Новости и анонсы

Литературно-фокусная чертовщина,
разбуженная немцем Ленцем

31 октября 2013 г. 13:41 | Автор: fedrv | Просмотров: 18768 | Комментариев: 7
Литературно-фокусная чертовщина,<br />разбуженная немцем Ленцем
Русское духовенство всегда учило паству свою не
познавать и любить Бога, а только бояться чертей,
которых оно же и расплодило со своими попадьями.
Нивелировка русского рыхлого сердца этим жупельным
страхом — единственное дело, удавшееся этому
тунеядному сословию.
В.О. Ключевский, 19 июня 1908 г.

Действующие лица:
  • Лев Толстой (отлученный);
  • Назарий (преосвященный);
  • Михаил Сопоцько (злоязыкий);
  • Роберт Ленц (окаянный).

Граф Л.Н. Толстой изображен в компании бесов1 не ради пустой интриги. В данной публикации рассказывается о том, как лютый церковный мракобес, которому повсюду мерещились черти, оказался связующим звеном между гениальным русским писателем и полузабытым немецким фокусником.

Ключевым моментом этой курьезной истории стало иллюзионное представление, состоявшееся в воскресенье 12 мая 1902 года в Николаевском театре Нижнего Новгорода. Программа включала четыре отделения, три из которых вел наш старый знакомый Роберт Ленц (см. публикации: 1, 2, 3, 4) и одно — его супруга Элеонора. Апофеозом магического вечера был номер с обезглавливанием человека и последующее разоблачение этого кровавого трюка.2

Николаевский городской театр в Нижнем Новгороде, конец XIX — начало XX века

В тот день в зале находился человек, который воспринимал зрелище иначе, чем остальная публика. Его не волновали ни мастерство артиста, ни убранство сцены. Он стремился во что бы то ни стало разоблачить исполнителя. Это не было тривиальной попыткой обойти конкурента, выведав секреты его трюков или сорвав представление хулиганской выходкой. Зритель вообще не был фокусником. Он был религиозным фанатиком и, преисполненный благочестивого негодования, жаждал уличить Роберта Ленца в сношениях с дьяволом. Звали неистового праведника Михаил Аркадьевич Сопоцько.

Впервые я столкнулся с этим именем в январе 2010 года при подготовке статьи о конвертах Ленца. Тогда неожиданно выяснилось, что вышеназванное выступление фокусника упомянуто в полном собрании сочинений Л.Н. Толстого. Шутка ли, литератор-мыслитель мирового масштаба хранил в записной книжке печатное свидетельство о заурядном увеселительном мероприятии губернского уровня. Редкий артист (тем более фокусник) удостаивался подобной чести. Ленц удостоился, что очень меня заинтриговало.

Ниже приведены выдержки из томов 52 и 54 полного собрания сочинений (псс) Льва Толстого, которые стали отправной точкой для дальнейшего поиска.

Л.Н. Толстой, полное собрание сочинений, т. 54, приложения к записной книжке 1902 года, стр. 290–291

На страницах 290–291 тома 54 (М.: Художественная литература, 1935) приведен текст газетной вырезки, хранившейся в кармашке записной книжки писателя. Благодаря этой вырезке, персона Роберта Ленца, любившего щегольнуть персидским орденом «Льва и солнца», причудливым образом вплелась в хронику жизни солнца русской литературы — Льва Николаевича Толстого3.

Л.Н. Толстой, полное собрание сочинений, т. 54, примечания, стр. 579–580

На 579–580 стр. 54 тома размещены примечания, касающиеся газетной вырезки, в том числе указание правильного первоисточника, биографические данные нижегородского епископа Назария и ссылка на сведения об авторе заметки. Информация о Роберте Ленце оказалась очень скудной. Очевидно, редакция многотомника не потрудилась навести справки о фокуснике.

Краткая биография М.А. Сопоцько опубликована на стр. 344 тома 52 псс (М.: Государственное издательство художественной литературы, 1952).

Л.Н. Толстой, полное собрание сочинений, т. 52, примечания к дневнику 1893 года, стр. 344

Нужно отдать должное скрупулезности исследователей творчества Толстого. Они не только опубликовали текст хранившейся у писателя газетной вырезки, но также нашли ошибку в ней и привели краткие сведения об упомянутых в заметке лицах. Обычно мне приходится вести поиск по едва заметному следу, здесь же открылась перспектива следовать по широкой проторенной дороге.

В первую очередь я принялся за автора злобной «разоблачительной» статьи. Сведений по М.А. Сопоцько оказалось довольно много. Дело в том, что этот человек обильно запятнал свою биографию яростными нападками на Льва Толстого. По сути, Сопоцько был злейшим врагом писателя. Наиболее показательны его пасквили, опубликованные после отлучения Толстого от церкви в 1901 году (подробнее см. здесь), а также после смерти писателя в 1910 году. История непростых отношений Толстого и Сопоцько подробно изложена в серьезном исследовании советского литературоведа, бывшего личного секретаря Толстого Николая Николаевича Гусева. Опубликованная в Летописях Государственного литературного музея (кн. 2, 1938 г.) как предисловие к письмам Толстого к Сопоцько, работа Н.Н. Гусева и по сей день остается основным источником биографических данных о толстовском хулителе. Вы можете найти этот материал по следующей ссылке или прочесть прямо здесь. Текст достаточно объемный, поэтому помещен под спойлером (открывается по щелчку левой кнопки мыши).

Гусев Н.Н. Предисловие к письмам Л.Н. Толстого к М.А. Сопоцько
Летописи Государственного литературного музея. Кн. 2, 1938, стр. 128–132

В марте 1890 г. за участие в студенческом движении и в демонстрации по поводу смерти Чернышевского был исключен из Московского университета студент естественного факультета Михаил Аркадьевич Сопоцько. Он родился в 1869 г. и был сыном московского адвоката. По исключении из университета он был отправлен на два года в административную ссылку в Вологду. Еще из ссылки — 2 сентября 1891 г. — Сопоцько написал первое письмо Толстому с призывом «побудить своих последователей и почитателей быть щедрее на пожертвования в пользу голодающих». Второе письмо было послано им Толстому тоже из Вологды 3 января 1892 г. с приложением его статьи по поводу «Татьянина дня» — «Корпоративное пьянство». На конверте этого письма рукою Толстого помечено: «Отв[ечать]», но письмо Толстого или одной из его дочерей в ответ на это письмо Сопоцько, по-видимому, не сохранилось.

20 января 1892 г. Сопоцько вновь пишет Толстому с просьбой участвовать в сборнике, задуманном в Вологде в пользу голодающих.

В марте 1892 г. Сопоцько был освобожден из ссылки и по освобождении несколько раз был у Толстого по делам Вологодского сборника. Толстой дал ему сделанный им перевод статьи Генри Джорджа «Равные права и общие права». Сборник вышел в 1892 г. в Петербурге под названием «Помочь».

4 мая 1892 г. Сопоцько вновь обратился к Толстому с вопросом, не может ли ему понадобиться при его «теперешней деятельности в пользу голодных честный, энергичный и выносливый человек», готовый «безвозмездно, единственно только за пищу, хотя бы самую грубую, взяться за самую тяжелую работу» под руководством Толстого. Он разумел себя. Толстой открытым письмом, которое не сохранилось, ответил ему согласием. Одновременно Сопоцько получил письмо и от В. Г. Черткова с приглашением приехать на хутор его матери Ржевск, Воронежской губернии для деятельности среди голодных. Чертков, как сообщал Сопоцько в письме к Толстому 17 мая 1892 г., писал ему, что «у них нещадно свирепствует цинга, развилась устрашающая смертность, а работников, именно добровольцев, честных и, главное, выносливых людей у них нет».

Сопоцько решил поехать к Черткову. Здесь он заведовал пунктом Холмивка-Софиевка, устраивая столовые на средства, пожертвованные англичанами, и борясь с эпидемиями дифтерита и холеры.

В первых числах октября 1892 г. Сопоцько поехал в имение друга Толстого И.И. Раевского Бегичевку, бывшее в то время центром деятельности Толстого и его последователей в пользу голодающих. Здесь он встретился с П.И. Бирюковым. Его убедили взять на себя заведывание столовыми для голодающих в одном из пунктов помощи, и он, после короткого отдыха, поселился в деревне Козловке, Ефремовского уезда, Тульской губернии, верстах в пятнадцати от Бегичевки. В 1893 г. на его попечении лежали столовые в двадцати трех деревнях.

Вспоминая уже много лет спустя, когда он давно уже и окончательно отошел от толстовства, периодические собрания толстовцев в Бегичевке, Сопоцько писал: «Вообще, собрания бывали очень оживленны, ибо дух был у всех поднят деятельностью, и каждый спешил поделиться своими впечатлениями и посоветоваться... Чувствовалось тогда потому так хорошо, что плоть не знала покоя, который приятен для нее самой, но для духа тягостен. А тогда и ели почти на ходу, а иногда почти не ели, а спали мало и мерзли, и мочимы были дождями, и вьюгами застигаемы. Трудились, благодаря преобладанию духа над плотью, за десятерых» (Товарищ Михаил, Мое знакомство с графом Л.Н. Толстым, его семьей и последователями — «Студент-христианин», 1908, № 1, стр. 24–25).

По окончании в августе 1893 г. деятельности помощи голодающим, Сопоцько, сделавшийся ревностным толстовцем, по зимам жил в Москве и Петербурге, занимаясь литературным трудом, а летом батрачил у крестьянина в той самой деревне Козловке, Ефремовского уезда, где был центр его деятельности помощи голодным.

Здесь же 2 июня 1895 г. Сопоцько был арестован по подозрению в распространении среди крестьян революционных взглядов и заключен в тульскую тюрьму. Отсюда он 5 июня писал Толстому, который написал ему в тюрьму два письма и посетил его. При посещении Толстой выразил Сопоцько свое опасение, как бы он не впал в мистицизм (письмо Сопоцько к Толстому от 28 августа 1895 г.).

