Новости и анонсы

Удивительные слова от удивительных людей

2 марта 2014 г. 8:36 | Автор: fedrv | Просмотров: 19002 | Комментариев: 3
Удивительные слова от удивительных людей
I. Чудодеи-словотворцы
Нет магии сильней, чем магия слов.

Живое слово творит чудеса.

Немало профессий начинается на букву «ф». Вот далеко не полный перечень: филолог, физик, философ, фармацевт, формовщик, фрезеровщик, физиолог, фотограф и, конечно же, фокусник. Мы неоднократно обсуждали литературные следы иллюзии. Некоторые из них отчетливы, другие едва различимы, однако в целом фокусники изрядно наследили в литературе (см. ссылки 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9). Сегодня наведаемся в соседнюю область, тоже не целинную, но не столь истоптанную представителями иллюзионного жанра. Это вотчина филологов и лингвистов — наш «великий, могучий, правдивый и свободный русский язык».

Связь фокусов с филологией гораздо глубже, чем совпадение первых букв. Фокусники активно воздействуют на язык, приспосабливая его под свои специфические нужды. Вклад фокусников в языкотворчество можно условно разделить на две категории: а) смысловое расширение уже имеющихся слов и б) внедрение новых лексических единиц. Первая включает такие слова, как: веер, водопад, врезка, зарядка, иллюзия (в значении иллюзионный жанр или иллюзионизм), листовка, магнетизм, матрица, мнемотехника, разрыв, трансформация, фейс-контроль, форсировать и пр.

Вторая категория имеет дело преимущественно с терминами1. В большинстве своем они заимствованы из других языков — английского, немецкого, французского, итальянского. К ним следует отнести слова: баскинг, вольт, гиммик, глайд, кардистри, кунштюк, мантевист, менталист, микромагия, монте, пальмирование (пальмировка), пассировка, паттер, пикпокет, пошет, престидижитатор, рутина, свенгали, слейтинг, спеллинг-фокус, флориш, цуг-механика, шанжировка, шершаво-гладкий, эскапист и мн. др.

Жестко связанные с жанровой спецификой и технической стороной иллюзионного ремесла, термины входят в лексикон узкого круга профессионалов и имеют весьма ограниченное распространение. Лишь единицы из них со временем становятся общеупотребительными. Сегодня этим путем следуют слова «эскапизм» и «ментализм». Как правило, фокусные термины (особенно так называемые техницизмы) рождаются, развиваются и отмирают вместе с породившими их трюками, устройствами или манипуляционными приемами. Реже наблюдается замещение устаревших слов при незыблемости понятий, которые они обозначают. Так, некогда общеупотребительные слова «магик» и «штукарь» теперь начисто вытеснены из речевого обихода словами «фокусник» и «трюкач».

Чрезмерное увлечение словами-профессионализмами и арго, свойственное обособленным социальным группам и представителям некоторых профессий, например, шоферам и санитарам, к счастью, почти не затронуло иллюзионное сообщество. Фокусники чаще употребляют нейтральные термины, нежели эмоционально окрашенные жаргонные словечки. Впрочем, есть в артистическом сленге один профессионализм, который фокусники произносят с видимым удовольствием, особенно в преддверии новогодних празднеств, — это слово «чёс»...

Теперь о том, что подвигло меня разместить здесь этот беглый экскурс в фокусную лексику. Всему виною... досада. Однажды я задался вопросом, защищались ли у нас в стране диссертации, напрямую связанные с фокусами? Получить однозначный исчерпывающий ответ мне так и не удалось. Зато в процессе поиска я встретил три интересные диссертации на соискание степени кандидата филологических наук. Все они посвящены анализу лексики карточной игры:

  1. Николаиди Оксана Владимировна. Социально-лингвистический аспект лексики карточной игры. Краснодар: Кубанский государственный университет, 2005, 266 стр.;
  2. Клоченко Лариса Николаевна. Русская лексика карточных игр. М.: Московский государственный областной университет, 2006, 216 стр.;
  3. Катаева Ирина Николаевна. Лексика карточной игры в русском языке конца XVIII — начала XX вв. Вологда: Вологодский государственный педагогический университет, 2008, 284 стр.

