Кто есть кто в отечественном иллюзионном жанре
 Все  А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Я 
 

ТИМ Светлана Георгиевна (р. 1946)

ТИМ Светлана Георгиевна (р. 1946)

Светлана Георгиевна Тим (р. 31.08.1946, Куйбышев) — иллюзионистка, исполнительница номера «Живая счетная машина», факир, заслуженная артистка РСФСР (указ президиума Верховного Совета РСФСР от 26.01.1990), член Московского клуба фокусников и Международного братства магов (членский номер Д-14). В юности была участницей художественной самодеятельности. В 1982–1984 занималась в ВТМЭИ, подготовила аттракцион «Невероятно, но факт» (режиссер Р.Е. Славский). Наделенная яркой творческой индивидуальностью и сценическим обаянием, Тим находится на подмостках одна в течение двух отделений (40–45 минут), запоминает большую цифровую и словесную информацию, мгновенно подсчитывает восьмизначные числа, написанные мелом в две-три колонки на вращающемся табло. В ее программу входят также мелодекламация и опыты в области телепатии, то есть передачи мыслей и чувств на расстоянии, например, определение цвета табличек, находящихся у нее за спиной.

Светлана Тим является единственной женщиной, исполняющей сложные трюки из репертуара факиров: танец босыми ногами на острие игл, на осколках бутылочного стекла, извержение огненных фонтанов изо рта. Изумляет зрителей восхождением босыми ногами по лестнице, ступенями которой служат остро отточенные сабли. Особое место в творчестве С. Тим занимает суггестия, то есть внушение, что позволяет ей вводить в программу фрагменты занимательного гипноза. Прекрасная сценическая внешность сочетается в выступлениях Тим с удивительной музыкальностью, чувством ритма, пластической выразительностью и артистизмом.


Литература:
  1. Бойко А.И. Невероятно, но факт! // Советская эстрада и цирк, 1986, № 10, стр. 22–23;
  2. Щербакова Р.М. Очевидное? Значит, вероятное! / Перед третьим звонком. Казань: Татарское книжное издательство, 1986 стр. 79–85;
  3. Журнал «Советская женщина», 1987, № 9 (русский, немецкий, испанский, французский языки);
  4. Евсикова И. Не по щучьему велению… // Медицинская газета», № 8 (4765), 27.01.1988, стр. 4;
  5. Акимова Лада. Чудеса на сцене // Смена, № 5 (1459), март 1988;
  6. Садеков Б. Чудес не бывает, но... // Сельская жизнь, август 1988;
  7. Арутюнов Герман. Я мыслю образами // Журнал «Природа и человек», 1988, № 12, стр 32–35;
  8. Мысяков А. Факир без грима // Пензенская правда, № 284 (20956), 10.12.1988, стр. 4;
  9. Фриш О.Е. Жанр, терпящий бедствие // Советская эстрада и цирк, 1989, № 4, стр. 2–5;
  10. Булавинцев Н. Лестница из сабель // Советская Россия, № 138 (9989), 15.06.1989, стр. 4;
  11. Жанр, терпящий бедствие // Советская эстрада и цирк, 1989, № 4;
  12. Абель Илья. Чудесница Светлана Тим // Городское хозяйство Москвы, 1989, № 5, стр. 38–39;
  13. Куликова Н. Единственная в мире // Газета «Волга», № 246 (21119), 26.10.1989;
  14. Никифоров Ю.Б. Учитесь наслаждаться движением. (Серия «Физкультура для здоровья»). М.: Советский спорт, 1989, стр. 6;
  15. Рябушев Александр. При свете ярких свечей // «Она», весна 1990, стр. 81–83
  16. Семенов Л. Снова на арене // Советская эстрада и цирк, 1991, № 2, стр. 44–45;
  17. Петров В. Презентация — праздник гласности. Последний? // Комсомолец Каспия, № 7 (4871), 16.02.1991, стр. 6;
  18. Кудрявцева А. Светлана Тим: «Исцеляю взглядом и словом» // Тюменская правда, № 93 (13296), 21.04.1990, стр. 4;
  19. Булавинцев Николай. По лестнице из сабель, ведущей вверх // Российская газета, 10.04.1993;
  20. Рыльская Л. Живая легенда // Красный крест России, 1994, № 3, стр. 8–9;
  21. Февралева С. Светлана Тим: «Ищу Деда Мороза детства» // Пензенская правда, № 2 (22802), 9.01.1997, стр. 2;
  22. Славский Р.Е. Эстрада в России. XX век. Лексикон. М.: Росспэн, 2000, стр. 591;
  23. Славский Р.Е. Эстрада в России. XX век: энциклопедия. М.: Олма-пресс, 2004, стр. 661;
  24. Лучшая книга знаменитых фокусников / сост. В.Т. Пономарев. М.: АСТ; Донецк: Сталкер, 2007, стр. 111;
  25. Темнов Леонид. Светлана Тим: «За мной охотился маньяк» // Биржевая газета.