После недолгого пребывания в тюрьме Сопоцько был отправлен в административную ссылку на три года в город Пудож, Вологодской губернии. Переписка его с Толстым продолжалась.

Ссылка подействовала на Сопоцько удручающим образом. Он, державшийся на допросах в тульском жандармском управлении с большой бравадой, присягнул новому царю, после чего, в оправдание этого своего поступка, придумал разные теории, которые и изложил Толстому в своих письмах. Тут же началось у него и мистическое настроение. По поводу его писем Толстой записал в своем дневнике 8–9 ноября 1895 г.:

Сопоцько дал мне ключ к тому, почему люди верят в личного бога, бога Христа и тому подобное. Он один из тех самолюбивых людей, которые всегда хотят быть правыми не только перед людьми, но и перед собой. И вот он сделал два не то что дурные поступка, но два раза отдался слабости: раз присягнув, по требованию урядника, новому царю, другой раз продолжая есть мясо, тогда как сам писал о вегетарианстве. Он знает в глубине души, что и то, и другое нехорошо, но он хочет быть правым, и вот придумывает целые теории, по которым выходит, что лучше было не отказываться от присяги, чтобы не выдаваться и т.п., и лучше было есть мясо, потому что неедение показало бы несвободу. Он же пишет мне — вперед забегает, я ничего не писал про это — о молитве и личном боге и о том, что можно просить бога.

Что это значит? А то, что в такую же минуту слабости, как и когда он присягнул и соблазнился мясом, он стал молиться личному богу, ожидая от него исполнения молитвы. Если бы он был человек строгий к себе, ставящий истину выше своей правоты, он бы признался, что дурно сделал, присягнув, поевши мяса и в минуту слабости обратившись к воображаемому личному богу, слышащему наши молитвы. Он бы признал, что как в минуту слабости мы гадаем, верим в приметы, [так] и обращаемся к богу, но что оттого, что мы вообразили так бога и ищем его помощи, он не делается, — и осудил бы свою слабость, как в случае присяги, мясной еды, так и в этом. Но ему нужно быть правым, и он из своей суеверной слабости делает теорию, выдумывает софизмы, красноречивые примеры, чтобы доказать, что действительно есть то, чего ему захотелось в минуту слабости.

На этом, только на этом все суеверия, вся церковность. И не верят в церковные суеверия люди обыкновенно до тех пор, пока не ослабеют. А как ослабеют, так их слабость служит для них доказательством, если только они не строги к себе и не любят истину больше своей правоты.

В первой половине марта 1896 г., когда уже окончательно определился отход Сопоцько к православию, Толстой написал ему большое письмо, в котором изложил свое отношение к православию (письмо это по копии было напечатано в Англии в 12 выпуске Листков «Свободного Слова» 1899 г. под заглавием «О церковном обмане» и после революции 1917 г. переиздано в России)4. В своем письме Толстой писал Сопоцько, что, любя его, ему «очень бы хотелось помочь» ему «в том тяжелом и опасном положении», в котором он находится, желая «загипнотизировать себя в церковную веру». «Это очень опасно, — писал Толстой, — потому что при такой гипнотизации утрачивается самое драгоценное, что есть в человеке — его разум».

Это письмо, как «полное кощунств», Сопоцько, как писал он Толстому 20 июля 1896 г., торжественно сжег на тагане «по любви», так как «это письмо, сохраненное, могло бы кого-нибудь совратить». Он видел в этом «подвиг веры». Он отвечал Толстому 26 апреля 1896 г. огромным (в 28 страниц) письмом, в котором, нисколько не убежденный доводами Толстого, соболезновал за его «устрашающее ожесточение неверия». В письме этом, несмотря на полную перемену воззрений, еще сказывается доброжелательное отношение к Толстому. «Ничто меня не заставит перестать уважать вас и сожалеть о тяготе душевной. Я буду помнить всегда, что до рождения духовного я многим в душевном оздоровлении обязан вашему здравомысленному и своевременному слову... И все хорошее — до мелочей, что знаю про вас и в ваших словах, я помню и буду помнить и любить вас».

По поводу этого письма Толстой писал П. И. Бирюкову 23 мая 1896 г.: «От Сопоцько письма совсем нехорошие: началось уже лицемерие и гордость православная. Я писать ему больше не могу». (Письмо не опубликовано; хранится в Рукописном отделении Всесоюзной публичной библиотеки им. Ленина). Однако, Толстой, хотя и с большим опозданием, все-таки ответил на письмо Сопоцько 4 июля 1896 г. В коротком, в несколько строк письме этом Толстой писал, что им с Сопоцько «обсуждать и возражать и убеждать бесполезно» и этим прекращал дальнейшую переписку.

Сопоцько ответил Толстому открытым письмом, написанным «в день пророка Илии» 20 июля 1896 г. В этом письме он уже угрожал Толстому: «Если не обратитесь от неверия к вере христовой, которая истинная, а не ложная («православная»), то гнев божий над вами». И в случае, если Толстой будет «давать свое честное сердце ожесточать самочинному разуму, т. е. дьяволу», Сопоцько находил нужным расстаться с ним «навсегда до страшного суда»

На это письмо Толстой не ответил и переписку с Сопоцько прекратил.

В том же 1896 г. Сопоцько поступил в Муромский монастырь для того, чтобы там «окрепло и как сталь закалилось в огне послушнических скорбей, трудов и унижений» его православие («Студент-христианин», 1911, № 3–4, стр. 16). По выходе из монастыря он устроил в Пудоже ночлежный дом «для исправления воров, жуликов и пропоиц» (там же, стр. 17).

В конце того же 1896 г. в приложении к «Церковным Ведомостям» по предписанию Победоносцева появилась книжка «Плоды учения гр. Л.Н. Толстого». Вторую часть этой книжки составили изданные газетой «на духовную пользу русских людей, смущаемых внушениями гр. Толстого», «несколько писем одного бывшего в числе самых ревностных учеников его». Здесь были напечатаны одно письмо Сопоцько к Черткову и два к Толстому — от 26 апреля и 20 июля 1896 г.

Брошюра Сопоцько усердно распространялась церковниками. Синод выпустил четыре издания ее, в количестве 80 000 экземпляров — тираж для того времени колоссальный; она была переиздана и в Туле. Брошюра эта, как впоследствии с гордостью заявлял Сопоцько, «была одним из первых трудов, систематически разоблачивших ложь и вред толстовских «бредней», именуемых «учением», risibiIe dictu» [смешно сказать] («Студент-христианин», 1911, № 1–2, стр. 1).

Освобожденный из ссылки, Сопоцько служил псаломщиком, затем миссионером, потом регистратором в петербургской консистории. Был в Иерусалиме, где издавал газету «Вождь»; был братом милосердия на Русско-японской войне 1904–1905 гг., где получил георгиевский крест. В 1906 г. поступил на медицинский факультет Новороссийского университета, откуда перешел в Военно-медицинскую академию, а затем в Юрьевский университет. Вступил в члены крайне черносотенного Союза русского народа и был деятельнейшим его членом, участвуя в его газете «Русское Знамя».

В 1908 г. Сопоцько, который стал теперь носить фамилию Сырокомля-Сопоцько, начал издавать крохотный журнальчик, который он заполнял почти единолично, — «Студент-христианин» — «орган религиозно-философского общества студентов всех университетов». Здесь когда-то ревностный, а теперь покаявшийся толстовец в № 11–12 за 1908 г. (стр. 30) по поводу 80-летнего юбилея Толстого писал: «Мы считаем грубой ошибкою власти гражданской, что Левка Толстой остается безнаказанным даже доселе. Если бы его замуровали в Соловки еще в 1885 году, это было бы спасительно и благотворно прежде всего для самого Толстого, не говоря уже о «малых сих», которых он соблазнил и погубил... По поводу 80-летия Толстого мы возглашаем: Левке Колькину сыну Толстому — анафема!»

В № 1–2 своего журнальчика за 1910 г. бывший толстовец поместил статью под красноречивым заглавием: «Как хоронить яснополянского шарлатана». Здесь он с торжеством заявил, что хотя смерть по отношению к Толстому и уклонилась в толстовщину и стала втупик перед «бессмертным», «славным», «великим»... «разбойником пера», все же «как ни как придет каюк и Левке Толстому, настанет ему пора принять казнь за тьму соблазнов, посеянных графом среди «малых сих».

И ревностный православный предостерегает синод, чтобы он принял меры к тому, чтобы не нашелся ни один «поп», который бы решился «воспеть над падалью» погребальные церковные песнопения.

В № 5–6 за 1910 г. Сопоцько напечатал сочиненную им «сатиру», озаглавленную «Левка Брюхан, мрачнополянский лжемужичек». «Сатира» эта наполнена пошлейшими издевательствами над Толстым и площадным, циничным зубоскальством по адресу его и его друзей, изображенных здесь под прозрачными псевдонимами: Володька Гришкин сын князь Чортопханов (Чертков), Пятигубов (Трегубов), Посадский Ванька Горбунков (Горбунов-Посадов), Костромич Павлушка Бирючьи вубы (Бирюков), лангобард Протопопов (Попов).

Сопоцько послал этот пасквиль Толстому заказной бандеролью с обратной распиской, причем для того, чтобы Толстой обратил внимание на брошюру, на конверте обозначил отправителем П.И. Бирюкова, дав вместе с тем свой петербургский адрес.

Быть может, действительно, вследствие ложного обозначения имени Бирюкова как отправителя Толстой, без этого не обративший бы внимания на издание с заглавием «Студент-христианин», просмотрел брошюру и отнесся добродушно к ее содержанию. Он написал на конверте: «интересно» и передал Черткову для прочтения.

В следующих номерах (11–12 и 15–16) были помещены второе и третье действие «сатиры».