Вот тут-то во мне и проснулась досада. Как же так! Игорно-шулерская терминология изъезжена вдоль и поперек, а лексику фокусников, для которых те же самые карты — едва ли не самый привычный инструмент, лингвисты обошли стороной... Где, спрашивается, справедливость?! Обидно за жанр...

Надеюсь, мы тоже когда-нибудь дождемся своего исследователя-языковеда. Для этого достаточно соответствовать заголовку известного фильма «Свой среди чужих, чужой среди своих». То есть нужен фокусник среди филологов или филолог среди фокусников. Хотя бы одно из двух... Отсюда двунаправленное обращение. Филологи и фокусники! Пожалуйста, оглянитесь вокруг, нет ли поблизости подходящей кандидатуры?

А пока вы смотрите по сторонам, расскажу о некоторых занятных словах из фокусной лексики.

II. Подноготная волшебных слов
Слово отражает мысль: непонятна
мысль — непонятно и слово.

Абракадабру сколько ни толкуй,
настоящий смысл ее — абракадабра.

Среди «фокусных» слов, ставших достоянием широких масс, пожалуй, самыми парадоксальными и интересными в лингвистическом отношении являются те, которые не несут смысловой нагрузки. В первую очередь, это касается так называемых волшебных слов или заклинаний. Их немало, поэтому остановимся только на самых популярных в России. За каждым таится удивительная история происхождения.

Фокус-покус (hocus pocus) — это не столько магическое заклинание, сколько альтернативный вариант слова «фокус», которое, кстати говоря, и пришло в русский язык как производное от английского «фокуса-покуса», постепенно вытеснив громоздкий германский «кунштюк». Сегодня «фокус-покус» в значении «иллюзионный трюк» отличается от просто «фокуса» озорными смысловыми оттенками и задорными нотками. В качестве шутливого заклинания «фокус-покус» используется без малейшего налета мистики и зачастую дополняется другими веселыми словечками. Например, отечественная мультипликация предлагает варианты: фокус-покус-червирокус и фокус-покус-тру-ля-ля.



Эпизоды из мультипликационного фильма
«Маша и медведь: Фокус-покус» (25 серия, 2012 год)


С позднего средневековья и до настоящего времени «фокус-покус» часто оказывался на титульных страницах книг. Первыми высокой чести удостоились английские публикации «Фокус-покус» (Hocus Pocus) и «Фокус-покус младший: Анатомия ловкости рук» (Hocus Pocus Junior. The Anatomy of Legerdemain), изданные в 1622 и 1634 гг. соответственно. К сожалению, первая книга не дожила до наших дней, а название второй приобрело двусмысленность из-за слова «младший». С одной стороны, оно всего лишь указывает на преемственность по отношению к первой, утраченной книге. Иначе говоря, «Фокус-покус младший» является вторым изданием «Фокуса-покуса», переработанным и дополненным — «the second edition with many additions». С другой стороны, можно предположить, что Фокус-Покус и Фокус-Покус младший — это не просто элементы названий, а псевдонимы авторов.

Сидни Кларк (Sidney Clarke) в своем капитальном труде «Анналы иллюзионного жанра» (The Annals of Conjuring, 1924) и Стефан Минч (Stephen Minch) в историко-библиографическом обзоре «От колдовства к карточным фокусам» (From Witchcraft to Card Tricks, 1991) придерживаются первой версии. Бартон Уэйли (Barton Whaley) в справочнике «Кто есть кто в искусстве иллюзии» (Who's Who in Magic,1990) ратует за вторую. Обе стороны имеют веские аргументы, но безоговорочных доказательств никто не представил. На мой взгляд, нельзя исключать и третий вариант. Нарочитая двусмысленность заголовка могла быть преднамеренной, то есть правы и те и другие.

В мае 2002 года попытку разобраться в вопросе предпринял театровед из Лидского университета доктор Филипп Баттеруорт (Dr. Philip Butterworth) На ежегодной встрече историков иллюзии в Лондоне он выступил с докладом о том, что автором «Фокуса-покуса младшего» мог быть жонглер и фокусник Уильям Винсент (William Vincent). Несмотря на заметный прогресс исследований, точку в деле 400-летней давности ставить рано.

