Новости и анонсы

Про говорящих собак и сопутствующие проблемы (часть II)

5 июня 2015 г. 12:29 | Автор: fedrv | Просмотров: 5480 | Комментариев: 0
Про говорящих собак и сопутствующие проблемы (часть II)

Недавнее печальное событие — уход замечательного британского вентролога Кейта Харриса — подтолкнуло меня к назревшему разговору о чревовещании и сопутствующих проблемах. Начало беседы см. здесь.

Проблема вторая, серьезная
Вначале зрители относились к чревовещанию,
как к номеру таинственному, необъяснимому,
почти сверхъестественному.
Уразов И.А. Чревовещатели

Выступление Мисс Венди, как и прочие номера с «говорящими животными», — это типичный меланж-арт, то есть межжанровая смесь, включающая элементы чревовещания, дрессуры и иллюзии.

Основу номера составляет, конечно же, вентрология. Это своеобразное направление эстрадного искусства является предметом нашего давнего спора с Р.В. Навицкасом. Однажды он выразил сомнение в правильности размещения на данном сайте в разделе «Персоналии» биографий чревовещателей вместе с «чистыми» фокусниками. Цитирую его высказывание: «Чревовещатели не являются фокусниками, так как чревовещание — это разновидность разговорного жанра, а сами чревовещатели не ставят своей целью удивлять зрителя умением говорить не шевеля губами, и эта способность не является фокусом как таковым». Такая категоричность, в частности, помешала моему оппоненту включить в библиографический список отечественной иллюзионной литературы книгу «Выписки о чревовещателях или чревобасниках» (издана в 1773 году в Санкт-Петербурге, автор — аббат Ла Шапель, перевод с французского Михайло Попова). А ведь это уникальное издание могло возглавить перечень, как самая первая русскоязычная книга по искусству фокуса!

Сразу скажу, что Римантас Викторович отчасти прав. Отождествлять вентрологию и иллюзию не следует. Однако безапелляционно разделять их также нельзя. Давайте включим логику и беспристрастно рассмотрим его аргументы.

Тезис первый: «Чревовещание — это разновидность разговорного жанра». Да, в советское время наши вентрологи, которых было до обидного мало, предпочитали находиться в стане эстрадных «разговорников». Но причина этого банальная — более высокая ставка, чем у артистов оригинального жанра. Будьте уверены, если бы дело с оплатой труда обстояло наоборот, вентрологи всей гурьбой переметнулись бы в противоположный лагерь. У них для этого имелись все основания, поскольку чревовещатели наряду с имитаторами — это «разговорники», в основе мастерства которых лежит трюк. А трюк, как известно, — это главная отличительная черта оригинального жанра. Просто у разных его представителей (жонглеров, эквилибристов, акробатов, клишников, факиров и пр.) свои трюки. У фокусников они называются иллюзионными трюками или просто фокусами.

Тут следовало бы привести определение фокуса, но отечественные и зарубежные мэтры настолько несогласованно над ним потрудились, что сформировали около дюжины разных дефиниций, подчас весьма путаных и спорных. Посему предлагаю разобраться со значением этого термина как-нибудь в другой раз, а сейчас заняться двумя неотъемлемыми составными частями фокуса — эффектом и приемом. Они помогут уяснить суть проблемы.

Начнем с эффекта. Наличие иллюзионного эффекта в номерах вентрологов очевидно. Согласно классификации, предложенной В.С. Свечниковым в работе «Теория и практика сценической магии», этот иллюзионный (магический) эффект называется «оживление» или «одушевление». Собственно говоря, если бы чревовещатели не заботились о формировании у зрителя впечатления ожившей и разговаривающей куклы, им не приходилось бы утруждать себя освоением сложной техники вентрологической речи. В таком случае они ничем не отличались бы от актеров кукольных театров.1 Как правило, исполнители не ограничиваются одной лишь «голосовой иллюзией» и стремятся усилить эффект одушевления за счет доработки куклы. Современные электро-механические приводы предоставляют широкие возможности для имитации мимики и жестов.