Невероятно, но факт!

Статья А.И. Бойко в журнале «Советская эстрада и цирк», 1986, № 10, стр. 22–23

НЕВЕРОЯТНО, НО ФАКТ!

Это был удивительный концерт. Раскаты грома, молнии, пронизывающие небо, и шум проливного дождя сопровождали это представление, состоявшееся в Саду имени 1 Мая в Грозном.

Артистка Чечено-Ингушской госфилармонии Светлана Тим, главный исполнитель концерта, представила на суд зрителей эстрадную программу «Невероятно, но факт».

Большое место в программе концерта занимают психологические миниатюры (идеомоторика, феноменальная память и быстрый счет, сверхчувствительное восприятие). Следует особо отметить, что в исполнении С. Тим все они нашли художественно-образное воплощение и построены по законам сценического действия. Это — эстрадный спектакль с интересным режиссерским и авторским решением, в котором слайды, светотехнические эффекты, музыка, текст, сценическое оформление программы — все работает на главную цель: в выразительной художественной форме показать беспредельность, безграничность возможностей человека на пути самосовершенствования.

Сама Светлана в интервью газете «Труд» сказала по этому поводу: «В моих миниатюрах нет, конечно, ничего сверхъестественного. Это результат каждодневного труда. Все во власти человека, если он хочет совершенствоваться».

Особенностью программы «Невероятно, но факт» является то, что все первое отделение идет при непосредственном участии зрителей. Такая форма выступления требует от артистки огромной выдержки, предельной собранности и внимания.

Ассистент приглашает на сцену 20–25 человек, из которых Светлана Тим оставляет 10–12 человек. Нет смысла описывать подробно всю программу — хочу лишь отметить, что обстановка на концерте накалялась от номера к номеру, а к концу первого отделения, после миниатюры «Феноменальная память», зал напоминал разворошенный улей. Светлана Тим действительно поражает многогранностью своего дарования. Удивительна ее способность к усвоению информации. Судите сами, в номере «Феноменальная память» она свободно, по заданию зрителей, запоминает 24 слова и 24 цифры, диктуемых ей в смешанном порядке: цифра — слово, цифра — слово.

На специальном табло на сцене один из зрителей по своему желанию устанавливает цифры в три строчки. В каждой строчке по восемь цифр. А зрители, сидящие в зале, задают любые слова. Все они фиксируются ассистентом на листе бумаги, и этот лист остается в руках зрителей для контроля. Всю эту информацию С. Тим запоминает, стоя на авансцене лицом к зрителям с плотно завязанными глазами. После чего снимает повязку и легко перечисляет все 48 наименований словесно-цифрового «ассорти». Номер построен как увлекательная игра, в которой азартно участвуют все. После этого С. Тим провела серию небольших, но очень увлекательных номеров, в которых безошибочно переумножала в уме восьмизначные числа, точно угадывала дату и год рождения кого-либо из зрителей...

Повторяю, в день, когда происходил концерт, бушевала гроза, и это усиливало впечатление от выступления. На сцене — высокая, красивая женщина в восточном факирском одеянии. В руках — два горящих факела. С обворожительной улыбкой в легком танце она показывает свою невосприимчивость к боли, проводя огненным факелом по обнаженным рукам, пропускает огонь через ладони, завершая номер извержением изо рта пламени. Отблески молнии на лице Светланы, укрощенный ею огонь на сцене, вызывали чувство восхищения. «Недюжинная воля — вот что удивительно в этой женщине», — писала о ней в 1985 году газета «Черноморская здравница». Трудно не согласиться с мнением газеты, когда смотришь, как бесстрашно С. Тим ходит обнаженными ступнями по тонким иглам и остро наточенным саблям, расположенным в виде высокой хрупкой лестницы. Восторженные возгласы, смех, реплики и бурные аплодисменты после окончания очередного номера программы — все это создало в зале единое для всех чувство причастности к большому радостному празднику эстрадного искусства.

