Кто есть кто в отечественном иллюзионном жанре
 Все  А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Я 
 

ЦАЙ Юлия Ивановна (1916 – 1990)

ЦАЙ Юлия Ивановна (1916 – 1990)

Юлия Ивановна Цай (17.04.1916 – 22.11.1990, Москва) — советская киноактриса, эстрадная и цирковая артистка, мнемотехник. По национальности кореянка. Во второй половине 30-х годов активно снималась в кино. В 50-е годы стала работать в жанре мнемотехники в составе московской группы «Цирк на сцене». Выступала совместно с Георгием Даниловичем Агароновым (1913 – 2007). После женитьбы партнера и формирования в 1952 году его семейного дуэта с Кримгильдой Сиулиевной Агароновой, Юлия Цай в течение нескольких лет демонстрировала мнемотехнику в паре с цирковым артистом Виктором Петровичем Тихоновым (18.03.1917 – 20.03.1991), дрессировщиком, бывшим ассистентом Э.Т. Кио. Впоследствии выступала на эстраде совместно с Григорием Глясом, настоящее имя Герш Генохович Глясман (18.08.1920 – ?). В репертуаре Ю. Цай и Г. Гляса имелся сольный концерт, который помимо ментальных трюков включал номер мнемотехники «Полет мысли» (постановка Б. Балабана). Дуэт активно участвовал в шефской работе, состоял в МКФ.

Похоронена в Москве на Хованском кладбище (центральное), 17 участок.


Роли Юлии Цай в кино:
  • 1935 — Аэроград — жена летчика;
  • 1936 — Наместник Будды — монгольская девушка Цецик;
  • 1937 — Ущелье Аламасов — артистка китайского балагана Ю-Лан;
  • 1938 — Гайчи — учительница Нан;
  • 1939 — Гость — больная жена охотника Авока;
  • 1940 — Веселей нас нет;
  • 1946 — Крейсер «Варяг» — Маруся.

Сочинения:
  1. Моя работа над ролью Ю-Лан // Газета «Кино» или «За индустриализацию», 1937

Литература:
  1. «Ущелье Аламасов» (с фото Ю.Цай) // Комсомольская правда, 3.05.1936;
  2. Долгополов М.Н. «Ущелье Аламасов». Новый фильм производства студии «Союздетфильм» // Комсомольская правда, 5.08.1937, стр. 4;
  3. Лейбман А. Удачный приключенческий фильм. «Ущелье Аламасов» (с фото Ю.Цай) // Газета «Кино», 4.08.1937, стр. 3;
  4. Алексеев Д. Приключенческий фильм (заметка про к/ф «Ущелье Аламасов») // Известия, 9.09.1937, стр. 3;
  5.  Хелемский Я. «Ущелье Аламасов» (с фото Ю.Цай) // Пионерская правда, 1937;
  6. Финогенов А. «Гайчи» (с фото Ю.Цай) // Комсомольская правда?, 1938;
  7. Медведев М. «Женщины — мастера цирка» // Вечерний Ленинград, № 282 (1831), 3.12.1951;
  8. Колесников В. Женщины на арене цирка // Неизв. газета, № 131 (9279), 4.07.1953;
  9. Вронский В. Женщины — мастера циркового искусства (с фото Ю.Цай) // Газета «Калининская правда»;
  10. На арене цирка (с фото Ю.Цай) // Неизв. газета, 25.09.1953;
  11. Юлия Цай в Пятигорске // Неизв. газ. Пятигорска, август 1955;
  12. Криницкий Дм. Интересные представления // Дагестанская правда, № 171 (9536), 27.08.1955;
  13. Аркадьев А. Радующее представление // Газета «Серовский рабочий», февраль1956, стр. 4;
  14. Трифонов Ю. Цирковая эстрада (с фото Ю.Цай) // Газета «Уральский рабочий» (Свердловск), 19.12.1956, стр. 3;
  15. Раскина Ю. Весело, красиво // Газета «Заря Урала», 15.02.1957, стр. 3;
  16. К выступлениям Юлии Цай в Омске // Неизв. городская газета Омска, № 115 (5959), 18.05.1957, стр. 4;
  17. Высокое мастерство (заметка о гастролях Московского цирка в г. Тырнауз) // Газета «Цветные металлы», № 59 (1142), 15.08.1957;
  18. Заметка о военно-шефской работе с фотографией Ю. Цай // Советский цирк, № 2 1958, стр. 17;
  19. Албина Н. Концерт московских артистов эстрады (с фото Ю.Цай) // Неизв. газета гор. Гурьев, Казахстан, 12.04.1958;
  20. Богачев А. Встреча с артисткой цирка Юлией Цай // Неизвестная газета г. Махачкала, Дагестан; 
  21. Провкин В., Благоразумный А. Поет Мизиано // Неизв. центр. газета, 16.06.1960;
  22. Объявления о выступлениях Ю. Цай и Г. Гляса в доме офицеров Крымской гос. филармонии // Газета «Слава Севастополя», 5.12.1975;
  23. Благов Ю.Н. Живая энциклопедия // Сборник «Чудеса на манеже». М.: Искусство, 1984, стр. 200;
  24. Ганешин К.В. От фокусов к образу // Советская эстрада и цирк, 1986, № 8, стр. 11;
  25. Барченкова В. Полет мысли // Советская эстрада и цирк, 1987, № 3, стр. 26–27;
  26. Макаров С.М. Эстрада в России. XX век. Лексикон. М.: Росспэн, 2000, стр. 362;
  27. Макаров С.М. Эстрада в России. XX век: энциклопедия. М.: Олма-пресс, 2004, стр. 399.

