Кто есть кто в отечественном иллюзионном жанре
 Все  А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Я 
 

БЕНДИТКИС Лев Борисович (1925 – 1998)

БЕНДИТКИС Лев Борисович (1925 – 1998)
Помогите с информацией об этом человеке!

Лев Борисович Бендиткис (1.05.1925, Одесса – 1998, Санкт-Петербург) — артист оригинального жанра, работавший в области психологических опытов (ментализм), дипломант Всероссийского конкурса артистов эстрады. Родился и вырос в Одессе. Участник Великой Отечественной войны. В 1948 году приехал в Ленинград и был принят в Ленконцерт. Демонстрировал иллюзионные номера с голубями и др. реквизитом. Под влиянием ленинградского артиста Михаила Куни стал выступать с «психологическими экспериментами». Создал программу «Чудес на свете не бывает!» Много гастролировал. В 1991 году приезжал в США, однако вынужден был прервать визит в связи со смертью супруги.

Похоронен на Богословском кладбище Санкт-Петербурга (внешняя стена колумбария).

Имя Льва Бендиткиса встречается в художественной литературе. Он является персонажем рассказов Евгения Касимова «Гипноз», Юрия Лучинского «Занимательная психология», Валерия Воронкова «Два случая из жизни журналиста» и Николая Филимонова «Судьбоносные опыты».


Литература:
  1. Долгополов М.Н. Да, чудес не бывает // Советская эстрада и цирк», 1969, № 5, стр. 22;
  2. Кузнецова О.А., Макаров С.М. Русская советская эстрада, 1946–1977: Очерки истории / ВНИИ искусствознания. М.: Искусство, 1981, стр. 477;
  3. Фриш О.Е. Чудесный дар // Советская эстрада и цирк, 1983, № 11, стр. 24–25;
  4. Фриш О.Е. «Психологические опыты» — что это? Искусство или халтура? // Советская эстрада и цирк, 1987, № 1, стр. 10–12;
  5. Воронков В.А. «Два случая из жизни журналиста» // Газета «Рыбак Сахалина», № 35, 1.09.1990;
  6. Переводчиков В.А. Пройти сквозь стену (записки бродячего фокусника). Кемерово, ООО «Офсет», 2008, стр. 321.

Благодарим за информационную поддержку племянников артиста: Романа Семеновича Шварцмана (Одесса, Украина) и Бориса Семеновича Шварцмана (Нью-Йорк, США), а такжеОлега Евгеньевича Фриша (Нью-Йорк, США), Евгения Гросмана (США), питерского некрополиста Леонида Давыдовича Червинского.


Да, чудес не бывает

Статья М.Н. Долгополова в журнале «Советская эстрада и цирк», 1969, № 5, стр. 22

ДА, ЧУДЕС НЕ БЫВАЕТ

Психологические опыты Льва Бендиткиса

С психологическими опытами артиста Льва Бендиткиса москвичи познакомились впервые. Дипломант Всероссийского конкурса артистов эстрады Л. Бендиткис объездил уже множество городов страны и прошлой зимой приехал в столицу. Последователь Вольфа Мессинга и Михаила Куни, он работает интересно и сумел выработать свою систему. «Чудес на свете не бывает» — так артист назвал свои концерты в клубах Москвы. И это действительно так. Но как объяснить, что написанное на листке бумаги задание кого-либо из зрителей (содержание его известно только жюри) Бендиткис выполняет абсолютно точно?

Подобно не раз виденному нами Вольфу Мессингу, артист Бендиткис сходит со сцены в зал и среди сотен зрителей находит именно того, кого просил найти автор записки.

— Правильно? — спрашивает артист.

— Правильно, — несется в зал ответ, и публика разражается аплодисментами.

Но вот Бендиткис выполняет новое задание. В зале воцаряется полная тишина. С напряженным вниманием зрители наблюдают за тем, как в сопровождении двух представителей жюри артист снова сходит в зал и по мысленному приказу индуктора, держащего его за руку, проходит через весь партер, выходит из зала и у дверей кинобудки находит спрятанную коробку с кинопленкой. Вернувшись в зал, он поднимается на сцену и кладет коробку на столик.