Программа «Невероятно, но факт» была создана в стенах Всероссийской творческой мастерской эстрадного искусства режиссером Р.Е. Славским под художественным руководством народного артиста РСФСР Л.С. Маслюкова.

Сегодня за плечами артистки оригинального жанра Светланы Тим обширные и насыщенные гастроли по стране, и всюду ее  выступления воспринимаются с огромным интересом и проходят с большим успехом. И, как я смог убедиться воочию, успех этот заслуженный.

Уже впоследствии, когда мне захотелось рассказать о ней на страницах журнала, я познакомился со множеством статей о Светлане. Ее популярность быстро растет. Хочется особо отметить, что выступление Светланы Тим выгодно отличается от программ многих ее коллег. Артистка пошла по пути поиска художественной формы для своих психологических миниатюр и сумела познавательную и развлекательную функции своего искусства соединить в одно неразрывное целое. Все средства сценической выразительности работают у нее на романтический образ современной женщины, наделенной многими прекрасными качествами.

Как-то последний факир России Дмитриус Лонго сказал молодой девушке, обратившейся к нему с просьбой научить факирскому искусству: «Женщины факирами не бывают». Но чуть позже, увидев, чему она научилась самостоятельно, он согласился передать ей свой опыт. С тех пор минуло более десяти лет. И эти годы не пропали для Светланы даром. Они еще более закалили ее волю. Надо сказать, испытаний на ее долю выпало немало. Создание репертуара, совершенствование освоенных трюков, поиск своего режиссера, автора, художника, то есть тех людей, которые смогли бы помочь в создании полноценного эстрадного представления, целостной программы, — все это перемежалось как с радостью удач, так и с горечью поражений.

Дважды артистке отказывали в тарификации, то есть в праве работать на профессиональной эстраде. Однако Светлана добилась направления в ВТМЭИ и сумела осуществить свою мечту. Москва оказалась счастливым городом для нее. В ВТМЭИ правильно оценили незаурядные способности артистки, и вокруг нее был создан талантливый постановочный коллектив. Режиссер-постановщик программы Р.Е. Славский пошел по пути тщательного отбора номеров. Все, что несло на себе отпечаток мистики, шарлатанства и претензии на создание образа сверхчеловека, — все это безжалостно отметалось.

Отрадно то, что Светлана Тим, несмотря на успех, постоянно и упорно совершенствует свою программу.

— Остановиться в искусстве — это значит сделать шаг назад, — говорит она.

Руководство Чечено-Ингушской филармонии всячески поддерживает творческие усилия актрисы, отпуская необходимые средства для создания новых номеров, костюмов, нового реквизита, рекламных плакатов. Возможности же для совершенствования программы есть немалые. Так, ассистент Вениамин Сасин является способным артистом. Его актерское обаяние, владение приемами иллюзионного и разговорного жанра, пантомимы, игрой на гитаре, несомненно, позволят ему внести свою лепту в развитие программы, обогатив палитру выразительных средств и расширив жанровые рамки представления. А Светлана Тим репетирует новые номера из репертуара факиров древности.

Мне посчастливилось впервые увидеть ее в Москве, а вскоре я оказался в Грозном и смог дважды побывать на ее концертах в течение одного дня.

Когда первый концерт закончился, дождь на улице прекратился, небо прояснилось, раскатов грома больше не было. Но как только Светлана Тим появилась на сцене во время второго концерта, вновь сверкнула молния, грянул гром и с неба обрушился ливень. Невероятно, но факт! Казалось, что Светлана уверенно управляла не только зрительным залом, но и стихией.


Очевидное? Значит, вероятное!

Очерк Раисы Магсумовны Щербаковой из сборника «Перед третьим звонком», 1986, стр. 79–85

ОЧЕВИДНОЕ? ЗНАЧИТ, ВЕРОЯТНОЕ!

Хочу рассказать вам о встрече с человеком, выступающим с психологическими опытами, — факиром и магом Светланой Тим. Артистов оригинального жанра, зрелищного и завораживающего, довольно часто можно встретить на эстраде и в цирке, но женщин среди них очень мало. Потому и возник к ней неподдельный интерес, что Светлана Тим задевает за живое, она заставляет человека задуматься о своих возможностях.