 «Фокус-покус мл. Анатомия ловкости рук»,
третье издание, 1638 год
Генри Дин. «Все искусство ловкости рук,
или совершенный фокус-покус», первое издание, 1722 год

Стоит упомянуть еще один старинный труд с «фокусом-покусом» в заглавии. 8 февраля текущего года на чикагском аукционе Поттер и Поттер (Potter & Potter Auctions) было продано первое издание книги Генри Дина «Все искусство ловкости рук, или совершенный фокус-покус» (Henry Dean, The Whole Art of Legerdemain or Hocus Pocus in Perfection), 1722 года. По результатам торгов стоимость лота составила 25 тыс. долларов.

Насчет этимологии «фокуса-покуса» высказывается много предположений. Например, Оксфордский словарь в качестве возможного первоисточника указывает псевдолатинское заклинание «Хакс пакс макс деус адимакс» (hax pax max Deus adimax), которым якобы пользовались средневековые фокусники. Лично мне эти слова больше напоминают заклинание из сказочной Страны Дураков, о котором чуть позже.

Томас Эйди. «Свеча во тьме»,
второе издание, 1656 год

Разоблачитель чернокнижного и колдовского мракобесия Томас Эйди (Thomas Ady) в книге «Свеча во тьме» (A Candle in the Dark, 1655) утверждает, что во времена короля Якова I (правил Англией в период 1603–1625) непревзойденным мастером обмана был некий престидижитатор Фокус Покус, прозванный так из-за своего «фирменного» заклинания «Фокус-покус, тонтус-талонтус, ваде-селеритер-джубио» (Hocus pocus tontus talontus, vade celeriter jubeo)2. В книге прямо указывается, что тирада произносилась исключительно ради отвлечения внимания публики. По-видимому, этот же фокусник, но под немного искаженным именем Фокос Покос (Hokos Pokos) дважды упомянут в комедиях выдающегося английского драматурга Бена Джонсона «Склад новостей» (Staple of News, 1625) и «Магнетическая леди» (The Magnetic Lady, 1632). Именно эти упоминания подвели Бартона Уэйли к мысли, что «Фокус-покус» в заголовке книги 1622 года является именем автора.

В 1684 году глава Англиканской церкви 80-й архиепископ Кентерберийский Джон Тиллотсон в работе «Беседа против транссубстанциации» (A Discourse Against Transubstantiation) привел неординарное толкование «фокуса-покуса». По мнению высокопоставленного клирика, hokus pokus — это не что иное, как издевка над латинской фразой «Hoc est enim Corpus meum» (сие есть тело мое), которая звучит во время католической литургии. Впоследствии версия Тиллотсона получила широкую известность3, однако не исключено, что истинное происхождение слова здесь подменяется авторским неприятием внешней атрибутики таинства причастия. В ходе евхаристии — обряда, претендующего на чудо, — священники, словно фокусники, колдуют над хлебом4 и вином, «превращая продукты в плоть и кровь Христову». Затем потчуют прихожан «богочеловеческими телесами». Если поразмыслить над символизмом ритуала, агрессию Тиллотсона легко понять. Угощение верующих человечиной (пусть даже условное) напоминает ответ Владимира Высоцкого на вопрос «Почему аборигены съели Кука?» в финале одноименной песни:

Но есть, однако же, еще предположенье,
Что Кука съели из большого уваженья.
Что всех науськивал колдун — хитрец и злюка:
«Ату, ребята! Хватайте Кука!

Кто уплетет его без соли и без лука,
Тот сильным, смелым, добрым будет, вроде Кука!»
Кому-то под руку попался каменюка —
Метнул, гадюка... И нету Кука!

А дикари теперь заламывают руки,
Ломают копья, ломают луки,
Сожгли и бросили дубинки из бамбука, —
Переживают, что съели Кука.

В 1636 году голландский теолог-кальвинист Гисберт Воэций (Gisbertus Voetius) выдвинул версию, будто «фокус-покус» произошел от имени мифического волшебника Охуса Бохуса (Ochus Bochus / Okos Bokos). Ничего не могу сказать ни за ни против Бохуса, ясно одно — без помощи омофоничного покровителя выпивох Бахуса с истоками «фокуса-покуса» не разобраться...