Благодарим родственников артистки Лилию Ионовну Кобыльник, Анну Геннадьевну Ганеву, Ростислава Ганева и Андрея Юрьевича Ганева за предоставленные биографические сведения, а также московского некрополиста Дениса Анатольевича Шабалина за помощь в поисковой работе и фотографию могилы артистки.


Отрывок из статьи Ю. Раскиной «Весело, красиво», опубликованной в газете «Заря Урала», 15.02.1957, стр. 3

И, пожалуй, наиболее яркое впечатление оставляет выступление корейской артистки Юлии Цай (она же художественный руководитель группы1). Мнемотехника (угадывание имен, вещей и т.д.) — жанр в цирке далеко не новый, но Юлия Цай сумела неизмеримо обогатить его.

Вот один из зрителей загадывает имя выдающегося турецкого поэта, неутомимого борца за мир Назыма Хикмета. И мало того, что артистка отгадывает это имя, она говорит о творчестве Хикмета, читает его стихи. Так, звучат со сцены стихи Пушкина, Маяковского, цитата из произведений Белинского, пламенные слова Юлиуса Фучика о любви к людям, изречения Суворова, Авиценны. И зрители восхищаются не только профессиональным мастерством корейской артистки, но и ее высокой культурой, удивительной эрудицией.


Заметка о военно-шефской работе артистов цирка с фотографией Юлии Цай

Журнал «Советский цирк», 1958, № 2, стр. 17

На снимке: по окончании выступления шестого коллектива московской группы «Цирк на сцене» перед пограничниками Закавказья, артистка Юлия Цай преподносит цветы отличнику боевой и политической подготовки.


Из статьи Н. Албиной «Концерт московских артистов эстрады»

Опубликовано 12.04.1958 в неизвестной газете города Гурьев (ныне Атырау, Казахстан)

Помните художественный фильм «Ущелье Аламасов» и героиню фильма — китайскую цирковую актрису Юлан, выступающую в смелом и опасном аттракционе? Роль Юлан в этом фильме играет корейская артистка Юлия Цай.

Юлия Цай — в Гурьеве, она приехала к нам вместе с группой московских артистов эстрады, приглашенных в Казахстан Уральским концертно-эстрадным бюро. «Полет мысли» — так называется аттракцион, в котором Юлия Цай выступает со своим партнером Григорием Гляссманом. Это, безусловно, один из наиболее интересных номеров программы.