В каждой — Алла Пугачева...

Берусь утверждать это с полным на то основанием. Да, практически в каждой женщине заложен талант эстрадной певицы. И это — по крайней мере. А возможно, и способности Беллы Руденко или Клары Румяновой, да какого угодно плана актрисы!..

Вернусь к событиям, участницей которых мне пришлось стать неожиданно для самой себя. Светлана Тим попросила всех зрителей встать, заложив руки за голову, сцепив пальцы, и по ее команде внушать себе, что руки невозможно расцепить. Могу только предполагать сейчас, какие процессы происходили в мозгу, но, как бы там ни было, вскоре я перестала чувствовать себя выше локтей.

На сцену поднялись несколько таких же, как я, растерянных зрителей. Руки у всех сомкнуты за головой, пальцы сцеплены в замок. Не пальцы, а коряги занемевшие, соседи по креслу и то не смогли помочь разъединить кисти. И вот прямо напротив — огромные светлые глаза Тим. Руки сами собой разошлись, потеплели пальцы, стало хорошо, легко...

Она говорила, и перед глазами моими рисовались картины, которые она намечала лишь пунктирами. А потом высокая строгая женщина в черном платье сказала:

— Вы чувствуете себя прекрасно. Отныне вы будете увереннее в себе, своих способностях. У вас улучшится сон, настроение, самочувствие.

Публика зааплодировала. Только тут я поняла, что с момента, как мы поднялись на сцену, прошло значительное время. Говорят, мы неплохо изображали оркестр. Ну, в это еще можно поверить: сымитировать игру на музыкальных инструментах куда ни шло. Но дальше!.. Громогласно объявить себя цыганской певицей Радой Волшаниновой и публично спеть романс? Кстати, никогда не помнила его слов, а теперь они у меня на языке вертятся. Видно, и вправду говорят ученые, что в ячейках памяти нашего мозга хранится вся информация, которую получает человек за свою жизнь. Только вот как научиться в нужный момент извлекать ее?

Отправляюсь повторно на вечер психологических опытов Светланы Тим, чтобы убедиться, что все это не было массовым гипнозом.

На сцену так же добровольно поднялись люди, которые после самовнушения не смогли разомкнуть рук. Как впоследствии объяснила мне сама экспериментатор, делается этот первоначальный опыт для того, чтобы зрители сразу поверили в силу суггестии, то есть внушения без гипноза. Так вот, когда зрители поднялись к ней на сцену, Светлана Тим легко и безболезненно, на счет «раз, два, три» помогла им разъединить руки. И вот тут начались самые настоящие уроки этюда, какие увидишь разве что в актерской мастерской.

— Подул ветер. Держитесь крепче друг за друга! Ветер набирает мощь, это ураган!.. Он раскачивает вас все сильнее и сильнее. Стоп!.. Ветер утих. Теперь вы приросли к земле, никакая сила не может заставить вас сделать и шага...

Какой пристальный взгляд у актрисы, какой необыкновенно звучный и сильный голос. Зал отчетливо видит усилия пригвожденных ее взглядом и словом людей, увы!.. Они действительно словно вросли в сцену.

И так дальше, от этюда к этюду. Смотреть на это со стороны иногда смешно, но и немного жутко видеть, как на совер¬шенно пустом пространстве не актеры, обычные люди, проживают удивительные, полные красок, эмоций ощущения: радуются полуденному солнцу, сосновому воздуху, плавают в море, мерзнут под проливным дождем, разжигают костер, танцуют...

— Как вас зовут? — спрашивает Светлана Тим худенькую хрупкую девушку.

— Резеда, — едва слышно представляется та.

— Разве? Не-е-ет, вы известная певица. Вас знают, ждут вашей песни. Как вас зовут? — протягивает Тим ей микрофон.

И тут с девушкой словно что-то происходит. Она вдруг озаряется каким-то внутренним светом, плечи расправляются, на лице вспыхивает задорная улыбка! Руки ее, как два крыла, взмывают вверх...

— Алла Пугачева! — отражает микрофон ее звонкий чистый голосок. И зрители не в силах сдержать восхищения перед такой метаморфозой: зал рукоплещет ей. «Вот это самозванка!» — думаю я ошеломленно, только сейчас заметив, как же она хороша собой.