Абракадабра (abracadabra) — заклинание, которое помимо традиционной функции волшебного слова приобрело смысловое значение — чепуха, неразбериха. В древности «абракадабра» широко использовалась как магическая формула на амулетах, оберегающих владельцев от болезней. Первым из дошедших до нас письменных упоминаний заклинания является дидактическая медицинская поэма «Врачебная книга» (Liber medicinalis) римского целителя по имени Квин Серен Саммоник (Quintus Serenus Sammonicus). Документ относится к началу III века н.э. Предполагалось, что абракадабрский оберег защитит владельца от лихорадки (малярии). Однако даже сам автор высказывал недоверие подобным методам врачевания.

Из поэмы Квина Серена Саммоника «Врачебная книга», гл. 50, ст. 929–931:

Но о других умолчу многочисленных я небылицах:
Ведь лихорадку изгнать песнопения всякие могут,
Как суеверье пустое и бабки дрожащие верят.
«Врачебная книга» Квина Серена Саммоника
Издание 1570 года
Первое издание книги Даниэля Дефо
«Дневник чумного города», 1722 год

В 1722 году английский писатель Даниэль Дефо написал книгу «Дневник чумного города» (A Journal of the Plague Year) о великой лондонской чуме 1665 года. Автор «Робинзона Крузо» осуждал мошенничество с применением колдовских заговоров и талисманов, в том числе с надписью «Абракадабра».

Из книги Даниэля Дэфо «Дневник чумного города»:

Но было еще и другое поветрие, почище первого, по которому можно составить представление о растерянности бедняков в те времена. Речь идет о склонности людей верить еще худшему роду обманщиков, потому что те мелкие жулики-шарлатаны просто нечестным путем очищали карманы людей, выманивая у них деньги; и дурное это дело ложилось целиком и полностью на совесть обманщиков. В тех же случаях, о которых я собираюсь рассказывать, оно ложилось больше на совесть обманутых, точнее на обоих в равной степени. Речь идет о заклинаниях, магических формулах, заговорах, приворотных зельях, талисманах, амулетах и сам не знаю каких еще приготовлениях, чтобы укрепить тело против чумы. Как будто чума не ниспослана Господом, а подчиняется злому духу и может быть предотвращена с помощью крестиков, знаков зодиака, бумажек, завязанных столькими-то узлами, на которых значатся определенные знак или слово, как, например, слово «Абракадабра», расположенное треугольником или пирамидой следующим образом:

А Б Р А К А Д А Б Р А
А Б Р А К А Д А Б Р
А Б Р А К А Д А Б
А Б Р А К А Д А
А Б Р А К А Д
А Б Р А К А
А Б Р А К
А Б Р А
А Б Р
А Б
А

Многочисленные попытки выяснить этимологию «абракадабры» напоминают гадание на кофейной гуще. Есть предположения, что истоки слова следует искать в арамейском, персидском, египетском, греческом и даже шумерском языках. Кто только не высказывал версии о происхождении загадочного заклинания. Особенно усердствовали разного рода оккультисты. Среди толкователей есть и наша соотечественница Елена Блаватская. Изыскания историков и каббалистов обстоятельно изложены в интернет-источниках, включая википедию.

Недавно в Москву привозили «Дары волхвов». Я все думал, где раньше видел похожие безделушки. Потом вспомнил — эти пластинки непонятного назначения напоминают амулет «абракадабра». О дарах с точки зрения экспертов читайте тут, о дарителях в свете языкознания рекомендую прочесть заметку Леонида Каганова про «олухов царя небесного».