После смерти Толстого Сопоцько в своем журнальчике (1911 г., № 1–2) напечатал статью «Из личных воспоминаний о Льве Толстом» с эпиграфом: «В погибели нечестивых радование». В следующем номере была помещена его заметка «К сведению гг. членов Государственной думы правой фракции», написанная в день ухода Толстого из Ясной Поляны, в которой Сопоцько в числе прочих непорядков Военно-медицинской академии отмечает и то, что «в читальне, находящейся рядом с академическим храмом... поставлена статуя не господа Христа, не государя императора, даже не Пирогова, а кого бы вы думали? Антихриста, анархиста, еретика, преданного церковью анафеме Левки Колькина сына Толстого» («Студент-христианин», 1911 г., № 3–4, стр. 7–8). В том же номере за подписью Льва Катанского помещены стишки «Еретику Льву Толстому», где Толстой называется «масоно-жидовством прославленным гением», который «много и долго служил сатане». «Твоим злодеяньям нет счета и меры, тобой водворилось нечестье в стране», говорит рифмоплет, обращаясь к Толстому. «Сочти, лжеучитель, тобой совращенных: ведь ими весь ад, как червями, кишит... Иди, разделяй с ними ужасы ада, ступай, получи, что готовил другим. Рассейся, развейся, как облако смрада, исчезни навеки с ученьем своим!» В № 5–6 было помещено действие четвертое «сатиры» «Левка Брюхан», изображающее в виде пошлейшей пародии и карикатуры уход Толстого из Ясной Поляны. В № 7–8 был напечатан «эпилог» «сатиры», где в отвратительнейшем виде была изображена смерть Толстого в Астапове и его погребение.

В № 10 за 1911 г. журнальчика «Врач-христианин», заменившего журнальчик «Студент-христианин» (так как Сопоцько тогда был уже врачом), бывший толстовец открыл своим читателям, что Толстой «низринут богом во ад, где и будет мучиться миллиарды столетий и вечные веки!» (стр. 31).

Справедливость требует отметить, что Сопоцько не извлекал никаких материальных выгод из своих диких взглядов и проповедывал их совершенно бескорыстно. Все свои фанатические бредни он издавал на собственные скудные средства и жил всегда в нужде.

Во время империалистической войны 1914–1917 гг. Сопоцько был военным врачом. В 1917 г. эмигрировал за границу. Дальнейшая судьба его неизвестна.

Печатаем все сохранившиеся письма Толстого к Сопоцько, в числе пятнадцати, в том числе и уже опубликованное письмо от 16 марта 1896 г. Все письма печатаются по оригиналам, хранящимся в Литературном музее, за исключением №№ 4, 6, 10, 13 и 15, оригиналы которых неизвестны, и № 14, оригинал которого был уничтожен Сопоцько. Эти письма мы печатаем по копиям, полученным из Главной редакции юбилейного издания сочинений Толстого.

Письма №№ 1, 2, 3, 5 и 7 приготовлены к печати и комментированы И.Р. Эйгесом, все остальные — редактором настоящего сборника.

Все письма Сопоцько к Толстому, кроме двух выше указанных, не опубликованы и хранятся в Толстовском кабинете Всесоюзной публичной библиотеки им. Ленина.

Пожалуй, единственным белым пятном в исследовании Н.Н. Гусева осталась эмигрантская судьба М.А. Сопоцько. В 2006 году с выходом многотомного справочника «Незабытые могилы. Русское зарубежье» этот недостаток был восполнен. Оказалось, что последние 20 лет своей жизни Михаил Сопоцько провел в Белграде (Королевство Югославия). Он скончался 15 мая 1938 года и был похоронен на Новом кладбище (участок 82, могила 77). Сведения получены благодаря самоотверженной поисковой работе ведущего специалиста по истории русской эмиграции в Сербии Алексея Борисовича Арсеньева (р. 25.03.1946).

Информация о М.А. Сопоцько (Сопоцько-Сырокомля) в справочнике «Незабытые могилы. Русское зарубежье», т. 6, кн. 2, стр. 118

Недавно биография М.А. Сопоцько, украшенная изображением его фамильного герба, появилась в википедии, ее основу составляет работа Н.Н. Гусева.

Более-менее разобравшись с личностью Сопоцько, я вплотную занялся его публицистикой. Дореволюционная санкт-петербургская газета «Новое время» доступна в Химкинском филиале РГБ (бывшая Ленинская библиотека). Там была найдена заметка про Ленца и чертей в том виде, в котором она осела в архиве Л.Н. Толстого. Но, конечно, наибольший интерес представляла статья-первоисточник в «Тульских епархиальных ведомостях».

В отличие от крупноформатных газет, «Епархиальные ведомости» (не только тульские) представляют собой небольшие буклеты. Годовые подборки ведомостей, сброшюрованные в пухлые тома, хранятся в главном корпусе РГБ (расположен близ Кремля). Переплет толстых книг особенно уязвим, поэтому многостраничные подшивки сканировать запрещено. Чтобы предоставить посетителям сайта возможность увидеть оригинальное оформление статьи Сопоцько, пришлось воспользоваться альтернативным способом копирования информации.

«Новое время», № 9561, 16.10.1902, стр. 13
В таком виде материал о Ленце хранил Л.Н. Толстой
«Тульские епархиальные ведомости», № 16, 15.08.1902, стр. 485
«Тульские епархиальные ведомости», № 16, 15.08.1902, часть неофициальная, стр. 486, 487
«Тульские епархиальные ведомости» 1902, № 16 от 15 августа,
часть неофициальная, стр. 485–487
По поводу фокусов Роберта Ленца и Мистрис Элеоноры

С дозволения Нижегородского Преосвященного Назария, пожелавшего узнать степень вредности представлений фокусника Р. Ленца, я принял на себя труд присутствовать 12-го мая на представлении его в Николаевском театре. Я несомненно убежден, что без содействия нечистой силы (злых духов) Роберт Ленц не обходится. Это видно („Нет ничего тайного, что бы не сделалось явным“, очевидным) из того, что на своих крикливых афишах, уснащенных самым бесцеремонным самохвальством, Р. Ленц совершенно откровенно изобразил около себя черта со всеми его аксессуарами: когтями, хвостом, рожками, во всей его черноте. Бес на афише изображен в подобострастном положении, пресмыкающимся у ног Ленца и благоговейно взирающим на величественную фигуру Ленца. Вся фигура Ленца на афише запечатлена „житейскою гордостью“ и надменностью, а на гордых людей злые духи готовы смотреть, как на своих господ, или лучше сказать, показывают вид, что смотрят как на господ, ибо на самом деле гордые люди — жалкие рабы духов нечистых. Самая следов.[ательно] афиша Ленца и тон этой афиши (тон самохвальства и самовозвеличиванья) говорит ясно, что он фокусничает с помощью силы нечистой, с помощью злых духов. В самом деле, зачем бы на афише изображать черта во всем его безобразии, если бы Ленц не был с ним в интимнейшем общении.

Участники этой истории — Ленц, Назарий, Толстой —
носят окладистые бороды. А чем хуже черт?

Какими средствами вступает Ленц в общение с дьяволом и бесами, я не знаю, но утверждаю, что фокусы свои он производит с помощью бесов. Это убеждение я и высказал в самом театре сидевшему рядом со мною студенту П.Н.X., хотя последний и усомнился, что для меня не дивно после того, как я узнал из Евангелия о маловерии Фомы апостола и других апостолов.

Мы знаем по опыту, что бесовскую силу, проявляющую свое бытие в душу в форме наплыва худых мыслей, скверных мечтаний, нечистейших вожделений, мы знаем, что ее отогнать может лишь крестное знамение, искренняя молитва, соединенная с постом, и при том молитва к Истинному Богу Иисусу Христу, Царю духов.

Но Роберт Ленц — перс, подданный шаха персидского, след.[овательно] нехриатанин. Если бы он и не предавался добровольно и сознательно общению с бесами и не творил фокусов своих, дела бесам угоднейшего (как средства, отвлекающего христиан от храмов Божьих), и тогда духи лукавые сделали бы душу Ленца поприщем для своих фантазий и замыслов; но раз Ленц взялся за фокусы и делает их под именем „чудес XX века“, как сказано в афише, то в содействии ему демонов сомневаться не возможно неверующие бытию демонов могут конечно не верить соприсутствию их с Ленцем, но мы, православные христиане, совершенно убеждены в помощи, оказываемой Ленцу демонами.

„Князя мира сего“ дьявола надо всегда предполагать там, где творится грех и беззаконие: „дьявол исперва согрешает“, по слову св. Евангелия; где творится блуд, где лелеется похоть, как змея за пазухою, где совершается празднословие или тешится „похоть очес“5, похоть плоти или гордость житейская, там невидимо юлит, вертится, скачет и реет в воздухе сатана. Наоборот, где теплится сокрушенная к Богу Христу молитва, особенно соборная, церковная, где обдумывается святое дело, где идет упражнение в милостыне, терпении обиде, чтении слова Божьего, там невидимо „дышит“ и веет дыхание Святого Духа. Или — Христос, или — велиар. Если с Ленцем не Христос (а это было бы кощунством утверждать), то значит — велиар и бесы.

Отсюда понятно, насколько полезны фокусы Р. Ленца для зрителей православных, особливо для детей. Если Господь просил не возбранять детям приходить к нему, след.[овательно] к церкви Его, Евангелию и Св. Таинствам, то конечно из этого следует, что Господь возбранил допускать детей в область влияний сатаны. Мне не довелось побеседовать с Р. Ленцем с глазу на глаз, но достаточно было видеть фокусы его и особенно мерзкую пародию отрубления на эшафоте головы живому человеку, и я убедился в крайней вредности таких зрелищ•• особенно в педагогическом отношении.