В зал вплывает знакомая мелодия. Все ясно, сейчас прозвучит «Миллион, миллион алых роз...»

Голос у новоявленной певицы оказывается хоть и не пугачевским, но очень приятным...


Это вы можете!

Итак, Светлане Тим, как профессиональному магу, достаточно нескольких минут, чтобы освободить человека от стеснения, снять физический зажим, вызвать в мозгу необходимые ассоциации-картины. Вот почему на психологических опытах Светланы Тим зрители предельно раскованы, органичны — она с помощью внушения заставляет их максимально использовать все дарования, отпущенные природой. Кстати, о многих из них мы и сами не подозреваем, а они дремлют в нас, дожидаясь своего часа, как, скажем, дремал артистический дар в обычной незаметной девушке Резеде.

Светлана Георгиевна! А как самостоятельно развить свои психофизиологические качества? Ваши представления-спектакли с применением суггестии заставили многих задуматься над тем, возможно ли, например, обычному человеку улучшить память или заставить себя терпеть физическую боль, не замечать ее? Конечно, чтобы стать, как вы, живой счетной машиной или факиром, никто, наверное, не помышляет. И все же...

Вы правы, вопросы эти постоянно задают мне после представления. Причем, приходит не только молодежь, школьники, а люди пожилые, профессионалы-медики, педагоги, даже артисты. Конечно, я не скрываю своих познаний. Да здесь и нет каких-то секретов. Пожалуйста, в любой библиотеке вы можете достать книгу об аутотренинге. Все мои психологические опыты построены только на внушении, никакого гипноза здесь нет.

Что касается факирского искусства... Это тоже довольно просто, но без навыков, и главное, без хорошего учителя не обойтись.

Мне пришлось хуже: я знала, что последний факир России оставил цирковой манеж еще в пятидесятые годы. О, это был удивительный человек, после которого уже никто не мог на арене повторить что-либо подобное. Ну, например, его коронным номером был такой трюк: факира закапывали в землю на полчаса и больше, и он, естественно, выходил оттуда живым и невредимым.

Когда я приехала к нему в Марьину Рощу, Дмитриусу Ивановичу Лонго исполнилось девяносто три года. Знаете, чем он меня поразил? Нет, даже не памятью и здравым рассудком, что чрезвычайно редко встретишь в этом возрасте. Здоровьем! У него были целы все зубы, а шевелюре на голове позавидовал бы и молодой человек. Да-да, я не преувеличиваю, — тут же чувствует во мне сомнение Светлана Георгиевна. — Мою просьбу обучить факирским трюкам Дмитриус Иванович категорически отверг, сказав, что женщины не могут быть факирами, слишком слабый у них для этого организм.

Но почему, умоляла я его, чем хуже я болгарок? Ведь ходят же они просто так, ради забавы публики, по горячим углям костра. Искусство это древнее. Значит, женщина может все!

Лонго сдался, когда Светлана Тим показала ему то, чему научилась самостоятельно. Что скрывать, конечно, старый артист был рад, что факирское искусство не умрет вместе с ним.

А умел он многое: ходил босыми ногами по раскаленным углям и битому стеклу, ступал по лезвиям турецких сабель и брал в рот раскаленное олово. Этим трюкам его еще в молодые годы обучил в Бухаре дервиш Бен-Али.

Вот пишу эти строки и предвижу законный скептицизм читателя: знаем, мол, мы этих «шпагоглотателей». Все обман!

Признаться честно, я тоже не очень поверила очевидному невероятному. Все же по окончании представления незаметно для Светланы Георгиевны потрогала остроту сабель, по лезвию которых, как по ступенькам, она поднимается вверх, попробовала рукой, как колются спицы. Здесь нет никакого обмана. Чудо в другом: как же целы и невредимы остаются ступни? Ведь Светлана Тим не пушинка, вес у ней наверняка под семьдесят килограммов! И она испытывает такое же притяжение земли.

— Знаю, хотите еще и пятку потрогать, — предупреждает со смехом мое нестерпимое желание Светлана Георгиевна и снимает туфлю. — Что ж, смотрите!

Пятка, как пятка: розовая, мягкая, ни уколов, ни шрамов...

— Как же так? — растерянно спрашиваю я. — Хатха-йоги, например, ударом ребра ладони перерубают кирпич. Видела я одну такую ладонь — сплошная железная мозоль! А ваши ноги... Ну, хотя бы боль-то вы чувствуете?