— Правильно? — чуть усталым голосом задает он вопрос.

— Верно! — отвечает автор задания, а жюри подтверждает точность решения задачи. В зале раздаются аплодисменты.

Или вот среди множества предметов — доброго десятка часов разных марок, нескольких авторучек, множества карандашей, различных монет, тюбиков с губной помадой и т.д. — Бендиткис на подносе находит колечко, то самое, которое и значилось в задании.

Нелегко найти иголку, заправленную под воротник меховой шубы. Но артист справляется и с этим «поручением»... Лишь порой, обращаясь к индуктору, он просит тверже и четче мысленно внушать ему это задание. Точно так же он проходит в партер и по приказу индуктора в 15-м или в 19-м ряду находит определенного зрителя, приводит на сцену и здесь, вынув из его кармана бумажник, достает требуемый документ... Все это выполняет артист без видимого напряжения, легко и быстро, как бы «прислушиваясь» к беззвучному голосу индуктора, к его мысли.

Но если большинство опытов он производит, когда индуктор держит его за руку, то затем некоторые с успехом реализует, находясь на расстоянии одного-полутора метров от индуктора, идя вслед за ним...

Итак, на чем же основана работа Льва Бендиткиса? На многолетней тренировке и выработанной им способности воспринимать мельчайшие идеомоторные сигналы человеческого мозга. Более десяти лет артист упорно тренировался, присматриваясь к работе Мессинга и Куни, а потом, преодолев немало трудностей на пути к эстраде, все же добился своего и даже стал дипломантом Всероссийского конкурса.

Надо ли говорить, что эти опыты не имеют никакого отношения к иллюзионному жанру, к фокусам. Но, кстати сказать, Бендиткис отличный манипулятор. В заключение концерта он демонстрирует и это свое умение.

Мое знакомство со Львом Бендиткисом происходило в атмосфере полного зрительского благожелательства, чему немало способствовали такт и мягкий юмор, которыми хорошо сдобрены эти психологические опыты.

Мих. Долгополов

Из очерка О.А. Кузнецовой и С.М. Макарова «Цирковые и оригинальные жанры»

Сборник «Русская советская эстрада, 1946–1977: Очерки истории», ВНИИ искусствознания, 1981, стр. 477

Как бы продолжая эту уже сложившуюся на эстраде традицию жанра, в 60-е годы начал выступать последователь Куни и Мессинга, дипломант Всероссийского конкурса артистов эстрады Лев Бендиткис. Он так и озаглавил свою программу, «Чудес на свете не бывает». Будучи приверженцем жанра и следуя примеру своих учителей, Бендиткис нашел свою манеру выступлений. Он завершает программу простыми трюками манипулятора и тем самым как бы лишний раз подчеркивает мысль о жанре, сформулированную в названии программы.


Чудесный дар

Статья О.Е. Фриша в журнале «Советская эстрада и цирк», 1983, № 11, стр. 24–25

ЧУДЕСНЫЙ ДАР

Есть на эстраде жанр, именуемый оригинальным. Собственно говоря, оригинальным в искусстве должно быть все, независимо от названия жанра. Но коль уже в самом наименовании заложена мысль о необычном, то и содержание его должно быть соответствующим. Обобщенное понятие «оригинальный жанр» включает в себя иллюзию, вентрологию, пантомиму, различные специальности цирка — акробатику, эквилибристику, мнемотехнику.

Четыре, всего четыре исполнителя представляют на советской эстраде редчайшую его разновидность — эстрадную демонстрацию психологических опытов. Начатая Вольфом Мессингом, она сегодня имеет его последователей, так или иначе обогативших опыт предшественника. Необычность и уникальность жанра, его специфика, необъятные границы дают возможность артистам всесторонне показать себя, свои развитые способности, свою натренированную психику.

