацмана (РГАЛИ, ф. 2368, оп. 1, ед. хр. 30, 76), но дальнейшие поисковые усилия оказались бесплодными, и я решил, что рукопись безвозвратно утрачена. А тем временем она, забытая, стояла в укромном уголке кладовой и терпеливо ждала своей участи. Вот ведь как бывает!

Письма Л.И. Прокопенко Е.А. Кацману и отзыв художника на книгу «Дом бабки Буянихи»

Сразу же уточнил, не таится ли по соседству другой утерянный труд Леонида Ивановича — книга «Маяковский в Саратове». Увы, двойного чуда не случилось… Пообещал Олегу Леонидовичу приложить максимум усилий, чтобы опубликовать «Дом бабки Буянихи» к предстоящему в 2020 году 150-летнему юбилею пребывания И.Е. Репина в Жигулях. Благодаря небезразличным тольяттинцам, получилось даже немного раньше.

Рукопись (машинопись) книги Леонида Прокопенко «Дом бабки Буянихи»

Первым делом я принялся за чтение рукописи. Прочел взапой, не отрываясь. Особое внимание привлекло упоминание эскиза И.Е. Репина на лермонтовскую тему (см. с. 76–77). Решив, что более детальная информация об этом рисунке будет уместна как на Лермонтовских чтениях, так и в книге «Дом бабки Буянихи», я вновь отправился в библиотеку Саратовского госуниверситета.

Эскиз попал в СГУ в составе сорокатысячного книжного собрания профессора Петербургского университета Ильи Александровича Шляпкина (1858–1918) и в 1944 году был идентифицирован как репинский. Л.И. Прокопенко известил о находке через заметку «Неизвестные рисунки Репина» в газете «Советское искусство», № 39 (971) от 28.09.1945. Более развернутый авторский вариант публикации хранится в РГАЛИ (ф. 2322, оп. 1, ед. хр. 352). В 1952 году Анатолий Парамонов продублировал информацию в своей книге «Иллюстрации Репина».

Илья Александрович Шляпкин
(1858–1918)
Заметка Л.И. Прокопенко (без указания имени автора)
в газете «Советское искусство», № 39 (971) от 28.09.1945, стр. 2

Любопытно, что вскоре артефакт был потерян, потом снова нашелся, а к нашему времени о нем и вовсе забыли. Ни директор университетской библиотеки, ни ее заместитель по научной работе, ни даже заведующая отделом редких книг и рукописей Нэлли Алексеевна Попкова не подозревали, что хранят репинский эскиз. Причина тому — устаревший и крайне неудобный хронологический способ учета поступлений.

Пришлось снова браться за поиск. Вместе с сотрудницами отдела Светланой Викторовной Клейменовой и Ларисой Сергеевной Павловой мы тщательно пролистывали амбарные книги. Страница за страницей, том за томом. К счастью, наши усилия увенчались успехом. Нужная запись нашлась под номером 2644 в шестой книге «Перечень 1943–1965 гг.» Уже через несколько минут мы с интересом разглядывали артефакт.

Общий вид эскиза И.Е. Репина Печорин (возможно, сам М.Ю. Лермонтов) и княгиня Лиговская (предположительно)

На сером, чуть пожелтевшем листе бумаги изображены Казбич, Азамат, штабс-капитан Максим Максимыч, покуривающий «из маленькой кабардинской трубочки», Тамара и над нею Демон с полураспростертыми крыльями и молитвенно сложенными руками, наконец, сам Печорин и отвернувшаяся от него дама с веером — княжна Мери или, возможно, княгиня Лиговская... Удивительная работа! Вот какое впечатление произвела она на моего друга известного московского фокусника Дениса Власова:

Поразили эскизы Репина. В небрежных, вроде бы, штрихах есть и движение, и характеры, и мимика. Как готовые картины, а ведь это еще даже не этюды, просто наброски!

Теперь и вы можете увидеть репинский эскиз или, как его назвал Леонид Иванович, «сюиту рисунков» для печатной программы юбилейного чествования М.Ю. Лермонтова, столетие со дня рождения которого предполагалось отметить в 1914 году. Дата совпадала с 300-м представлением оперы А.Г. Рубинштейна «Демон». В связи с началом Первой мировой войны празднование не состоялось, набросок попал в частные руки и долгое время оставался неизвестным.

Демон с полураспростертыми крыльями Максим Максимыч, Печорин, Казбич, Азмат Тамара в монашеском одеянии

Однако даже после находки в 1944 году мало кто интересовался репинским эскизом. Символично, что о нем вновь вспомнили в связи с желанием московских лермонтоведов ближе познакомиться с судьбой и творчеством Леонида Ивановича Прокопенко. Надеюсь, я правильно поступил, завершив им свой рассказ о жизни этого замечательного человека на Лермонтовских чтениях 29 сентября 2018 года.