Вначале да, конечно. А потом говорю себе, приказываю: мне не больно! Я ничего не чувствую, мне приятно!..

— Шутите?

— Ничуть. Хотите, приведу классический опыт? Человеку внушили, что к его руке приложат раскаленный пятак. И он видел, как этот пятак калили на огне. А потом завязали глаза и приложили к руке пятак... холодный, обычной температуры. Результат был немедленный — ожог! Причем с волдырем. Так что внушение — это огромная, мобилизующая весь организм сила. Да вам и самим, наверное, не раз приходилось читать о том, что сила внушения поднимала обреченных с постели, излечивала неизлечимые болезни, да таких примеров сотни!

— И все, что вы демонстрируете, может повторить каждый? Но я бы, например, не смогла выпить и глотка керосина, а вы глотаете целый стакан его, чтобы изо рта полыхнуло пламя...

— Вообразите, что это, скажем, апельсиновый сок или родниковая вода.

— Хорошо... Давайте обратимся к математическим опытам и свойствам вашей действительно феноменальной памяти. Я убедилась, что это не мнемотехника, когда двое передают нужную информацию закодированным языком. Ваш ассистент Вениамин Анатольевич ни при чем в этих потрясающих результатах.

Но объясните, как можно за какие-то две-три секунды рассмотреть вертящуюся по центру доску с цифрами, запомнить эти цифры, столь же быстро сложить их и получить в итоге девятизначную цифру? Многовато... Тут телефонный номер с ходу не удается запомнить, а вы в течение долгого времени можете держать в уме порядок из сорока с лишним цифр и названий предметов.

— А вот это уже достигается только тренировкой. Попробуйте для начала заучивать ежедневно по стихотворению. Трудно? Но возможно. И конечно, стоит попробовать, если хотите развить свою память. Надо постоянно загружать ее.

Как вы считаете, насколько мы используем свой мозг? Представьте себе, всего лишь на... десять-пятнадцать процентов! Вот и задумайтесь, каких высот, какого потолка мог бы достичь человек, сумей он использовать все заложенные природой особенности своей психики, физиологии.

Мы безрассудно расточительно обходимся со своим организмом. Не любим думать, ленивы, а потому все, что не подлежит трафаретной логике, стандартному мышлению, что противоречит раз и навсегда принятым понятиям, законам, тут же склонны причислять к загадкам, феноменам. Сваливая в одну кучу тибетских терапевтов и филиппинских хирургов, йогов и экстрасенсов, мы всех их вместе и в отдельности готовы звать мистификаторами. А надо бы не ругать, а отобрать зерна истины и заняться вплотную изучением возможностей человека.

Я вот помню, бабушка моя запросто «заговаривала» кровь. Ну да, останавливала сильнейшее кровотечение. Однажды спасла человека, которому поездом отрезало руку. Когда приехала скорая помощь, кровь уже не хлестала фонтаном, бабушка знала травы, способствующие свертыванию. Она вообще слыла знахаркой. Даже судьбу предсказывала на картах. Карты, конечно, это дань традиции, чистейший камуфляж. На самом деле, будучи чрезвычайно наблюдательной, она прекрасно разбиралась в характере людей, чисто логически могла «вычислить» грядущие события в их жизни. Но и силой внушения обладала. Думаете, откуда во мне жажда к познанию себя? Конечно, от бабушки.

Это уже потом ко мне пришли научные познания, когда я окончила медицинское училище, а затем два года стажировалась во Всесоюзной творческой мастерской эстрадного искусства. А вообще-то, когда в детстве я потихоньку начала экспериментировать на мальчишках своей улицы, так про меня среди них сразу и слух пошел: ведьма, колдунья! Однако же я до сих пор ничего таинственного, магического не знаю.

Просто, выходя на сцену, очень верю в себя, в свои силы, и заставляю зрителей поверить в себя, когда вслух прошу проделать тот или иной психологический опыт. Как видите, никаких тайн тут нет!

Внезапно она прерывает наш разговор и говорит:

— Сейчас в комнату войдет человек. Молодой, незнакомый человек.

Сколько ни вслушиваюсь, за плотной дверью ни звука. Но вот раздается робкий стук. «Войдите!» На пороге — молодой человек.