Интересно, на что намекали волхвы? Абракадабра — это также сорт розы

Помимо филологического, остались в иллюзии и более осязаемые следы абракадабры:

  • «Абракадабра» или сокращенно «Абра» — так назывался британский еженедельный журнал по фокусам, выходивший с февраля 1946 года на протяжении 63 лет без единого пропуска. Всего было 3296 выпусков. В 2009 году издание закрылось, не выдержав конкуренции с Интернетом.
  • «Абракадабра-пресс» (Abracadabra Press) — американское издательство, основанное Ричардом Баффумом (Richard Buffum, 1921–2003). Располагалось на Бальбоа-Айленд (Ньюпорт-Бич, шт. Калифорния). За время существования с 1979 по 1993 год выпустило несколько книг по истории иллюзии.
  • Четыре конгресса иллюзионистов, организованных латвийско-итальянским дуэтом Даце и Энрике Пеццоли в Юрмале (Латвия) тоже назывались «Абракадабра».

Ахалай-махалай — старинное заклинание, которое тоже иногда связывают с волхвами. Мне очень понравилась фокусная версия происхождения, согласно которой халдеи развлекали младенца Иисуса игрой в наперстки (кубки и шары). Мол, дары волхвов, в сущности, не были подарками — их следовало выиграть! Ну, а фраза «Ахалай-махалай» — это не что иное, как древний аналог нашего «Кручу-верчу, запутать хочу!»5 Историю про волхвов-наперсточников в изложении некоего papa-gen читайте здесь. Мне она показалась настолько привлекательной, что я решил довести ее до логического финала. Действительно, если принять на веру гипотезу с наперстками, то прицепленные к «дарам» катышки из смирны и ладана приобретают практическое значение — они служили шариками для игры. Раскрывается также функционал пластинок-амулетов, которые прежде воспринимались как никчемные золотые безделушки. Видимо, некогда они соединялись меж собой, образуя пирамидальные конструкции — те самые «наперстки» для игры. Разнообразие форм и узоров пластинок объясняется тем, что при их стыковке можно было собрать разные фигуры, то есть пластинки являлись своеобразным детским конструктором. Ну, чем не подарок для ребенка? Нетрудно также догадаться, почему детали раннехристианского конструктора дошли до нас в разобранном и уже непригодном для сборки виде. Как все нормальные человеческие детеныши, младенец-Иисус успешно разбирал и ломал «наперстки», а вот собирал гораздо хуже, что, кстати говоря, не делает чести его божественной ипостаси. :)

Таким образом, можно считать, что артефакты, которые недавно демонстрировали православному миру, являются свидетельством мощного влияния фокусов на становление христианства. ;)

Волшебные слова на обложке книги Амаяка Акопяна «Секреты волшебника», 2000
Издательство «Лабиринт-К», оформление обложки «GEOR design group»

Сим-салабим (Sim-Sala-Bim). Это волшебное слово, созвучное с восточным заклинанием «Сим-сим, откройся» (сезам, отворись) из сказки про Али-Бабу и сорок разбойников, иногда ошибочно приписывают Амаяку Арутюновичу Акопяну. На самом деле истоки слова находятся не в России и даже не на Востоке, а в Дании. Автором его считается американский фокусник датского происхождения Данте (настоящее имя Гарри Янсен — Harry August Jansen, 3.10.1883 – 16.06.1955). В детстве мама напевала ему песенку, в которой были такие слова: «Сим сала дим, сала ду, сала дим». Семейство Янсенов эмигрировало в США, когда будущему артисту исполнилось шесть лет. В середине 1920-х годов, выступая как профессиональный иллюзионист, Данте стал произносить магическое заклинание «Сим-сала-бим», которое впоследствии сделал своей визитной карточкой. Он воспользовался фразой из песенки, заменив в последнем слоге «дим» на «бим» для лучшего восприятия англоязычной публикой. В конце 1928 — начале 1929 года Данте гастролировал в СССР, выступал в Московском мюзик-холле. Возможно, тогда и занес к нам свое заклинание. Сегодня в России оно едва ли не более популярно, чем на Западе. И вот в этом действительно большая заслуга Амаяка Акопяна.