Отдельные слайды (8 из 60) презентации «Саратовский Лермонтовед Леонид Иванович Прокопенко»

После доклада на конференции я подготовил статью о Л.И. Прокопенко для журнала «Филокартия» № 1 (61), 2019, с. 34–37 и принялся искать издательство, которое заинтересовалось бы книгой «Дом бабки Буянихи». Логично было начать с Тольятти, ведь рукопись полна уникальной краеведческой информации о городе-предшественнике — Ставрополе-на-Волге. Созвонился с заведующей сектором краеведения тольяттинской Центральной библиотеки им. В.Н. Татищева Натальей Александровной Мальцевой. Она внимательно выслушала и порекомендовала связаться с Галиной Михайловной Павлухиной, директором и главным редактором местного издательства «Папирус».

Статья памяти Л.И. Прокопенко в журнале «Филокартия», № 1 (61), 2019

В свою очередь Галина Михайловна с большим воодушевлением восприняла идею ознаменовать репинский юбилей выходом книги, застрявшей в прошлом. Она развила бурную активность и добилась результата. На обороте титульного листа указаны лица и организации, которые оказали издательству финансовую и иную помощь: ПАО «КуйбышевАзот», благотворительный фонд «Духовное наследие им. С.Ф. Жилкина, Тольяттинское отделение КПРФ, Вера Владимировна Прокопенко (родственником автора не является), Галина Валентиновна Муканина, Ольга Ивановна Гога, Татьяна Анатольевна Ханина, Торгово-промышленная палата г. Тольятти.

Г.М. Павлухина представляет книгу Л.И. Прокопенко «Дом бабки Буянихи», 7.08.2019

Вот и вся история. Казалось бы, при чем тут судьба книги, если речь шла в основном о людях? Так уж сложилось, что вышеназванные люди сыграли решающую роль в публикации. Не окажись в цепочке хоть кого-то из них, возможно, не было бы и юбилейного издания…

На этом рассказ о тернистом пути книги «Дом бабки Буянихи» завершен. Пора вам, дорогие читатели, перешагнуть через многолетнюю толщу времени и окунуться в начало 1950-х годов, чтобы встретиться с людьми, о существовании которых вы не подозревали, хотя не исключено, что знакомы с их внуками и правнуками… Все-таки удивительная это штука — книга!

Андрей Федоров, хранитель истории
Российской ассоциации иллюзионистов,
член британского «Магического круга»,
основатель и ведущий сайта magicpedia.ru

1 Приведены слова заведующего Лермонтовским кабинетом библиотеки Института русской литературы (Пушкинского Дома) кандидата педагогических наук Николая Сергеевича Беляева. Цитируется по изданию «Лермонтоведческий сборник». Вып. 2, СПб.: Библиотека Российской Академии наук, 2016, с. 5.

2 Цитируется по очерку В.А. Захарова «О портрете М.Ю. Лермонтова, приписываемом Ф.О. Будкину», Москва–Армавир: издательство «Русская панорама», 2017.




В субботу 17 августа с оказией из Тольятти доставили первую упаковку книг. В данном случае их нельзя назвать авторскими экземплярами. Скорее промоутерскими... Впереди приятные хлопоты по передаче издания сыну и снохе автора, в Ленинку (РГБ) и библиотеку Саратовского университета. 

Удовлетворен ли я? По большому счету, да. Желание познакомиться с жизнью замечательного Искателя принесло неожиданные плоды, воплотившись в доклад на Лермонтовской конференции, журнальные и сетевые статьи, находку считавшейся утраченной рукописи и издание книги. Даже для близких Л.И. Прокопенко его личность заиграла новыми красками... А архивные, библиотечные и музейные поиски! А новые знакомства с интереснейшими людьми! И все это в исхоженном вдоль и поперек Саратове, казалось бы, хорошо изученном городе. Например, Олег Леонидович вручил мне отцовскую рукопись в двух минутах ходьбы от дома В.С. Свечникова на ул. Рабочая, где я неоднократно бывал до переезда хозяев к дочери в США. Проделанная работа обогащает духовно и интеллектуально и не может не радовать.