Об этом я всегда думаю, когда на сцену выходит дипломант Всероссийского конкурса артистов эстрады Лев Бендиткис.

Имя артиста встречается на афишах Ленинграда и Владивостока, Киева и Одессы, Кишинева и Новосибирска, Калинина и Рязани... И везде аншлаг, везде его программа «Чудес на свете не бывает» заставляет задуматься о сути тех явлений, которые религия и невежество пытались представить как мистические.

У психологических опытов есть один нюанс... Судите сами. Выходит на сцену певица. Она поет заранее выученную песню, ей аккомпанирует оркестр, выучивший заранее мелодию. Чтец также декламирует подготовленный отрывок из стихотворения или прозы...

Лев Бендиткис выходит на эстраду и не знает, что конкретно будет сейчас делать! Не знает потому, что не готов к концерту. Просто все задания, предлагаемые зрителями для выполнения, весь ход концерта зависят от них самих.

Но что же представляет собой демонстрация психологических опытов на эстраде?

Артист не ставит перед собой научной задачи, он лишь демонстрирует то, чего достиг за многие годы упорных тренировок. Ему не чуждо при этом использование всевозможных художественных средств для создания образа волевого и проницательного человека, умеющего видеть мир не совсем привычным.

Вот как это выглядит на сцене и в зале. Любой из зрителей, предварительно записав свое задание на листке бумаги и вручив его членам жюри (они будут выбирать наиболее интересные из многих поступивших), выходит на сцену, берет Льва Бендиткиса за запястье левой руки и начинает мысленно в мельчайших подробностях диктовать ход выполнения своего задания. По сути, между артистом и зрителем завязывается односторонний разговор: Лев Борисович общается со зрителем вслух, зритель же с артистом — только мысленно. Во время процесса мышления мозг зрителя вырабатывает микроимпульсы, которые Л. Бендиткису необходимо мгновенно раскодировать в определенные действия: зримый результат задания должен совпасть с написанным на бумаге.

Сложны и разнообразны бывают задания, предлагаемые артисту. Вот лишь некоторые из них.

«Л. Б.! Выйдите, пожалуйста, из зала. Спуститесь в гардероб и возьмите пальто с номера 852. В зале сидит его владелец (третий ряд, восьмое место). Наденьте на него пальто, шарф и шапку. Шапку завяжите на два узелка».

«Дорогой Лев Борисович! Пройдите в левый угол сцены, к роялю. Возьмите ноту си-бемоль третьей октавы».

Что поделать, никогда не умевший играть на рояле артист с успехом выполняет и музыкальные задания.

Мы умышленно привели такие забавные поручения.Веселый настрой концерта — отличительная черта программы. Лев Бендиткис специально не напрягается, не наводит на зрителей «ужас и страх». Все фрагменты концерта смотрятся и выполняются легко, естественно, так, что никто и не подозревает об огромном напряжении и постоянной работе мозга артиста.

...А началось все случайно. На тихой одесской улочке жил обыкновенный мальчишка. Любил игры, головоломки, шутки. Воспитывался в детском доме. И, как замечали воспитатели, все свободное время пропадал в стенах филармонии. Слушал концерты, даже помогал артистам носить багаж. А какие артисты приезжали в предвоенное время в Одессу! Н. Смирнов-Сокольский, И. Набатов, Л. Утесов... Но один из них особенно покорил мальчугана. Он мог найти в зале человека, задуманного зрителем, иголку, спрятанную в надежном месте, выполнить массу совершенно невероятных действий. Этим удивительным артистом был Вольф Мессинг. И маленький одессит начал тренироваться. Он условился с другом о том, что, когда будет проходить мимо задуманного человека, тот незаметно переломит спичку. Но вскоре Лев заметил, что может чувствовать сигналы своего индуктора (то есть диктующего зрителя) раньше, чем услышит треск спички. Начались упорные тренировки развития чувствительности.