Отрывки из статьи Кирилла Владимировича Ганешина «От фокусов к образу»

Журнал «Советская эстрада и цирк», 1986, № 8, стр. 10, 11

А если в концерте пять или даже шесть выступлений иллюзионистов? И такая программа уже год существует, называется «От фокуса к фокусу», смотрится с интересом, привлекает зрителей. Она была создана самими артистами. Ее задумал иллюзионист Александр Василевский. Он нашел преданных единомышленников. Василевский — автор текста конферанса, выполняет он и функции режиссера. Со временем у программы появился свой, как его называют товарищи, директор. Артист Григорий Гляс на общественных началах выполняет обязанности администратора: подбирает площадку, заботится о рекламе и т.д.

В программе номер мнемотехники. Артисты Юлия Цай и Григорий Гляс предлагают зрителям задумать фамилии известных писателей, художников, артистов, ученых, борцов за мир. Артист спускается со сцены в зал. Ему тихо сообщают фамилии или пишут на листках бумаги. Он просит партнершу отгадать. Юлия Цай громко называет имена деятелей искусства, науки, общественных деятелей, коротко характеризует их, приводит их высказывания, цитирует стихи, если речь идет о поэте.


Полет мысли

Статья В. Барченковой в журнале «Советская эстрада и цирк», 1987, № 3, стр. 26–27

ПОЛЕТ МЫСЛИ

На сцену выходит пара: она миниатюрна, стройна, с величавой грацией, он худощав, сосредоточен, с чуть взволнованным взглядом добрых глаз. Юлия Цай и Григорий Гляс. Артисты поистине оригинального жанра — редкого искусства мнемотехники.

Г. Гляс предлагает зрителям задумать имена известных прогрессивных деятелей разных стран и эпох. Затем он спускается в партер и просит одного из зрителей сообщить ему имя деятеля так, чтобы «секрет» был известен только им двоим. Напомню, что Ю. Цай все время остается на сцене. Гляс просит ее назвать задуманное зрителем имя. Бросив внимательный взгляд в зал, Ю. Цай улыбается и дает правильный ответ.

Номер называется «Полет мысли» и действительно похож на чудо. В конце XX века, однако, мало кто верит в чудеса. Некоторые зрители пытались уличить артистов в применении технических приспособлений.

 

 
Юлия Цай Григорий Гляс

Чуда, конечно же, нет, как нет и технических приспособлений. Есть прием, есть работа, высочайший профессионализм. И если чудеса все-таки бывают, то перед нами чудо мастерства артистов, понимающих друг друга буквально с полувзгляда. Звук, интонацию, темп, паузу. Гляс использует для шифра информации в короткой фразе, которую он как бы невзначай посылает партнерше. Зрители пытаются понять: может быть, тайна номера в этих фразах? Но ведь они состоят почти из одних и тех же слов, звучат каждый раз примерно одинаково: «Думайте, Юлия, внимательно, и скорее отвечайте», а артистка называет за вечер десятки разных имен. Взаимопонимание артистов исключительно. Создается впечатление, что кодирование и расшифровка информации совершается партнерами вне времени. Время уходит лишь на произнесение слов просьбы и ответа.

И все же главное в творчестве Ю. Цай и Г. Гляса, видимо, не в совершенной технике мастерства и не в факте опознавания имен как таковых. Они вносят в мнемотехнику возвышенность и культуру, подчинили ее художественные средства благородной и ответственной задаче воспитания нового советского человека — патриота, человека большой культуры и высокого нравственного потенциала. Номер «Полет мысли» в постановке Б. Балабана строится не на опознавании предметов или имен зрителей, как это прежде делалось в мнемотехнике. Г. Гляс просит назвать имена выдающихся людей прошлого и современности, прогрессивных отечественных и зарубежных деятелей. Это могут быть люди искусства, науки, спорта, герои труда и освободительных войн, борцы за мир и социальную справедливость, общественные и политические деятели. Свои ответы Ю. Цай сопровождает краткой, но емкой характеристикой: чем этот человек известен, какой вклад он внес в общественный прогресс, сообщает даты его основных достижений или цитирует строки произведений, упоминает о наградах и званиях. И мы не устаем удивляться. На этот раз эрудиции и памяти Ю. Цай.