Но как она угадала?!


Чудес не бывает, но...

Статья Б. Садекова в газете «Сельская жизнь», август 1988

ЧУДЕС НЕ БЫВАЕТ, НО...

По просьбе читателей рассказываем о единственной в нашей стране женщине-факире Светлане Тим.

Когда наше интервью закончилось, она подарила мне свою фотографию, на обороте которой было напечатано изречение Гете, по-видимому, девиз артистки: «Организм человека благодаря упражнениям, учению, размышлениям, удаче и неудаче, побуждению и сопротивлению бессознательно, в свободной деятельности свяжет приобретенное с прирожденным так, что целое повергнет всех в изумление».

Два часа длится ее моноспектакль. И все два часа зрители не перестают изумляться и восхищаться необыкновенным искусством этой удивительной женщины. По желанию зала она запоминает, а затем с точностью компьютера «выдает» по нескольку десятков цифр и слов, перечисляет их в обратном порядке, угадывает имена, читает мысли на расстоянии.

А потом зрители до слез хохотали. Невозможно было не смеяться, когда за пару минут Тим усыпила добрую половину из 40–50 приглашенных на сцену. Они спали стоя, в самых невероятных позах. И здесь ассистенты только успевали рассаживать их по стульям, чтобы те не упали. Вот зрители уже ловят несуществующий воздушный шарик, ползают по сцене, пытаясь поймать «катящийся клубок ниток», исполняют «ритмическую гимнастику»...

«Невероятно, но факт!» — так называется программа артистки. И Светлана Тим демонстрировала поистине чудеса. На сцену вынесли что-то вроде постамента, густо утыканного гвоздями. Точнее, пиками сантиметров двадцать длиной. С двумя из них ведущий подошел к рампе и выпустил их из рук: они смачно и глубоко вонзились в доски. И вот по этому «ковру» она пошла босиком... Всего четыре шага, но для меня они длились вечность, и, вероятно, как и у многих в зале, замирало сердце.

Вот на сцене установили подобие лестницы-стремянки. Но вместо ступенек помощник стал прилаживать настоящие сабли. Лезвием вверх! Чтобы доказать, что игра ведется честная, прежде чем вставить в стремянку очередную саблю, он рассекал ею на весу листок бумаги, давал осмотреть клинок всем желающим. Я не удержался, поднялся на сцену и обрезал саблей заусенец на пальце. Сабля была дьявольски остра, а эта невероятная женщина скинула туфли, поднялась и спустилась по клинкам... В заключение вышла с двумя факелами и стала жонглировать ими, проводя огнем по оголенным рукам, плечам, а затем каким-то неуловимым движением проносила их мимо лица, и из ее рта вырывалось самое настоящее пламя.

...В комнату за кулисами я входил, признаться, с некоторой робостью, но Светлана оказалась доброжелательным собеседником, вот только выглядела явно усталой.

— Светлана Георгиевна, после спектакля вы, вероятно, немало теряете в весе?

— А я сегодня съела лишь пол-арбуза. Вообще, в день выступления стараюсь не есть.

— Мне приходилось писать о людях с феноменальной памятью. Как вы тренируете свою?

— Существует много способов. К примеру, еду в такси и запоминаю номера встречных двадцати-тридцати машин, их марку, цвет...

— А как объяснить ваши прогулки по гвоздям и саблям?

— Сама удивляюсь! Иногда смотрю на фотографии, где я это проделываю, и думаю: «Неужели я?»

— Понятно, секрет фирмы. Ну, скажите хотя бы, вы ощущаете боль?

— Вначале. При первом шаге. Потом боль проходит, становлюсь легкой, невесомой.

— И так каждый раз?

— Каждый. Здесь еще очень важно удержать равновесие.

— Извините за сравнение, но вы словно огнедышащий дракон... Не обжигаетесь?

— Бывает, если не настроюсь. Это случается, когда публика недоброжелательна, кричит из зала. Тогда трудно собраться, и вот...

Светлана Георгиевна приоткрывает черную ленту на руке, на которой виден шрам от ожога.

— Поймите, я же не маг, не чародей, а обыкновенная женщина. Правда, знаю систему йоги.

— Кстати, расскажите о себе.