Между тем, увы! — на спектакле этом было немало детей и учащейся молодежи, отроков и отроковиц (гимназистов, реалистов, гимназисток). Если бы родители сознавали, как вредно влияет на молодую впечатлительную душу та самая „похоть очес“, от которой предостерегает св. Иоанн Богослов, тогда они оберегали бы детей даже от прогулок по улицам и бульварам (особенно в вечернее время), а не только от фокусов Ленца со всею их чертовщиною, Надо признаться, что объяснение последнего опыта с оттяпываньем головы (Ленц показал, в чем состоял обман, коим он морочил публику) несколько скрасило спектакль: всякая правда, сколь бы ни была груба, все же удовлетворяет нравственное чувство, но все-таки надо помнить, что дьявол есть „отец лжи“ и „во истине не стоит“; следовательно, где обман, хотя бы и разоблачаемый, там и „отец лжи“ незримо присутствует, действуя, как некий бесплотный суфлер••• и вдохновитель.

А какое общение у Христа с велиаром, у света со тьмою, у христиан с фокусниками?

Ленц был в Нижнем, может приехать и в Тулу, и другие епарх.[иальные] города; но бодрствовать нужно поэтому всем преосвященным епископам, сим стражам нового израиля6.

Михаил Са—ко

Дьявол, ведь „отец лжи“ и всякого притворства.

•• Преосв. Haзарий очень возмущался особенно последним зрелищем (эшафота) и сопоставлял влияние его с влиянием журнала: „Вокруг света“ с его картинками.

••• Очень меткое слово, принадлежащее перу М.А. Новоселова7.

Как вам этот образчик воинствующего невежества? Впечатляет, не правда ли? Противопоставляя фокусников (олицетворение тьмы и дьявола) христианам (свет и Христос), Сопотько, по сути, призывал к крестовому походу против искусства иллюзии. К счастью, «охота на колдунов» так и не началась, поскольку православная верхушка была более благоразумна, чем ее цербер. Дальше публикации в епархиальных ведомостях дело о сделке Ленца с чертом не пошло. Однако дикое мракобесие автора привлекло внимание общественности. Редакция «Нового времени», не желая раздражать церковников, ограничилась перепечаткой наиболее характерной части опуса и воздержалась от комментариев. Зато западные издания, находящиеся вне сферы влияния РПЦ, молчать не стали. В начале 1903 года журнал немецких фокусников «Цаубервельт» (Магический мир) продублировал заметку из «Нового времени»8, дополнив ее едкостями в адрес нижегородского епископа Назария.

„Die Zauberwelt“, 1903, S. 15
Заметка из журнала „Цаубервельт“ (на немецком языке)
Artikel aus der Zeitshrift „Die Zauberwelt“ (in Deutsch)

„Die Zauberwelt“, 1903, S. 15

In der Nr. 17 des officiellen Blattes der Тulaschen Eрагсhie, der Tulsk. Jeparch. Wed. über den in Russland reisenden Zauberkünstler Robert. Lenz heisst es nach einem Bericht der Now. Wr:

„Mit Genehmigung des hochwürdigen Bischofs Nasari von Nishni Nowgorod, der den Grad der Schädlichkeit der Vorstellungen des Taschenspielers R. Lenz kennen zu lernen wünschte, unterzog ich mich der Mühe, seiner Vorstellung im Nikolai-Theater beizuwohnen. Ich bin ohne Zweifel davon überzeugt, dass Robert Lenz ohne die Mitwirkung einer bösen Kraft nicht auskommt. Dieses ist daraus zu ersehen, dass Robert Lenz auf seinen marktschreierischen, von ungeniertem Selbstlob erfüllten Anzeigen vollständig offen neben sich den Teufel mit allen seinen Zuthaten: Kralleu, Schwanz und Hörnern sowie in seiner ganzen Schwärze abgebildet hat. Der Teufel ist auf der Anzeige in unterwürfiger Stellung dargestellt, indem er sich zu Füssen des Lenz befindet und ehrfürchtig zu dessen majestätischer Figur aufblickt. Die ganze Figur Lenz' atmet weltlichen Stolz und Hochmut, und auf hochmütige Leute sind die bösen Geister bereit, als auf ihre Herren zu blicken, oder besser gesagt, sie geben sich den Anschein — denn der Teufel ist der Vater der Lüge —, als ob sie es thäten, denn in Wirklichkeit sind die hochmütigen Menschen die Sklaven der unreinen Geister. Der ganze Ton der Anzeige spricht deutlich dafür, dass Lenz seine Kunststücke mit Hülfe einer unreinen Kraft und böser Geister vollbringt. Und in der That, welchen Zweck hätte es, den Teufel in seiner ganzen Scheusslichkeit abzubilden, wenn Lenz nicht zu ihm in den engsten Beziehungen stände? Welche Mittel Lenz anwendet, um mit dem Satan und den bösen Geistern in Beziehungen zu treten, weiss ich nicht, aber ich bezeuge, dass er seine Kunststücke mit Hülfe der Teufel vollbringt“.

Nun weiss also das russische Volk, woran es bei Robert Lenz ist! Wir aber empfehlen Sr. Hochwürden dem Bischof Nasari sowie seiner ganzen Umgebung, auf die „Zauberwelt." zu abonnieren und dieselbe fleissig zu studieren; dann werden diese Herren bald erkennen, welche Mittel Lenz anwendet und dass das ihm ausgestellte Zeugnis über den Verkehr mit dem Teufel geradezu lächerlich ist.



Перевод:

В официальном бюллетене тульской епархии „Тульские епархиальные ведомости“ сообщается о гастролях по России фокусника Роберта Ленца. В статье „Нового времени“ говорится следующее:

Второй абзац представляет собой цитату из газеты «Новое время». Ввиду наличия русскоязычного оригинала, немецкий текст не переводился.

Прим. редактора сайта

Так что теперь русский народ знает, кто стоит за Робертом Ленцем! Но все же мы посоветовали бы Его преосвященству епископу Назарию и всему его окружению подписаться на журнал „Цаубервельт“ и тщательно его проштудировать. Тогда эти господа очень скоро узнали бы, какие средства использует Ленц, и что свидетельства его связи с чертом смехотворны.

Попутно с изучением статьи про «ленцевскую чертовщину» выяснилось, что Михаил Сопоцько довольно активно печатался в «Тульских епархиальных ведомостях». Часто целью его нападок оказывался Лев Толстой.

Приведу два характерных отрывка:

Граф стал гнездилищем бесов и «делателищем дьяволим», добровольно, постепенно подпав влиянию бесов за то, что отверг истину святой Церкви и поверил лжи и отрицанию «отца лжи». С графом сталось то, что с Иудою Искариотским, в которого «по хлебе вниде сатана»9: Иуда не стал бесноватым, но стал орудием («делателищем») сатаны и исполнителем его богоубийственного замысла; и граф стал служителем сатаны, вестником безбожного и богоборного учения. Что может быть ужаснее этого состояния, в которое пришел граф постепенно через безнаказанное лжеучительство!

Цитируется по статье М.А. Сопоцько «Критический разбор ответа гр. Л.Н. Толстого на постановление св. синода» («Тульские епархиальные ведомости», № 18, 15.09.1901, часть неофициальная, стр. 647).

Многими лицами и в том числе пишущим сии строки, замечено удивительное явление с портретом Л.Н. Толстого. После отлучения Толстого от церкви определением богоучрежденной власти выражение лица графа Толстого приняло чисто сатанинский облик: стало не только злобно, но свирепо и угрюмо… Впечатление, получаемое от портрета гр. Толстого, объяснимо только присутствием около его портретов нечистой силы (бесов и их начальника диавола), которым усердно послужил во вред человечеству трехокаянный граф.

Статья М.А. Сопоцько «Замечательное явление с портретом графа Л.Н. Толстого» напечатана в «Тульских епархиальных ведомостях». Установить дату публикации не удалось. Цитируется по статье Г.И. Петрова «Отлучение Льва Толстого от церкви» (М.: «Знамя», 1964, стр. 34–35).

Однако достаточно о «благородных» делах Сопоцько. Вернемся к представлению Роберта Ленца. Толстой и его недоброжелатель невольно оказали нам добрую услугу, подсказав точное место и дату представления. Было бы странно изучить следы фокусника, зафиксированные в столичном «Новом времени», в православном издании Тулы и даже в гамбургском «Заубервельте», но оставить без внимания периодику Нижнего Новгорода, где собственно и состоялось представление Ленца.

Нужные сведения были найдены в нижегородской газете «Волгарь». Оказалось, что Ленц дал в Николаевском театре два представления. Первое состоялось в четверг 9 мая 1902 года. Оно было сольным и анонсировалось в двух идентичных рекламных объявлениях («Волгарь», № 123 и 124 от 8 и 9 мая соответственно).

Реклама представления Р. Ленца в газете «Волгарь», № 123, 8.05.1902, стр. 1

Второе представление (то самое, на котором присутствовал Сопоцько) фокусник и его жена провели совместно в воскресенье 12 мая. Магический вечер супругов Ленц анонсировался двумя одинаковыми объявлениями (газета «Волгарь», № 126 и 127 от 11 и 12 мая 1902 года).

Реклама представления супругов Ленц в газете «Волгарь», № 126, 11.05.1902, стр. 1

Приятный сюрприз таился в «Волгаре» № 125 от 10 мая. Там на третьей странице я увидел небольшую заметку о состоявшемся накануне выступлении Ленца с перечислением нескольких номеров из его репертуара, включая «Трактирщик и акцизный чиновник»10, «Буры и англичане» (трюк с яйцами и мешком), «Сон бедняка» с монетами, извлекаемыми из бороды зрителя (возможно, подсадного). Не совсем понятно описание фокуса «со столом, вокруг которого „невидимой силой духа“ танцевали несколько лиц из публики». Это могла быть некая имитация спиритического или гипнотического сеанса. Полагаю, что в роли «почтенного старца», танцевавшего вокруг стола и явившегося источником серебряных монет, выступал загримированный племянник фокусника Карл, самоубийство которого впоследствии помогло установить дату и место смерти самого Роберта Ленца (подробнее см. здесь).