Сим-Саля-Бим. Художник В.О. Уборевич-Боровский Афиша Данте (Гарри Янсен). Москва, 1928
Слева: анонс гастролей Данте в Московском мюзик-холле. Журнал «Цирк», № 1 (51), январь 1929, 2 стр. обл.
Справа: реклама Данте «Загадочное ревю „Сим-Сала-Бим“», ок. 1930 (афиша из коллекции Скотта Пенроуза)

Ляськи-масяськи — игривое заклинание, которое, по-видимому, имеет русские корни. Ну, или русско-армянские... На этот раз подозрение действительно падает на Акопяна-младшего. Оно и не удивительно, поскольку Амаяк Арутюнович, во-первых, разговаривающий фокусник, а во-вторых, пишущий. Его речь и книги сдобрены смачными оборотами и цветастыми фразами, которые безупречно вписываются в образ восточного чародея. Народная молва безальтернативно приписывает «ляськи-масяськи» Амаяку Акопяну. К сожалению, мне не удалось подтвердить или опровергнуть глас народа, хотя я просмотрел ряд передач с участием артиста, включая «Будильник» и «Спокойной ночи, малыши». Попутно не преминул глянуть шоу «Сяськи-масяськи» (16+), которое явно произошло от «лясек-масясек». Короче говоря, интрига сохраняется. Могу лишь предположить, что автором был не сам Акопян, а КВНщики, подготовившие талантливую пародию на него.


Интервью с Амаяком Акопяном в КВН
Роли исполняют Гарик Мартиросян и Михаил Гуликов

Справедливости ради следует отметить, что лидирующая роль в создании волшебных слов все-таки принадлежит не фокусникам, а писателям. Так, заклинание Крекс-фекс-пекс, с помощью которого лиса Алиса и кот Базилио прикарманили наличность Буратино, придумал Алексей Толстой. Не исключено, что он взял за основу волшебные слова «Хакс пакс макс деус адимакс», названные в Оксфордском словаре прототипом «фокуса-покуса» (см. выше).

Буратино на Поле Чудес. Рис. Леонида Владимирского

Отрывок из сказки А.Н. Толстого «Золотой ключик, или приключения Буратино», 1936 год

Лиса тащила Буратино дальше по улице. Они увидели гуляющих под луной по тротуару сытых котов в золотых очках, под руку с кошками в чепчиках.
Гулял толстый Лис — губернатор этого города, важно подняв нос, и с ним — спесивая лисица, державшая в лапе цветок ночной фиалки.
Лиса Алиса шепнула:
— Это гуляют те, кто посеял деньги на Поле Чудес... Сегодня последняя ночь, когда можно сеять. К утру соберешь кучу денег и накупишь всякой всячины... Идем скорее.
Лиса и кот привели Буратино на пустырь, где валялись битые горшки, рваные башмаки, дырявые калоши и тряпки... Перебивая друг друга, затараторили:
— Рой ямку.
— Клади золотые.
— Посыпь солью.
— Зачерпни из лужи, полей хорошенько.
— Да не забудь сказать «крекс, фекс, пекс»...
Буратино почесал нос, испачканный в чернилах.
— А вы уйдите все-таки подальше...
— Боже мой, да мы и смотреть не хотим, где ты зароешь деньги! — сказала лиса.
— Боже сохрани! — сказал кот.
Они отошли немного и спрятались за кучей мусора.
Буратино выкопал ямку. Сказал три раза шепотом: «Крекс, фекс, пекс», положил в ямку четыре золотые монеты, засыпал, из кармана вынул щепотку соли, посыпал сверху. Набрал из лужи пригоршню воды, полил.
И сел ждать, когда вырастет дерево...

История заклинания «Крекс-фекс-пекс» не ограничивается сказкой про Буратино. Однако даже вне книги фраза, как правило, ассоциируется со Страной Дураков. Три волшебных слова особенно полюбились журналистам, которые используют их в заголовках статей про мошенничество, жадность, обывательскую глупость и несбыточные мечты. У белорусской группы Ляпис Трубецкой есть даже соответствующая песня.


Песня группы Ляпис Трубецкой «Крэкс, пэкс, фэкс»
Слова и муз. С.В. Михалка. Из альбома «Манифест», 2008 год


Заклинание Крибле-крабле-бумс появилось на свет в 1938 году. Советский драматург Евгений Шварц вложил его в уста сказочника из пьесы «Снежная королева», написанной по мотивам одноименной сказки Ганса-Христиана Андерсена. В оригинальном произведении такой фразы нет, зато другое заклинание — Снип-снап-снурре, пурре-базелюрре — имеется как в пьесе, так и в сказке.