Теперь о приеме. Прием в фокусах — это более широкое понятие, чем ловкое обманное движение. Под приемом следует понимать манипуляции, приспособления (гиммики), всевозможные психологические уловки, а также разнообразные сочетания перечисленного, которые исполнитель использует скрытно от зрителей для достижения иллюзионного эффекта. На бытовом уровне вместо многозначного термина «прием» чаще используется синонимичное словосочетание «секрет фокуса». Прием должен оставаться незаметным для зрителей. В противном случае исполнитель рискует услышать от публики уничижительный комментарий: «Факир был пьян и фокус не удался». В чревовещании приемом является сама вентрологическая речь, то есть умение исполнителя говорить без артикуляции губ. Главные отличительные особенности этого приема — его акустическая сущность и растянутость по времени.

Итак, несложный «анатомический» анализ вентрологического номера показывает, что второй тезис Р. Навицкаса — «Чревовещатели не ставят своей целью удивлять зрителя умением говорить не шевеля губами» — сформулирован некорректно. Артисты-вентрологи все-таки удивляют зрителей, но отнюдь не своим необычным умением, которое, как и всякий прием, должно оставаться скрытым, а эффектом «одушевления» куклы.

Секрет говорящей собаки

Другое дело, что тайна чревовещания давно дезавуирована, вследствие чего иллюзионный эффект «говорящей» куклы может ввести в заблуждение разве что самых неискушенных зрителей, например, маленьких детей. Тут мы подошли к другой теоретической проблеме. Следует ли считать фокусом иллюзионный трюк, секрет которого известен зрителю? Некоторые считают, что нет. Я придерживаюсь противоположной точки зрения: осведомленность публики об используемом приеме не может влиять на сам трюк. Она лишь меняет восприятие фокуса и, в конечном итоге, снижает его успех. Другими словами, фокус остается фокусом, даже если зрителя не удалось обмануть. К примеру, редкий человек не знает секрет незамысловатого трюка с «оторванным и приклеенным» пальцем. Тем не менее, эта иллюзионная шутка и поныне живет и здравствует. Если я вас не убедил, подумайте вот над чем. Отказавшись от вышеизложенного постулата, мы непременно столкнемся с неразрешимым логическим противоречием, когда исполненный иллюзионный трюк придется считать и фокусом и нефокусом одновременно, поскольку его могут лицезреть как осведомленные, так и несведущие зрители2.

Некорректен и заключительный тезис: «Эта способность [умение говорить не шевеля губами] не является фокусом как таковым». Понятное дело, что не является. Ведь указанная способность — это только прием, а для полноценного фокуса нужен также иллюзионный эффект. Однако не будем придираться к формулировке. Полагаю, тут подразумевалось, что номера вентрологов с «говорящими» куклами чаще вызывают улыбки и смех, чем возгласы удивления. Иными словами, эффект у этих номеров комический, а не иллюзионный.

Здесь не поспоришь. Общеизвестность секрета «говорящих» кукол привела к тому, что чревовещатели трансформировались из фокусников в комиков. Наличие виртуального собеседника позволяет вести диалог вместо монолога, расширяя тем самым потенциальные возможности озвучиваемых юморесок. Факт общения с куклой, придает номеру дополнительную комичность. Иллюзия в совокупном эффекте также присутствует, но ее доля ничтожна.

Однако если посмотреть на чревовещание шире, возникает вопрос. Почему мы сосредоточились на традиционных номерах? Даже одна только замена куклы на собаку и добавление к номеру гиммика, имитирующего открывающуюся синхронно с речью пасть, резко усиливает иллюзионную составляющую номера. Глядя на рты членов жюри, удивленно раскрытые при виде болтливой болонки, вряд ли кто будет утверждать, что эффект номера носит исключительно комический характер. Элемент иллюзии тут налицо.

А теперь задумайтесь, насколько мощным инструментом вентрология может стать в арсенале профессионального фокусника. Ведь помимо «одушевления» кукол и собак чревовещание может производить другие эффекты. Например, голос, идущий из окружающих предметов или прямо «с небес». Это ли не иллюзия?!