Газета «Волгарь», № 125, 10.05.1902, стр. 3 ▲


Газета «Волгарь», № 128, 13.05.1902, стр. 3 ►


Заметка о представлении Р. Ленца 9.05.1902 в Николаевском театре Нижнего Новгорода
Газета «Волгарь», № 125, 10.05.1902, стр. 3

Вчера в городском театре „известный престидижитатор“ Роберт Ленц дал представление. Программа состояла из ряда фокусов. Некоторые были на злобу дня: так, хитрость трактирщика, обманывающего акцизного чиновника, затем война англичан с бурами — шесть куриных яиц изображали шесть тысяч войска англичан, против которых было две тысячи буров. Англичане позорно отступали, наконец, попали в мешок Ленца, т.е. в плен... Последний фокус был со столом, вокруг которого „невидимой силой духа“ танцевали несколько лиц из публики, в том числе один почтенный старик. У этого же старика из бороды Роберт Ленц вынимал серебряные рубли, летавшие в воздухе... Публики было довольно много.

Обратите внимание, что представление Ленца состоялось среди недели, если точнее, в четверг. Тем не менее, «публики было довольно много», что напрямую свидетельствует о зрительском интересе к иллюзионному жанру в начале XX века, а также косвенно — об успешности и мастерстве Роберта Ленца. Думаю, здесь будет нелишним сделать акцент на снимках Николаевского театра в Нижнем (ныне орденоносный государственный академический театр драмы имени М. Горького). Многие ли современные фокусники удостаиваются чести давать сольные концерты в подобных зданиях?

Еще два изображения Николаевского городского театра в Нижнем Новгороде

Но самая неожиданная находка ждала меня в «Волгаре» № 128 от 13 мая. В надежде отыскать там описание прошедшего представления, аналогичное заметке о выступлении 9 мая, я увидел нечто совершенно иное, но уже знакомое. Это был очередной зловонный след Сопоцько. Не буду ничего комментировать. Читайте и делайте собственные выводы.

Пестрые заметки
(Дела и делишки)

Об издателе „листков для интеллигенции“ Михаиле Аркадьеве С—о, избравшем в последнее время своей резиденцией Нижний Новгород, не стоило бы говорить.

Деятельность его ниже всякой критики. В основании имеет она духовное убожество, почвой для нее служит умственное невежество. Но Михаил Аркадьев для своих, с позволения сказать, сочинений выбирает обыкновенно такие предметы, что „листки“ его могут „соблазнить“ многих.

Нам доставлен № 1-й листка для семинаристов старшего возраста. Читая его, можно подумать, что семинаристы одержимы чуть не тремя сотнями „страстей“, как последние негодяи и разбойники. Чего-чего тут нет: законопреступная прибыль, преткновение (?), волшебство, ядение скверного, отцеубийство, матереубийство, грабеж, удавление, задушение, раскапывание гробов и т.д., всего, как я сказал, почти 300 (точная цифра 298) страстей.

Одна, впрочем, страсть совершенно верно подмечена в семинаристах, именно „ядение скверного“.

Любопытны условия выписки подобного рода листков: 50% уступки при обещании поступать с листками... Как вы думаете?

— Не бросать их свиньям!

Эх, господин Михаил Аркадьев! Выпуская свои листки, вы забываете, какая судьба ожидает того, кто соблазнит хотя одного из „малых“.

Наконец мы подошли к последнему персонажу нижегородской трагикомедии — епископу Назарию, который благословил Сопоцько на «крестовый поход» против фокусника и дал трюкам Ленца «убийственную», а по сути очень лестную характеристику, сопоставив их воздействие на публику «с влиянием журнала „Вокруг света“ с его картинками». Биография Назария (в миру Николай Яковлевич Кириллов, 1850 – 1928) подробно изложена в церковных интернет-источниках (см. ссылки 1, 2, 3), поэтому не стану на ней останавливаться. Вместо этого предлагаю вашему вниманию нечто эксклюзивное — отрывок из рукописи, которая уже более полувека ждет встречи с читателями. Итак, предоставлю слово... Александру Алексеевичу Вадимову.

Из мемуаров А.А. Вадимова «Мой жизненный путь»11
Рукопись № 1, глава 1, «От детства до первых огней рампы», листы 12–13

Мне хочется рассказать про случай с архиереем Назарием. Это был смиренный благообразный, иконописного вида старичок. Будучи однажды у Сергея Михайловича12 на званом ужине, немного выпив и осмелев, Назарий попросил у хозяина пожертвовать в пользу какого-то благотворительного общества. Хозяин, будучи навеселе, сказал: «Ваше преосвященство! Охотно пожертвую десять тысяч, если Вы вспомните свои семинарские молодые годы и спляшете под граммофон русскую». Как ни был пьян Назарий, все же оказался.

Епископ Назарий (Кириллов Н.Я.)

— Непристойно в сане моем не токмо плясать, но и слушать такие Ваши речи.

— Десять тысяч! Пляши!

Нашлись услужливые люди, подлили Назарию его любимого «архиерейского», как называли семинаристы эту смесь Смирновской нежинской рябиновки со Смирновской же столовой водкой. Совсем опьянел Назарий.

— Подписываю пятнадцать тыщ! Пляши! — кричит самодур хозяин.

— Подписывайте двадцать! — говорит Назарий, протягивая лист хозяину.

Тот, глазом не моргнув, подписывает двадцать тысяч.

Сложив и спрятав бумагу, вздохнув, перекрестился старик Назарий.

— Ты, Господи, един веси искушение мое.

Снял с себя украшенную драгоценными камнями панагию, рясу и под хриплые звуки граммофона вместе с хозяином пошел в пляс. Заплясали и другие гости.

После пляски старика Назария так напоили, что едва смогли его на руках вынести, и посадили в архиерейскую карету с кучером и служкой-послушником на козлах. Служка закрыл дверцу кареты. Карета быстро была подведена к самому крыльцу архиерейского дома. Соскочивший с козел служка открыл парадную дверь.

Открыл и дверцу кареты, закрыв себя ею и держа руками обе открытые двери. Взглянув через несколько мгновений в дверку, он решил, что Назарий вышел, закрыл дверцу кареты и велел кучеру распрягать лошадей. Служка, войдя в дом, решив, что владыку встретили, прошел к себе в комнату, где, раздевшись, тотчас же уснул. Среди ночи его разбудили:

— А где же владыка?

— Как где? Я его привез.

Начались поиски, обыскали весь дом. Наконец, кучер высказал догадку: «А не остался ли его преосвященство в карете? На ножках они не твердо стоять изволили».

Отперев каретный сарай, открыли дверцу кареты, а благообразный старец Назарий мирно похрапывал, лежа на сиденье кареты. Осторожно, на руках, перенесли монахи Назария. Разоблачив, уложили в пуховую перину.

Об этом случае долго шепотом рассказывали в Нижнем Новгороде:

— А все-таки владыка молодец! Двадцать тысяч на благое дело выплясал!

Из рукописи А.А. Вадимова «Мой жизненный путь», часть первая

Подведем итоги, сделаем выводы.

  1. Газетная вырезка с заметкой про представление фокусника Роберта Ленца оказалась в блокноте Л.Н. Толстого отнюдь не из-за любви писателя к иллюзионному искусству, а вследствие идеологического противостояния с церковными мракобесами во главе с Михаилом Сопоцько.
  2. Русская православная церковь использовала М.А. Сопоцько в качестве цепного пса для травли неугодных. В число таковых входили Лев Толстой, создавший альтернативное христианству нравственное учение, и фокусник Роберт Ленц, который ради рекламных целей изображал на афишах черта. Епископ Назарий и Сопоцько считали иллюзионные представления вредными бесовскими явлениями, ставящими под угрозу мировоззрение и патриархальные устои самодержавного общества. Показательно сравнение фокусов Ленца с просветительским влиянием иллюстрированного журнала «Вокруг света».
  3. Выступление Ленца на сцене Николаевского городского театра (крупнейшего в Нижегородской губернии, а возможно, и во всем Повольжье) косвенно подтверждает высокий уровень мастерства артиста и позволяет причислить его к ведущим представителям иллюзионного жанра конца XIX — начала XX века.
Эпилог

Прошло несколько дней после завершения работы над статьей. Пора было размещать материал на сайте, но оставалось смутное беспокойство, словно я упустил какую-то деталь. Раз за разом просматривал я текст, но зацепки не находил. Чувство незавершенности не уходило... Тогда я прошелся по ссылкам, в частности, заглянул в википедию, где в биографии организатора травли Толстого и Ленца вдруг увидел то, что искал. Одним из псевдонимов оголтелого реакционера Сопоцько был Михаил Изгоев! Как же я раньше не заметил очевидного сходства между мракобесом, который век назад писал из Нижнего Новгорода бредовые пасквили на Толстого и Ленца, и современным разнузданным новгородским злопыхателем? Ведь у них та же манера поведения, та же мораль, вернее полное отсутствие манер и морали. У них даже имена созвучны! Вот так начнешь изучать псевдонимы и уверуешь в переселение душ... :)