Где бы ни выступали артисты — а объездили они с концертами весь Советский Союз — обнаруживается, что Ю. Цай и Г. Гляс знают о прошлом и настоящем социально-культурной жизни края, области, района не меньше, чем местное население. Упустить новое, даже в деталях (например, новое звание артиста) — для них означает отстать от жизни, другими словами — дисквалифицироваться. Поэтому, приезжая на гастроли, артисты первым делом знакомятся как с местным историческим материалом, так и с самыми последними событиями. Это помимо ежедневного пристрастного изучения центральной печати, информации радио и ТВ.

«Будить память о лучших людях — все то же, что вселять в гражданах любовь к Родине», — говорил еще великий русский актер М. Щепкин. Вот почему Ю. Цай и Г. Гляс считают свою работу нужной, а порой просто необходимой сегодняшнему зрителю, особенно молодежи. И они доказали активным, заинтересованным участием публики в их выступлениях, что самые серьезные нравственно-социальные задачи могут и должны осуществляться практически любым видом, любым жанром искусства. Более того, оказалось, что занимательная, несущая игровой элемент подача материала, предполагающая непосредственное участие каждого зрителя, активизирует мысль, оказывает сильное эмоциональное воздействие и в конечном итоге не меньший, а больший воспитательный эффект, чем назидательная лекция на ту же тему. Отзывы деятелей культуры, космонавтов, руководителей заводских предприятий и военных частей свидетельствуют о «подлинной народности» номера «Полет мысли» в исполнении Ю. Цай и Г. Гляса, о том, что их искусство «несет культуру в народ», помогает «в воспитании воинов в духе советского патриотизма и пролетарского интернационализма» и даже в повышении производительности труда работников, побывавших на их концертах. Довелось выступать артистам и в молодежных кафе. Надо было видеть, как у подростков, чьи культурные запросы ограничивались рок-музыкой, постепенно загорались глаза, как недоверие перерастало в заинтересованность и, наконец, в настойчивое нежелание расставаться с артистами. Здесь, как в увеличителе, проявилась сила искусства Ю. Цай и Г. Гляса, право на существование их главного принципа — не только развлекать, но и воспитывать зрителя, пробуждая в нем интерес к культурному и героическому наследию, развивая духовный потенциал, и делать это на высоком профессиональном уровне.

Как это часто происходит, сама жизнь подсказала идею создания номера «Полет мысли», инициатором которого явилась Юлия Цай. Творческий путь ее начинался в кинематографе. Во второй половине тридцатых годов она активно снималась в кино: в фильмах «Гайчи», «Аэроград», «Наместник будды», «Крейсер „Варяг“» и др. Просматривая эти ленты, невольно приходит на ум, что уже в юные годы проявилась сильная творческая натура Ю. Цай: природный артистизм, умение и желание работать, усваивать все новое, не бояться трудностей. Не имея профессионального образования, она успешно справилась с актерской задачей ролей и, кроме того, выполняла трюки, требующие специальной подготовки и присутствия духа: ловко метала ножи, стремительно скакала верхом. Непосредственность, обаяние, ослепительная восточная внешность тоже были не лишними в кинематографе. Но в судьбу вмешалась война. Волею обстоятельств Ю. Цай пришла в жанр мнемотехники. Долгое время она не получала морального удовлетворения от своей новой, в общем-то, интересной работы. Мало восхищать публику безукоризненными ответами и экзотическим изяществом исполнительской манеры. Внести духовное начало в свое выступление, задать номеру высокий смысл — вот к чему стремилась Ю. Цай.