О том, насколько тесна связь между иллюзионным жанром и вентрологией, можно судить по трюкам-экспромтам из репертуара американских артистов Тома Маллики (Tom Mullica) и Джея Маршалла (Jay Marshall).


Том Маллика и Джей Маршалл демонстрируют иллюзионный потенциал вентрологии
Эпизод из 20-й серии видеокурса «Академия фокусов» (Magic Academy)



Пожалуй, можно подвести итоги...
  1. Классические номера вентрологов, беседующих с куклами или животными, традиционно причисляют к разговорному жанру, но теоретически их вполне можно отнести к оригинальному жанру, поскольку в их основе лежит трюк.
  2. Номера вентрологов, как и фокусы, имеют две базисные составные части: прием и эффект. Чревовещатели скрывают прием (умение говорить без артикуляции) от зрителей, чтобы создать акустическую иллюзию говорящей куклы. Эффект носит смешанный характер — преимущественно комический с небольшой долей иллюзионного. Пропорция может быть легко изменена, как в случае с «говорящей» собакой или «поющей» бутылкой.
  3. Общеизвестность используемого приема не является основанием для лишения иллюзионного трюка статуса фокуса.
...и сделать выводы:
  1. Вентрология имеет два разноуровневых воплощения. С одной стороны это номер (можно также сказать «жанр» или «направление жанра» — культурологи пока не определились с четкой классификацией), а с другой — это прием, который используется для создания комического, иллюзионного или смешанного эффекта.
  2. Вентрология «нижнего уровня» — прием — находит разное применение. В арсенале фокусника она является действенным средством достижения замечательных иллюзионных эффектов акустической природы, то есть представляет собой самый что ни на есть иллюзионный инструмент.
  3. Вентрология «верхнего уровня» — номер — практически утратила связь с фокусами. Современные чревовещатели обычно ассоциируются с разговорниками-комиками.
  4. Как видите, некогда вышедшее из лона иллюзии чревовещание имеет довольно прочную глубинную связь со своим прошлым. Повторяю высказанную в начале статьи мысль: искусство вентрологии нельзя безоговорочно смешивать или радикально отделять от искусства фокусов. Учитывая их диалектическое двуединство, правильнее причислять чревовещание к так называемым смежным жанрам, включающим также мнемотехнику, факиризм, трансформацию, эскапизм, психологические опыты, эстрадный гипноз, быстрый счет, кардистри и пр. Это не только мое мнение, такая же точка зрения изложена в ряде зарубежных источников.

На этом все. Надеюсь, приведенные рассуждения достаточно подробно и исчерпывающе объясняют, почему на нашем сайте встречаются имена российских и советских вентрологов. Если вы не осилили объемный и довольно нудный текст, говорю совсем кратко:

Чревовещатели — это родные братья и сестры фокусников!


Окончание следует


1 Артисты-кукольники (актеры-кукловоды) также «одушевляют» своих персонажей, но без использования чревовещания и других скрытых техник. В некоторой степени эффект оживления роднит их с иллюзионистами. Недаром первые российские «оригинальники» — скоморохи — наряду с Петрушкой демонстрировали на ярмарочных балаганах фокусы, а «известный марионеточник Диксон (Альфред де Сен-Женуа де Гран Брёк, 1857–1939) удивлял парижан появлением женщины в большом стеклянном сосуде» (цитата из книги А.А. Вадимова и М.А. Триваса «От магов древности до иллюзионистов наших дней»). Примерно такая же связь наблюдается у фокусников с операторами механических и псевдомеханических автоматов и владельцами паноптикумов.

2 Не следует путать демонстрацию общеизвестных трюков с преднамеренным раскрытием секретов. Это близкая тема, но не одна и та же. Разоблачитель не показывает фокус, а публично его «препарирует». Фокус при этом не теряет своей сущности и остается фокусом, но вот сам исполнитель, по меткому выражению А.С. Карташкина, превращается в «антифокусника».

Комментарии

Пока комментариев нет. Ваш может стать первым.

Ваш комментарий

Задать аватар для своего комментария можно здесь

Имя (обязательно)

Электронная почта (обязательно)

Веб сайт

Изображение CAPTCHA
Введите код, который вы видите, в следующее поле