Литература:
  1. Литографии о гастролях Компарса Германна (серия «Петербургские развлечения»). Русский художественный листок В. Тимма, 1852, № 11;
  2. Гоффман, проф (Анджело Льюис) «Современная магия. Практический руководитель к изучению фокусного искусства» (С-Пб.: Издание редакции журнала «Семья и школа», 1877, стр. 397–399).
  3. Са—ко Михаил (Сапоцько М.А.) Критический разбор ответа гр. Л.Н. Толстого на постановление св. синода // Тульские епархиальные ведомости, № 18, 15.09.1901, часть неофициальная, стр. 644–648;
  4. Рекламное объявление Роберта Ленца о представлении 9.05.1902 // Н. Новгород: Волгарь, № 123, 8.05.1902, стр. 1; № 124, 9.05.1902, стр. 1;
  5. Заметка об иллюзионном представлении Роберта Ленца 9.05.1902 // Н. Новгород: Волгарь, № 125, 10.05.1902, стр. 3;
  6. Реклама Роберта и Элеоноры Ленц о представлении 12.05.1902 // Н. Новгород: Волгарь, № 126, 11.05.1902, стр. 1; № 127, 12.05.1902, стр. 1;
  7. Заметка о деятельности Михаила Аркадьева С—о (Сапоцько М.А.). Рубрика «Пестрые заметки (дела и делишки)» // Н. Новгород: Волгарь, № 128, 13.05.1902, стр. 3;
  8. Са—ко Михаил (Сапоцько М.А.) По поводу фокусов Роберта Ленца и мистрис Элеоноры // Тульские епархиальные ведомости, № 16, 15.08.1902, часть неофициальная, стр. 485–487;
  9. Частичная перепечатка заметки [8] из «Тульских епархиальных ведомостей» // СПб.: «Новое время», № 9561, 16.10.1902, стр. 13;
  10. Толстой Л.Н. О церковном обмане (письмо к М.А. Сопоцько от 16.03.1896) / Библиотека «Толстовиана», № 6, под ред. Б.С. Боднарского, М.: Книгоиздательство «Звезда» Н.Н. Орфенова, 1917, 8 стр.;
  11. Толстой Л.Н. Псс, т. 54. Дневник, записные книжки и отдельные записи 1900–1903. М.: Художественная литература, 1935, стр. 290–291, 579–580;
  12. Письма Л.Н. Толстого к М.А. Сопоцько с предисловием и аннотациями Н.Н. Гусева / Летописи Государственного литературного музея, кн. 2, М.: 1938, стр. 128–151;
  13. Толстой Л.Н. Псс, т. 52. Дневники и записные книжки 1891–1894. М.: Художественная литература, 1952, стр. 344;
  14. Петров Г.И. Отлучение Льва Толстого от церкви // М.: «Знамя», 1964, стр. 34–35;
  15. Вадимов А.А., Тривас М.А. От магов древности до иллюзионистов наших дней. М.: Искусство, 1966, стр. 91–93; 1979, стр. 78, 80;
  16. Эйхенбаум Б.М. О взглядах Ленина на историческое значение Толстого // Эйхенбаум Б.М. О прозе: Сборник статей / Л.: Художественная литература, 1969, стр. 62–63;
  17. Тихон, игумен (Затекин Н.И.), Дегтева О.В. Святители земли нижегородской. Нижний Новгород: Изд. Центр содействия бизнесу, 2003, 537 стр.;
  18. Чуваков В.Н. (редактор). Незабытые могилы. Русское зарубежье: некрологи 1917–2001 // В 6 т., М.: «Пашков Дом», 2006, т. 6,  кн. 2 «Скр–Ф», стр. 118;
  19. Hopkins, Albert. Magic Stage Illusions and Scientific Diversions Including Trick Photography. NY: Munn & Co, Publishers, 1898, pp. 228–230;
  20. Die Zauberwelt, 1903, S. 15 (перевод на немецкий язык текста заметки [9] из газеты «Новое время»).

1 В качестве исходников для фотожабы «Лев Толстой и красные дьяволята» использованы афиши выдающегося американского иллюзиониста Говарда Тёрстона (Howard [Franklin] Thurston, 1869–1936) и портрет Л.Н. Толстого, написанный И.Е. Репиным в 1901 году.

2 Секрет номера «Обезглавливание» детально описал в своих воспоминаниях Анатолий Шаг-Новожилов, демонстрировавший трюк на заре артистической карьеры сначала в качестве ассистента Бен-Бахара, а затем самостоятельно (см. здесь). В XIX — начале XX века фокусники нередко прибегали к столь радикальному средству, как саморазоблачение. Представления с разоблачениями, как правило, случались в последний день гастролей. Им предшествовала шумная рекламная кампания. Таким образом обеспечивались аншлаги, а шансы на успех последующих гастролеров в расчет не принимались. Современные исполнители часто используют разоблачение для создания комического эффекта. При этом обычно раскрывается простые или общеизвестные фокусы. Иногда применяется ложное саморазоблачение, которое еще сильнее запутывает зрителя. Преднамеренное разоблачение фокусов как самоцель занимает особое место в современной иллюзии, поскольку граничит с нарушением профессиональной этики. Наибольшей известности в качестве разоблачителя иллюзионных секретов добился американец Вэл Валентино (так называемый фокусник в маске). К счастью, в России фокусники-разоблачители действуют с меньшим размахом.

3 Только не подумайте, что я пытаюсь отнять титул у «солнца русской поэзии» А.С. Пушкина. Льва Толстого тоже величали солнцеподобным, причем еще при жизни. Особую популярность гелиометафора приобрела в 1908 году, когда прогрессивное человечество справляло 80-летний юбилей яснополянского мыслителя. Так, журнал «Золотое руно» опубликовал посвященную Толстому статью «Солнце над Россией». Автор — не кто иной, как Александр Блок, встревоженно вопрошал:

Толстой идет — ведь это солнце идет. А если закатится солнце, умрет Толстой, уйдет последний гений, — что тогда?

Из статьи А.А. Блока, «Солнце над Россией», сентябрь 1908 г.

Да что там Блок, сам В.И. Ленин в том же 1908 году накропал статью «Лев Толстой как зеркало русской революции». Понятное дело, вождь мирового пролетариата не мог использовать неполиткорректное сравнение графа с небесным светилом, а потому ограничился скромной аллегорией с зеркалом. Советские культурологи интерпретировали ленинские слова поверхностно и чересчур прямолинейно:

Заглавие «Лев Толстой, как зеркало русской революции» похоже на тезис. И действительно, слово «зеркало» употреблено здесь не в качестве обычной разговорной метафоры, а в роли термина, обоснованного пониманием искусства как особой формы «отражения» действительности. Толстой назван здесь не «зеркалом жизни» вообще (так ради красноречия мог бы выразиться любой критик), а «зеркалом русской революции». Было бы ошибочно думать, что такого рода терминологией утверждается представление о художественном творчестве как о процессе механическом. В развернутом виде заглавие этой статьи звучало бы приблизительно так: «Лев Толстой как художник, сумевший отразить особенности русской крестьянской революции».

Только после краха коммунистической идеологии стало понятно, что вся эта академическая заумь про толстовские революционно-отражательные свойства не имеет ничего общего с гениальной простотой ленинской мысли. Согласно последним исследованиям, уподобляя Толстого зеркалу, Ильич имел в виду всего-навсего инструмент для пускания солнечных зайчиков... :) Но, пожалуй, самое яркое описание солнцеликого Льва Николаевича повстречалось мне в современном шуточном панегирике от Ники Марий «Лев Толстой — бородатое солнце русской литературы» (см. ссылку). Как видите, толстовские «солнечные эпитеты» эволюционировали от льстивых дифирамбов до откровенного литературного стеба.

Кстати, при изучении именного конверта Роберта Ленца тайна появления человеческих носов на мордах львов так и не была раскрыта. В свете анатомических особенностей носа Льва Толстого, а также необычной львино-солнечной связки, единой для персидского ордена и русского писателя, вывод напрашивается сам собою. Человеконосые львы явились предвестниками удивительного стечения обстоятельств, в результате которого имя Роберта Ленца было зафиксировано в собрании сочинений Л.Н. Толстого... А что? Если верить Сопоцько, Ленц тесно контактировал с чертом. А чем черт не шутит? ;)

Лев и солнце на именном конверте Роберта Ленца
У льва человеческий нос. Уж не толстовский ли?
Лев и солнце
Шарж неизвестного автора
Иллюстраторы, особенно карикатуристы, обожают нос Льва Толстого
Художники Максим Смагин, Сергей Дерябин, Джей Магилл мл.

4 Внимание! Переход на сноску 4 в тексте статьи возможен только при раскрытом спойлере. Из любопытства я глянул, есть ли в Интернете брошюра «Про религию». И надо же было такому случиться, что на сайте alib.ru предлагалось приобрести издание 1917 года (то есть первую в России публикацию) всего-то за 350 рублей! На следующий день восьмистраничная брошюрка была у меня на столе. Ниже я привожу скан первых страниц толстовского послания, ставшего антиклерикальным манифестом. Письмо целиком можно прочесть здесь. На том же ресурсе доступны сохранившиеся письма Толстого к Сопоцько, включая прощальное, датируемое 4 июля 1896 г.

Толстой Л.Н. О церковном обмане. Письмо к М.А. Сопоцько
Книгоиздательство «Звезда» Н.Н. Орфенова, М.: 1917
Библиотека „Толстовиана“ под ред. Б.С. Боднарского, № 6, стр. 2, 3

5 Похоть очес (очей) — богословский термин, обозначающий вожделение, возникающее при виде некоего соблазна. В современном потребительском обществе, где реклама является двигателем торговли, «похоть очес» можно рассматривать как топливо для этого двигателя. Мирским аналогом церковного термина стало выражение «глаза завидущие». Для тех, кто вербальному восприятию предпочитает чувственное, суть понятия проще уловить по собственным ощущениям при взгляде на роскошный особняк на Рублевке, навороченный автомобиль или длинноногую красотку. Хотя в последнем случае «похоть очес», пожалуй, уступает место «похоти плоти». Автором «похотливого» понятийного аппарата принято считать апостола-евангелиста Иоанна:

Яко все, еже в мире, похоть плотская, и похоть очес, и гордость житейская, несть от Отца, но от мира сего есть.
(Ибо все, что в мире: похоть плоти, похоть очей и гордость житейская, не есть от Отца, но от мира сего).

Из первого соборного послания св. апостола Иоанна Богослова (1 Ин. 2:16).

6 «Новый Израиль», также «духовный Израиль» — христианская церковь в терминологии богословской теории суперсессионизма (теология замещения).