Кореянка по национальности, Ю. Цай близко к сердцу восприняла военные события в Корее пятидесятых годов. Она сама написала сценарий будущего номера и показала его К. Симонову, мечтая о том, чтобы писатель, создавший замечательные стихи о Великой Отечественной войне, выразил в поэтических строках ее боль за корейский народ. Константин Михайлович выполнил просьбу. И Ю. Цай, открывая новый номер («Полет мысли») со своим новым партнером и настоящим единомышленником Г. Глясом, произносила поэтический монолог, который и сегодня звучит призывом к миру и дружбе между народами.

О широте интересов и возможностей, о творческой неуспокоенности Ю. Цай и Г. Гляса говорит и наличие в их репертуаре сольного концерта. (Постановщик Б. Брунов, авторы А. Арканов, М. Грин, Г. Териков.) Сюжетная линия этого небольшого эстрадного спектакля выстраивает эволюцию искусства мнемотехники: мнемотехника позавчера, вчера и сегодня. Тут и веселая пародия на артистов мнемотехники прошлого, «искусство» которых питалось невежеством и доверчивостью публики. И номер сравнительно недавнего времени, в котором Ю. Цай опознает предметы и имена зрителей. И, наконец, явление сегодняшнего дня мнемотехники — «Полет мысли». Кроме того, Ю. Цай и Г. Гляс показывают миниатюру-шутку «Волшебные духи», в которой, похоже, проверяют, насколько у нас, современных зрителей, сильная вера в реальность чудесных превращений. И фокус «Таинственный конверт», где партнерша отгадывает имена популярных артистов, написанные зрителями на бумаге и вложенные в конверты.

Все без исключения номера яркого, увлекательного представления основаны на общении артистов со зрителями. Взаимосвязь актер — зритель — актер предусмотрена самой спецификой мнемотехники и тех фокусов, которые включены в концерт. Отсюда довольно редкое качество искусства Ю. Цай и Г. Гляса — импровизационность. Творческий процесс совершается на наших глазах. Более того, зрители — не только наблюдатели, потребители эстетического явления, но и непосредственные его соавторы. Все это способствует установлению той особой атмосферы непринужденности и взаимного уважения, которая характерна для взаимоотношений артистов и зрителей на концертах Ю. Цай и Г. Гляса.

Нет смысла подробно вникать в лабораторию творчества. Тем более, что в отличие от внешнего романтического ореола искусства актерская кухня весьма прозаична; например, искрометная легкость, универсальность взаимодействия Ю. Цай и Г. Гляса на сцене — результат многолетнего каждодневного труда, не прекращающегося и сегодня. Следовало бы подчеркнуть те качества Ю. Цай и Г. Гляса, которые обернулись важнейшими основами их творчества. Это любовь к Родине, к людям. Преданность искусству, взыскательность к своей работе. И активная жизненная позиция, ответственность перед зрителем, понимание высокого значения искусства. Поэтому кажется само собой разумеющимся, что немалая часть их выступлений — это шефская работа, и что она отмечена десятками грамот и благодарностей.


1 Речь идет о шестой группе Московского цирка на сцене (прим. редактора сайта).

Фото

  • ЦАЙ Юлия Ивановна (1916 – 1990)
  • ЦАЙ Юлия Ивановна (1916 – 1990)
  • ЦАЙ Юлия Ивановна (1916 – 1990)
  • ЦАЙ Юлия Ивановна (1916 – 1990)
  • ЦАЙ Юлия Ивановна (1916 – 1990)
  • ЦАЙ Юлия Ивановна (1916 – 1990)
  • ЦАЙ Юлия Ивановна (1916 – 1990)
  • ЦАЙ Юлия Ивановна (1916 – 1990)
  • ЦАЙ Юлия Ивановна (1916 – 1990)
  • ЦАЙ Юлия Ивановна (1916 – 1990)
  • ЦАЙ Юлия Ивановна (1916 – 1990)
  • ЦАЙ Юлия Ивановна (1916 – 1990)

Видео

Эпизоды из кинофильма «Ущелье Аламасов»
с участием Юлии Цай (Союздетфильм, 1937 год)

Эпизоды из кинофильма «Гость»
с участием Юлии Цай (Ленфильм, 1939 год)