Учебников и методик не было. Был лишь мастер — Вольф Мессинг. Лев Бендиткис неоднократно присутствует на его концертах. Анализирует. Замечает. Пытается повторить увиденное. Война, полученная на фронте контузия отодвинули планы молодого человека на несколько лет. Но не сломлено желание стать артистом. Случайно Лев Бендиткис попадает в Ленинград. Узнает о предстоящем просмотре в Ленконцерте, на котором и показывает членам худсовета несколько манипуляций (он параллельно занимался манипуляцией), а через день выясняется... что он принят! Было это в 1948 году. С тех пор минуло более тридцати лет. Появились на эстраде еще несколько демонстраторов психологических опытов. Но Лев Борисович Бендиткис остался верен своей программе. Если другие артисты включили в репертуар опыты на память, на моментальный счет, используют и иллюзионные приемы, то Л. Бендиткис оставил в своей программе лишь то, что зависит от природной психологии человека, от свойств его личности. Тем интереснее и неожиданнее старинный фокус, который Лее Борисович показывает в конце программы: повышенная чувствительность, интуиция и наблюдательность дают возможность артисту выполнять опыты без контакта со зрителем, то есть, не дотрагиваясь до него, воспринимать мысленные приказы индуктора.

Вольф Мессинг и Лев Бендиткис

Когда-то Лев Бендиткис восторженно смотрел выступления В. Мессинга. Потом начал выступать сам. Волею случая оба артиста встретились на гастролях в одном городе. Вольф Григорьевич, конечно же, смотрел программу своего последователя. Он всегда очень ревностно относился к коллегам, не всегда приветствовал их появление. Программа Льва Бендиткиса ему понравилась. Они навсегда остались друзьями. Друзьями и коллегами.

Как и его предшественник, Лев Борисович не верит ни в какие чудеса. Он так и назвал свою программу: «Чудес на свете не бывает!» Может, потому, что делает их сам? А может, и потому, что твердо уверен: есть на земле чудо! И это чудо — человек, беспредельные возможности его воли, разума, интеллекта.

Олег Фриш

Из статьи О.Е. Фриша «„Психологические опыты“ — что это? Искусство или халтура?»

Журнал «Советская эстрада и цирк», 1987, № 1, стр. 11

Более тридцати лет выступает на эстраде Лев Бендиткис. Его программа «Чудес на свете не бывает!» носит чисто эстрадный, зрелищный характер. Артист не ставит перед собою задачи научной (а этим грешат некоторые артисты, особенно на периферии, где предлагают сельскому зрителю различные «ауры, телепатемы, биоватты...»), он лишь демонстрирует свои способности. Думается, что эта программа — образец классики жанра. Артисту не чужд и юмор, которым окрашены многие опыты, и финальный фокус, подтверждающий мысль, выраженную в названии программы. Подробно о Л. Бендиткисе журнал уже писал, и нет необходимости повторяться.


Из книги Переводчикова В.А. «Пройти сквозь стену (записки бродячего фокусника)». Кемерово, 2008, стр. 321

С психологическими опытами в Читу приехал интересный артист Лев Бендиткис. Я не замедлил с ним познакомиться. Показал ему манипуляции с шариками:

— Когда вы сказали, что манипулятор, я не поверил: ладонь маленькая, и пальцы, казалось, не удержат четыре шара. Переубедили.

После его выступления я попытался повторить один из его опытов. Впервые я нашел спрятанный в зрительном зале значок. Вначале опыты проводил, как и Бендиткис, — контактно. Перципиент держит меня за руку, а я прошу: «Думайте! Думайте, куда я должен пойти, что сделать». Впоследствии стану экспериментировать без непосредственной коммутации. Приказывающий идет сзади меня и не прикасаясь, медленно диктует задание, которое я должен выполнить.

Фото

  • БЕНДИТКИС Лев Борисович (1925 – 1998)
  • БЕНДИТКИС Лев Борисович (1925 – 1998)
  • БЕНДИТКИС Лев Борисович (1925 – 1998)