7 Переметнувшийся в лоно РПЦ бывший толстовец Михаил Александрович Новоселов (1864–1938), который подсказывал М.А. Сопоцько «меткие словечки» для смрадных пасквилей, в 2000 году был канонизирован. Весьма показательно, что церковная анафема, наложенная на Л.Н. Толстого 24 февраля 1901 года, не снята по сей день, а толстовские гонители причисляются к лику святых. Так, глядишь, скоро и Сопоцько обзаведется нимбом...

8 Не исключено, что редактор журнала Карл Вильман (Carl Willmann) получил вырезку из «Нового времени» от самого Ленца. Ведь для практикующего фокусника «разоблачения» мистического характера являются отличной рекламой. Это все равно, как если бы номера современного иллюзиониста пытались объяснить гипнотическим воздействием на публику.

9 Цитата из Евангелия от Иоанна, описывающая момент вхождения сатаны в Иуду при вкушении предложенного Иисусом хлеба, то есть во время причастия. Французский философ-метафизик Рене Генон назвал процесс посвящения с обратным эффектом «контринициацией» (подробнее см. здесь).

И омочь хлеб, даде Иуде Симонову Искариотскому. И по хлебе тогда вниде в онь сатана.
(И, обмакнув кусок, подал Иуде Симонову Искариоту. И после сего куска вошел в него сатана).

Евангелие от Иоанна, гл. 13 (Ин. 13:26–27).

10 Ранее при изучении репертуара Роберта Ленца нам уже встречался этот иллюзионный номер под названием «Волшебный погребщик или обманутый акцизный» (см. здесь). Весьма вероятно, что в основе ленцевского номера лежал популярный в XIX веке трюк «Неистощимая бутылка», который петербуржцы видели еще в 1852 году в исполнении Компарса Германна.

Компарс (Карл) Германн демонстрирует трюк «Неистощимая бутылка»
Литография из серии «Петербургские развлечения». Русский художественный листок В.Ф. Тимма, 1852, № 11

«Неистощимая бутылка» (Inexhaustible Bottle) имеет древнюю историю. В книге «От магов древности...» о трюке написано следующее:

«Неисчерпаемая бутылка» изобретена еще Героном в I веке до нашей эры. Она описана в 1634 году Генри Дином в книге «Хокус Покус Младший»*. Филадельфия наливал из бутылки три различные жидкости, Робер-Уден — пять.


* Здесь затаилась ошибка. Генри Дин написал другую книгу с похожим названием. Пройдите по приведенным ссылкам и разберитесь сами. Это несложно, однако потребуется знание английского языка. (Прим. редактора сайта).

В 1876 году профессор Гоффман (Анджело Льюис) описал устройство «неистощимой бутылки» в книге «Современная магия» (Modern Magic).

Описание фокуса «Неистощимая бутылка» в книге проф. Гоффмана «Современная магия»
С-Пб.: Издание редакции журнала «Семья и школа», 1877, стр. 397–399

В моем книжном шкафу стоят три разных русскоязычных издания «Современной магии», первое из них — петербургское, 1877 года (приобретено на аукционе), последнее — варшавское 1910 года (подарок А.С. Карташкина). Занятно, что во всех трех книгах текст выглядит идентично. В частности, в каждом издании на стр. 398 (шестая строка снизу) присутствует одна и та же опечатка — вместо ссылки на фиг. 206 упоминается фиг. 106. Похоже, текст «Современной магии» тиражировался посредством фототипии.

11 До настоящего времени мемуары не изданы, хранятся в архиве РАИ в рукописных тетрадях (части 1, 2, 4) и на печатных листах (часть 3). Ведется подготовка журнальной публикации первой части воспоминаний А.А. Вадимова. О завершении данной работы (ориентировочно в ноябре с.г.) будет сообщено дополнительно.

12 Речь идет о С.М. Рукавишникове, купце, владельце усадьбы «Подвязье», управляющим которой был отец А.А. Вадимова (подробнее см. здесь).

Прим. редактора сайта

Комментарии

fedrv
# fedrv
2 ноября 2013 г. 19:47

По сложившейся традиции первым рецензентом публикуемых на сайте статей выступает мой дорогой друг Сергей Попов. Его комментарии краткие, меткие и емкие. Порою едкие. Зато всегда по делу. Так было и в этот раз. Ознакомившись с материалом, он среди прочего заметил:

Но вот все равно с трудом улавливается связь с Толстым...

Ну, разве тут возразишь, когда так оно и есть? Как ни прискорбно для отечественной иллюзии, но связь между великим писателем и невеликим фокусником действительно едва заметная. По сути, она представляет собой тонкую ниточку ядовитой слюны, протянувшейся к Ленцу изо рта Сопоцько, откуда также проистекает мощный грязевой поток в сторону Толстого. То есть связь Толстой–Ленц замыкается на нечистый рот Сопоцько. Вот не было бы у Сопоцько рта, тогда и заметка про Ленца не очутилась бы в записной книжке писателя. Поневоле задумаешься о роли злых языков, острых клыков и ядовитых желез в истории. Особенно в истории иллюзии...

Ну, а что касается мистической связи писателя и фокусника через именной конверт Ленца, то тут до меня давно уже всё сказали Наталья Доброхотова-Майкова и Владимир Пятницкий. Да так веско сказали, что их слова упорно приписывают Даниилу Хармсу, земля ему пухом... Слова вот какие:

Однажды Гоголь переоделся Пушкиным, сверху нацепил львиную шкуру и поехал в маскарад. Ф.М. Достоевский, царство ему небесное, увидал и кричит: «Спорим — это Лев Толстой! Спорим — это Лев Толстой!»

Кстати, очень рекомендую сборник литературных анекдотов «Веселые ребята» (скачать можно здесь или здесь). К примеру, именно в этой книге прозвучала самая трезвая мысль о связи иллюзионного жанра с литературой:

Федор Михайлович Достоевский хотел научиться показывать карточные фокусы и репетировал перед женой, пока несчастная женщина не потеряла терпение и не крикнула мужу: — Идиот! — подсказав тем самым сюжет знаменитого романа.

fedrv
# fedrv
10 ноября 2013 г. 13:24

Недавно по подсказке все того же Сергея Попова узнал, что талантливый социальный антрополог Аркадий Арканов в своей литературной ретроспекции «Восстановление вчерашнего черепа по сегодняшнему лицу» высказал очень достоверную версию происхождения зеркального дополнения к графскому титулу Льва Толстого. Прочитайте — не пожалеете. Автор беззастенчиво раскрывает интимнейшие тайны быта и досуга великих кудесников слова...

Сопоцько
# Сопоцько
29 декабря 2013 г. 14:38
Уважаемый автор!

Благодарю вас за подробное исследование биографии моего замечательного предка потомственного православного дворянина Михаила Аркадьевича Сопоцько (Сырокомля).

Хотя я придерживаюсь другой точки зрения о его роли в подробно описанном вами процессе, могу согласиться с вами в том, что Михаил Аркадьевич Сопоцько смело и активно исповедовал Православие, чем у части населения снискал негативное к нему отношение.

Если рассматривать первоисточники, предоставленные вами для ознакомления, то о каком-либо излишнем осуждении фокусника с его стороны не может быть речи. В своих описаниях выступлений фокусника мой доблестный предок обращал внимание на те искушения, которые иллюзионисты могут спровоцировать в сознании духовно слабых личностей, к которым он справедливо причислял детей и молодежь.

Касательно процесса перехода Михаила Аркадьевича в лоно Православной Церкви, то здесь мы должны уважать священное право личности на поиск Истины и выбор вероисповедания.

Переписку с Львом Николаевичем Толстым я рассматриваю с точки зрения их межличностных отношений. В этом смысле вы отходите от нейтральной позиции и, хотя это дело с основной темой вашего материала не имеет прямой связи, вы занимаете откровенно протолстовскую позицию и позволяете себе оскорбительный тон в отношении усопшего христианина, который лично вам ничего плохого не сделал.

Безусловно, Михаил Аркадьевич Сопоцько не религиозный фанатик, как утверждали некоторые его современники, находившиеся вне церковной жизни, а здравомыслящий православный христианин, который самостоятельно прошел через непростой путь поиска Истины путем проб и ошибок (в которых публично раскаялся), сотворил много дел милосердия, о которых в т.ч. написано в биографической части вашего материала, и самое главное, остался в памяти истории яркой личностью, о которой пишут и в нашем ХХI веке.

С наилучшими пожеланиями,
правнук Михаила Аркадьевича Сопоцько
fedrv
# fedrv
29 декабря 2013 г. 22:05
Здравствуйте, уважаемый правнук М.А. Сопоцько!

Был удивлен и одновременно обрадован Вашим посланием. Жаль, что Вы не представились. Надеюсь, Вы еще сделаете это. Как я понимаю, Вы находитесь за границей. Если Вы проживаете там постоянно, то снимаю шляпу перед Вашим владением русским языком. Такой добротный слог редко встретишь даже у соотечественников, не то что у потомков эмигрантов…

Мои данные указаны на головной странице сайта. Вероятно, Вы не обратили на них внимания, поэтому представлюсь лично. Меня зовут Андрей Федоров. Живу и работаю в Москве. Как член президиума Российской ассоциации иллюзионистов выполняю функции хранителя истории. Сайт magicpedia.ru является основным инструментом в этой деятельности. Все размещенные на сайте публикации, кроме цитат и статей, где указаны другие авторы, написаны мною, следовательно, мне за них и ответ держать. Перед Вами или перед кем бы то ни было. К ответу я готов.

Вопросов Вы не задавали, но пояснили свою точку зрения, которая большей частью не совпадает с моей. Отвечу последовательно на каждый абзац Вашего письма.

1. Благодарю вас за подробное исследование биографии моего замечательного предка потомственного православного дворянина Михаила Аркадьевича Сопоцько (Сырокомля).

Благодарить меня не за что. Исследовал биографию Вашего предка не я, а Н.Н. Гусев — личный секретарь Л.Н. Толстого. Я лишь прошелся по готовым материалам, которые отражены в Летописях Государственного литературного музея, а также по отдельным доступным в РГБ документальным источникам. Кстати, скажите, пожалуйста, а как появилось дополнение Сырокомля к фамилии Вашего прадеда?