Заклинания сказочника
в фильме «Снежная королева», 1966 год

В детских спектаклях волшебные слова «Крибле-крабле...» зачастую произносит Оле Лукойе — знаменитый персонаж из сказок Андерсена. А вот заклинание «Снип-снап-снурре...», как оказалось, является близким родственником старинной карточной игры и пословицы «Сколько веревочке ни виться, а конец будет». Подробнее читайте здесь.

Трах-тибидох — еще одно магическое выражение, имеющее запутанные литературные корни. Казалось бы, с этим заклинанием все понятно — его произносил Гассан Абдуррахман ибн Хоттаб — джинн из повести-сказки Лазаря Лагина «Старик Хоттабыч». Однако не торопитесь с выводами. Ни в оригинальном варианте сказки, печатавшемся в 1938 году в газете «Пионерская правда» и журнале «Пионер», ни в первом книжном издании 1940 года, ни в последующих авторских редакциях никаких «трах-тибидохов» не было. Их также не оказалось в знаменитом фильме 1956 года. Так откуда же появилось это волшебное слово с неявным эротическим подтекстом? Неужели первым, кто произнес «Трах-тибидох», был стилизованный под Хоттабыча заяц из 16-го выпуска «Ну, погоди!», 1986 года?

Заклинание Трах-тибидох
в мультфильме «Ну, погоди!», 16 серия, 1986 год

На самом деле заклинание появилось в 1958 году в радиоспектакле «Старик Хоттабыч», изданном также фирмой Мелодия на грампластинке. Вот что о перипетиях «трах-тибидоха» пишет киевский блоггер Сергей Курий:

Из статьи Сергея Курия «Как исправлялся „Старик Хоттабыч“»

Но, наверное, самую интересную трансформацию претерпело заклинание Хоттабыча. В редакции-1938 оно звучит как странное слово «лехододиликраскало». И здесь самое время вспомнить о еврейских корнях Лазаря Иосифовича. Дело в том, что в заклинании джинна шутник-писатель процитировал первую строчку иудейского литургического гимна встречи священного Шаббата (Субботы): «Леха доди ликрат кала...» — «Иди, мой Возлюбленный, навстречу невесте...» (и далее «...приветствуем лик Субботы»).

В новой редакции «Хоттабыча» писатель решил убрать «иудейское» заклинание. Вместо него джинн кричит «странное и очень длинное слово». В знаменитом фильме 1957 года во время колдования на вырванных из бороды волосках просто раздается писк.

И только в радиоспектакле 1958 года появляется знаменитое «Трах-тибидох», выдуманное исполнителем роли джинна Николаем Литвиновым и послужившее источником множества скабрезных анекдотов вроде «Объявление в газете: „Трахаю, тибидохаю. Старик Хоттабыч“». Кстати, в радиоспектакле заклинание звучит гораздо длиннее: «Трах-тибидох, тах-тибидох, ух-тибидох, трох-тибидох, тибидох-тибидох-тибидох!». В 1979 г. композитор Г. Гладков и поэт Ю. Энтин написали новый музыкальный спектакль «Старик Хоттабыч», где пели такие известные артисты, как Боярский, Гурченко, Муравьева и др. Там, кстати, вновь появляется Хапугин, а друг Вольки — Женя — превращается в подружку Женю. Что до заклинания, то теперь оно звучит более прилично: «Чах-чанах, шари-вари». Как говорится, о, времена, о, нравы!

Таким образом, автором заклинания «Трах-тибидох», вероятно, правильно считать Сергея Богомазова — режиссера инсценировки радиоспектакля, или Николая Литвинова, который озвучивал Хоттабыча и произносил текст от автора.


Отрывок из радиопостановки Сергея Богомазова
«Старик Хоттабыч» (1958), музыка Владимира Рубина



Напоследок, раз уж речь зашла о хоттабычевском «трах-тибидохе», рекомендую посмотреть фильм }{отт@бь)ч. Конечно, если вы его до сих пор не видели... Там нет никаких заклинаний, новинкой картину 2006 года также не назовешь, зато позитив у фильма отменный...