С другой стороны, есть и негативные моменты. Даже по нынешним меркантильным временам тираж «Дома бабки Буянихи» весьма скромный — всего-то 200 экз. Основная масса книг разойдется по тольяттинским библиотекам. Издание получилось красочным. Оно больше похоже на альбом иллюстраций, чем на почти документальный отчет поисковика-краеведа. В голове не укладывается, как можно было напичкать книгу не относящимися к рассматриваемому периоду репродукциями репинских картин, одновременно проигнорировав столь нужную схему затопленного Ставрополя-на-Волге. Подлаживаясь под сомнительные вкусы спонсоров, «Папирус» невольно способствует превращению читателей в бездумных созерцателей. Еще редакция зачем-то произвела собственную разбивку глав, далекую от авторской. Не говорю уже про бич современного книгоиздательства — многочисленные ляпы в области корректуры и типографики. Впрочем, стоит ли драматизировать? На издание книги я не потратил ни копейки, если не считать расходов на телефонные переговоры. Вопросами «пробивания» и спонсирования проекта целиком и полностью занималась Г.М. Павлухина. Так что грех жаловаться. Как говорится, дареному коню в зубы не смотрят...

Пожалуй, теперь в деле Леонида Ивановича Прокопенко можно поставить жирную точку. Но почему-то я уверен, что она вновь расплывется в зовущее к новым открытиям многоточие. Перефразируя Экзюпери, мы навсегда в ответе за тех, кого изучили...

Комментарии

В.А. Лодгауз
# В.А. Лодгауз
29 сентября 2019 г. 12:00
Ваша благодарность и благодарность Ассоциации иллюзионистов Леониду Ивановичу за его поиски и находки, касающиеся фокусника Апфельбаума, необыкновенно щедра. Вы лично оказались Искателем того же порядка, что и предмет Ваших поисков — Леонид Иванович Прокопенко. Вы изучили его биографию, обнаружили множество его публикаций и составили их полный список, нашли перечень его многочисленных псевдонимов. Понятно, что за этим стоят серьезные архивные, библиотечные и музейные поиски. И венец всех стараний — Вы вернули к жизни никому не ведомую рукопись книги Леонида Ивановича «Дом бабки Буянихи» и добились ее издания, что само по себе кажется невероятным! Конечно, директор Тольяттинского издательства Г.М. Павлухина сыграла в этом большую роль, за что ей низкий поклон. При этом и она получила от Вас хороший подарок. Вряд ли еще какое-нибудь провинциальное издательство откликнулось на юбилей И.Е. Репина роскошной книгой о его пребывании в этом городе.
Замечательным «побочным» продуктом Ваших поисков является обнаружение в фондах НБ СГУ эскиза И.Е. Репина на Лермонтовскую тему, считавшегося утерянным. Кстати, об этом можно написать небольшую статью в университетский журнал. Кажется, он еще существует. Я могу уточнить.
По поводу жирной точки, которую можно поставить в деле Леонида Ивановича, я с Вами согласна, что она может расплыться в многоточие... Я имею ввиду его исследование под названием «Тамань», о котором он мне говорил незадолго до смерти. Не исключаю, что рукопись пылится в каком-то чулане. Последний, кто мог ее держать в руках, это Аркадий, внук Марии Ивановны и племянник Олега. Его родители жили в Подмосковье, кажется, в Репино, а сам он жил с бабушкой и дедушкой в Саратове.
Разумеется, самый большой подарок Вы сделали нам, родственникам Леонида Ивановича. Благодаря Вам мы узнали много нового о нем и прочувствовали, каким незаурядным человеком он был. Сам он очень бы порадовался не только книге, но и признанию его заслуг. При жизни он не был этим избалован.
Андрей, еще раз огромное спасибо за все!
fedrv
# fedrv
30 сентября 2019 г. 19:42
Спасибо, Валентина Абрамовна, за добрые слова. Помните, в фильме «Москва слезам не верит» Гоша говорил: «Люблю свою работу, потому что, когда я туда прихожу, там начинает крутиться то, что без меня не крутилось»? Я счастлив тем, что нам с Вами тоже удалось провернуть то, что без нас «не крутилось». Не потому что дело было неподъемное, а потому что не было желающих за него взяться.
У нас ведь как повелось? Безвозмездно тратить свое время и энергию никто не хочет — дураков нет... Проще посокрушаться, что неординарного искателя-лермонтоведа забыли, и даже даты жизни его неизвестны, чем засучить рукава и исправить ситуацию.
Альтруизм нынче не в моде. Интерес вызывают лишь крупнобюджетные проекты, чреватые денежной или иной отдачей. А работать исключительно ради моральной компенсации — боже упаси! Пусть лохи таким занимаются!
Вот мы с Вами, Валентина Абрамовна, и занялись. Взялись и сделали. И оно того стоило! Сохранить биографию и творческое наследие достойного человека, каковым был Леонид Иванович, — задача куда более светлая, чем погоня за славой и копейкой...

Ваш комментарий

Задать аватар для своего комментария можно здесь

Имя (обязательно)

Электронная почта (обязательно)

Веб сайт

Изображение CAPTCHA
Введите код, который вы видите, в следующее поле