2. …могу согласиться с вами в том, что Михаил Аркадьевич Сопоцько смело и активно исповедовал Православие, чем у части населения снискал негативное к нему отношение.

Не припомню, чтобы я использовал такие лестные эпитеты в отношении деятельности Михаила Аркадьевича в угоду РПЦ, но да ладно, человеком он был самоотверженным и уже одним только этим вызывает уважение. На мой взгляд, Вы несколько лукавите, когда говорите, что Ваш предок снискал негатив лишь тем, что исповедовал православие. Вы ведь сами прекрасно понимаете, что причины тут отнюдь не небесные, а вполне земные…

3. Если рассматривать первоисточники, предоставленные вами для ознакомления, то о каком-либо излишнем осуждении фокусника с его стороны не может быть речи. В своих описаниях выступлений фокусника мой доблестный предок обращал внимание на те искушения, которые иллюзионисты могут спровоцировать в сознании духовно слабых личностей, к которым он справедливо причислял детей и молодежь.

Я не очень понял Ваш термин «излишнее осуждение». Излишнее по сравнению с чем? Вообще разве суть дела в каком-то осуждении? Речь идет о доведении Вашим «доблестным предком» до сведения епископа Назария глупой, а в то время еще и опасной информации о связях фокусника с нечистой силой. Цитирую:

…фокусы свои он производит с помощью бесов.

…мы, православные христиане, совершенно убеждены в помощи, оказываемой Ленцу демонами.

И это при том, что Ленц в конце представления разоблачил секрет трюка! Как же тогда понимать такое рвение? В свете состоявшегося саморазоблачения доклад о связях с дьяволом выглядит уже не как заблуждение наивного человека и даже не как традиционное церковное мракобесие, а как целенаправленный навет или клеветнический донос. Надеюсь, Вы понимаете, что в начале прошлого века подобные сведения могли ой как аукнуться. Как минимум, они влекли запрет на гастроли по городам с сильным влиянием РПЦ. А таковых тогда было большинство. Так что Михаил Аркадьевич не просто осуждал, он бил по работе, престижу и карману фокусника.

Более того, своей статьей он призывал к бойкоту не одного только Ленца, но и всего иллюзионного жанра, который, по его мнению, был «областью влияний сатаны». А вы о каком-то «излишнем осуждении» говорите…

4. Касательно процесса перехода Михаила Аркадьевича в лоно Православной Церкви, то здесь мы должны уважать священное право личности на поиск Истины и выбор вероисповедания.

Да кто ж спорит! Толстой понял, что Сопоцько перешел в РПЦ и переписку с ним прекратил. Зато сам Михаил Аркадьевич неистовствовал и публично поливал Толстого грязью даже после смерти писателя. Наверное, в знак уважения его священного права на поиск Истины?

5. Переписку с Львом Николаевичем Толстым я рассматриваю с точки зрения их межличностных отношений. В этом смысле вы отходите от нейтральной позиции и, хотя это дело с основной темой вашего материала не имеет прямой связи, вы занимаете откровенно протолстовскую позицию и позволяете себе оскорбительный тон в отношении усопшего христианина, который лично вам ничего плохого не сделал.

Переписка Толстого и Сопоцько оставалась бы на уровне их межличностных отношений, если бы не оказалась вынесена на всеобщее обозрение и обсуждение. В наибольшей степени процессу содействовал Ваш прадед, который сохранил толстовские письма и обнародовал их содержание. Они и поныне привлекают внимание литературной общественности. Послания Сопоцько тоже доступны. Кстати, нельзя не признать, что сей шаг Михаила Аркадьевича оказал огромную помощь исследователям жизни и творчества Толстого. Вот за это совершенно искренне кланяюсь Вашему предку.

Что касается тона, то, пожалуй, я действительно проявил излишнюю эмоциональность, что особенно нехорошо в свете выхода на сцену потомка Михаила Сопоцько, то есть Вас. Извините, если потревожил честь Вашего древнего рода. Ничего личного. Просто я старался и стараюсь действовать согласно христианскому тезису о «воздаянии каждому по делам его» [Пс. 61:13; Мф. 16:27].

А на нейтралитет я и не претендовал никогда. Вы правы, в данном вопросе я придерживаюсь протолстовской и антицерковной позиции. Уж простите, но тут все в соответствии с озвученным Вами «священным правом личности на поиск Истины и выбор вероисповедания». Вообще, к религии затронутая тема имеет опосредованное отношение. Сам я приверженец атеистического мировоззрения, возможно, с некоторой долей агностицизма. По логике, Толстой должен быть ближе мне, чем православный Сопоцько или католик Ленц, однако тут важнее проленцевская, а не протолстовская позиция. Толстого и без меня есть кому защитить, а вот немецкого фокусника, чья могила затерялась в Пятигорске, вряд ли…

6. Безусловно, Михаил Аркадьевич Сопоцько не религиозный фанатик, как утверждали некоторые его современники, находившиеся вне церковной жизни, а здравомыслящий православный христианин, который самостоятельно прошел через непростой путь поиска Истины путем проб и ошибок (в которых публично раскаялся), сотворил много дел милосердия, о которых в т.ч. написано в биографической части вашего материала, и самое главное, остался в памяти истории яркой личностью, о которой пишут и в нашем ХХI веке.

Я с пониманием и уважением отношусь к Вашему стремлению высветить личность Вашего предка с наилучшей стороны. Такая позиция правнука достойна всяческого уважения. Однако мне, как историку иллюзионного жанра, правильнее изображать персонажи без прикрас, со всеми плюсами и минусами. К сожалению, среди имеющихся у меня свидетельств о деятельности М.А. Сопоцько преобладает черная краска. Особенно в плане его противостояния с Толстым и Ленцем. Не исключаю, что многих вещей я не знаю, буду признателен, если Вы раскроете мне глаза на какие-то неизвестные факты.

Короче говоря, если я ошибался и высказал ложные суждения, то готов все исправить и даже публично извиниться за свои ошибки. Но сделать я это смогу только на основании документов, а не умозрительных рассуждений заинтересованного потомка. Если у Вас есть какие-то документальные свидетельства о правильных и добродетельных поступках М.А. Сопоцько (особенно в отношении Ленца и Толстого), буду очень рад с ними ознакомиться. Если же нет, готов оказать посильную помощь в их отыскании и обнародовании. Поверьте, я не враг Михаилу Аркадьевичу, но и не друг. Я — за справедливость и историческую объективность…

С уважением, Андрей Федоров,
хранитель истории РАИ,
член Союза цирковых деятелей России
Сопоцько
# Сопоцько
31 декабря 2013 г. 10:30

Уважаемый Андрей Николаевич!

В вашем ответе обнадеживает отрицание вами сатаны. К сожалению, о фокуснике Ленце того же не скажешь. Могу предположить, что среди иллюзионистов были и есть люди разного вероисповедания, в т.ч. и люди с христианским мировосприятием. В связи с этим возникает ряд объективных вопросов к Ленцу:

Что заставило фокусника приехать в российские города с такими откровенно сатанинскими афишами?

Почему Ленц ни как не отреагировал на статью в Тульских епархиальных ведомостях и не опроверг свою связь с сатаной?

Почему в вашем материале осуждается реакция православной общественности. На каком основании вы утвердаете, что Русская Православная Церковь якобы не имела права отреагировать на столь откровенную провокацию, направленную на расшатывание традиций и устоев христианской России?

fedrv
# fedrv
1 января 2014 г. 13:36
С Новым годом вас, Никита Борисович.

Если интересуетесь сатанинскими следами на рекламных афишах, в частности ленцевских, можете почитать мой давнишний святочный рассказик про именной конверт Ленца (ссылка).

Как я понял из вашей реплики, вы вслед за своим «доблестным» предком считаете, что деятельность Ленца носила антихристианский и даже антироссийский характер, а самому фокуснику следовало бы покаяться и озаботиться опровержением клеветнического пасквиля церковного мракобеса. Пожалуй, в таком случае нам с вами больше не о чем говорить. Прямых вам путей в поиске Истины и успехов на поприще духовного и особенно ментального просветления.

P.S. К вашему сведению, Россия не более христианская держава, чем, скажем, Финляндия. У нас многоконфессиальное государство, в котором христиане (и не только православные) имеют равные права с буддистами, мусульманами, иудеями и даже сатанистами, независимо от того, нравится вам это или нет.

fedrv
# fedrv
11 января 2014 г. 0:51

Одновременно с опубликованием данной статьи я направил запрос в Белград, а сегодня, 10 января 2014 года, получил ответ. Обнадеживающей информацию из Сербии никак не назовешь — на указанном месте могилы М.А. Сопоцько (Сырокомля) уже нет. Очевидно, захоронение посчитали заброшенным и использовали для погребения другого человека. Так совпало, что в канун Нового года на меня вышел правнук Михаила Аркадьевича (см. предыдущие комментарии). Зовут его Никита Борисович Сопоцько. Проживает он в Финляндии и, как выяснилось, является ярым сторонником радикальных идей и поступков своего предка, включая нападки на Толстого и Ленца. Ввиду полного несовпадения наших взглядов, я прекратил с ним общение, однако в свете открывшихся фактов считаю необходимым опубликовать обращение к нему:

Никита Борисович!

Хотелось бы верить, что ваше почтение к прадеду не было показным. Если это действительно так, вы сумеете перейти от слов к делу и защитите могилу и прах Михаила Аркадьевича от окончательного уничтожения и забвения. Прошу воспринимать мои слова как вызов вашим демонстративным православным принципам и родственным чувствам.

Ваш комментарий

Задать аватар для своего комментария можно здесь

Имя (обязательно)

Электронная почта (обязательно)

Веб сайт

Изображение CAPTCHA
Введите код, который вы видите, в следующее поле