В книгах встречаются и другие волшебные слова, как литературного, так и фокусного происхождения, например: мутабор, алаказам, престо, джинго, буридо-фуридо, сусака-масака, бамбара-чуфара, хурла-дрын-дырында и т. д., однако ни в русском языке, ни в отечественной иллюзии они не прижились.

Окончание следует

Литература:
  1. Шульц Ю.Ф. Квин Серен Самоник и его «Медицинская книга» / Серен Самоник Квинт. Медицинская книга (целебные предписания). М.: Медгиз, 1961, 271 стр.;
  2. Высоцкий В.С. Одна научная загадка, или почему аборигены съели Кука / Собрание сочинений в 5 томах. Тула: Тулица, 1997, Том 4. Песни и стихи, 1976–1980, стр. 39–40;
  3. Акопян А.А. Секреты волшебника. Сборник. Художник В.О. Уборевич-Боровский. М.: Лабиринт-К, 2000, стр. 9, 53, обложка (дизайн GEOR design group);
  4. Tillotson, John. A discourse against transubstantiation. London: 1684, р. 34;
  5. Clarke, Sidney W. Hocus Pocus (1600–1700) / The Annals of Conjuring // The Magic Wand. Vol. 13, 1924, № 122, p. 88–98, № 123, p. 129–132;
  6. Nelson, Axell. Abracadabra // Eranos. Acta philologica Suecana, vol. 44, Göteborg, 1946, p. 326–336;
  7. Clarke, Sidney W. Hocus Pocus / The Annals of Conjuring. New York: Magico Magazine, 1983, p.41–55; Seattle: The Magic Factory, 2001, p. 102–117;
  8. Butterworth, Philip // London: The Magic Circular, Vol. 96, Nov 2002;
  9. Whaley, Barton. The Encyclopedic Dictionary of Magic. Lybrary.com, 3rd edition, 2007, p. 456–458, 464;
  10. Whaley, Barton. Who's who in magic. Lybrary.com, Version 3.2, 2009, p. 277.

1 Это отнюдь не означает, что слова в первой категории не являются терминами. Они тоже термины, но многозначные.

2 Отсюда название фильма «Фокус-покус, тонус-талонус», снятого в 2012 году Федором Степановым и Виктором Беловым. Об этом фильме уже рассказывалось на нашем сайте (см. здесь).

3 В 1687 году созвучие фокусного и церковного заклинаний обыграл Роджер Лестрендж (Sir Roger L'estrange). В «Ответе на письмо инакомыслящему» (An answer to a letter to a dissenter) он писал: «Мне никогда не нравились фокусы-покусы с Хок эст корпус меум» (I never lov'd the Hocus-Pocussing of Hoc est Corpus meum).

4 Хлебцы для причастия у православных называются просфорами, а у католиков и протестантов — гостиями.

5 Любопытно, что игровое происхождение заклинания «Ахалай-махалай» косвенно подтверждает шуточный словарь Марка Айсберга, опубликованный в газете «Экспресс К»:

Ахалай-махалай — знаменитое заклинание восточных фокусников. Произошло от древних игроков в шарик-малик. «Ахалай-махалай» с шумерского переводится как: «Это шарик, это малик!»

Комментарии

Бринат
# Бринат
4 марта 2014 г. 17:27
Спасибо, Андрей!
Какая прекрасная статья, ну полный набор для теоретиков и диссертации.
В такие подробности происхождения фраз никто из фокусников не вдавался, очень полезно.
Viktor Renner
# Viktor Renner
5 марта 2014 г. 22:07
Получил огромное удовольствие! Спасибо!
Павел
# Павел
6 марта 2014 г. 3:22
http://www.youtube.com/watch?v=l2UyVVj8YmM — лучше, наверное, вот эту ссылку на Машу и Медведя: она "фирменная" от авторов мульта, а по выложенной — "Недоступно в вашей стране!"

Ваш комментарий

Задать аватар для своего комментария можно здесь

Имя (обязательно)

Электронная почта (обязательно)

Веб сайт

Изображение CAPTCHA
Введите код, который вы видите, в следующее поле