— Родилась в Поволжье, в деревне. Воспитывалась у бабушки, Евдокии Тимофеевны. Самое яркое впечатление детства — изба, вся увешанная пучками каких-то трав. Бабушка была лекарем, знахаркой, лечила травами от всех болезней. И я научилась этому искусству. А еще бабушка безошибочно предсказывала погоду, ведала судьбы людские.

— Колдунья, что ли?

— Психолог! Конечно же, эта атмосфера на меня влияла, и я интересовалась всем необычным. Окончила медицинское училище, где увлеклась изучением резервов человеческой психики. Прочитала как-то в газете о «последнем факире России» Дмитрии Ивановиче Лонго, и разыскала его. Ему тогда было 102 года. Он сказал мне: «Девочка, милая, женщины факирами не бывают». Но я показала кое-что из того, что уже умела: повалялась в битом стекле, прошлась по доске с гвоздями, поиграла с огнем, и Дмитрий Иванович благословил меня на эстраду.

— Значит, вы выступаете уже давно?

— Лет 15, но в основном на периферии. В Москве же давала концерты изредка, да и то в закрытых, ведомственных клубах, полулегально. Вы не представляете, сколько порогов я обила, доказывая, что факирство — не шарлатанство, не мистика, не чертовщина какая-то, а искусство.

В комнату по-хозяйски влетел малыш лет пяти. — Знакомьтесь: Святослав Тим, мой сын.

Она прижала к себе мальчишку, улыбнулась:

— Обыкновенная женщина...

В нашу беседу включился ведущий программы Вениамин Сасин, он же конферансье, ассистент, мастер по реквизиту и портной Светланы Тим:

— На основании многочисленных опытов установлено, что возможности человеческого мозга реализуются лишь на 10–15 процентов. Примерно в такой же пропорции используются и возможности нашего организма. Однако известно немало случаев, когда в особых, исключительных обстоятельствах деятельность организма предельно обостряется, и человек достигает невероятных результатов. Встречаются люди, барьер возможного у которых гораздо выше, чем у обыкновенных людей.

В чем же секрет этих удивляющих нас способностей? Он прост. Во-первых, систематические тренировки; во-вторых, хорошее здоровье; в-третьих, наличие воли и упорства; и, наконец, самое главное — природные способности. Всем этим и обладает Светлана. Благодаря обостренной чувствительности и незаурядной памяти, интуитивной проницательности и способности к наблюдению, воле и собранности она многолетней тренировкой добилась поразительных результатов.

Да, ее выступления удивляют и озадачивают, но следует заметить, что в них нет ничего сверхъестественного и мистического. Ни один из ее опытов не противоречит известным законам природы, лежащим в основе современной материалистической науки.

Что ж, Вениамину Сасину видней: ведь он муж Светланы.


Снова на арене

Статья Леонида Семенова в журнале «Советская эстрада и цирк», № 2 1991, стр. 44–45

СНОВА НА АРЕНЕ

Спицы были самые настоящие — стальные и острые. Они с металлическим звоном втыкались в деревянные доски, положенные на арене. И кривые сабли, эффектно сверкающие в руках ассистентов, тоже были очень остры. Их лезвия легко разрезали листы бумаги — а это не просто сделать даже достаточно острым кухонным ножом. Поэтому, когда босые ступни женских ног коснулись этого отточенного и заостренного металла, цирк замер. Сотни зрителей затаив дыхание следили за каждым движением одетой по-восточному женщины, отважно ступающей... по остриям спиц, грациозно поднимающейся по лестнице... из сабельных лезвий. Все это казалось невероятным, непостижимым, сверхъестественным...

Именно эти восторженные эпитеты слышишь почти от каждого, кто хоть однажды побывал на представлении Светланы Тим, увидел ее увлекательный и совершенно необычный моноспектакль с красноречивым названием — «Невероятно, но факт!»

«Единственная в мире женщина-факир» — такой необычный титул был присвоен советской артистке в Соединенных Штатах, где с большим успехом прошли ее гастроли — и этот титул теперь сопровождает Светлану Тим во всех ее выступлениях.

А ведь старейшина русского цирка Дмитрий Иванович Лонго, которого называли «последним факиром России», при встрече со Светланой Тим (тогда еще начинающей артисткой оригинального жанра) сказал ей, что женщины факирами не бывают.

К счастью для нас, прославленный иллюзионист ошибся, и сегодня мы можем увидеть в исполнении этой удивительной женщины не только разнообразные номера из репертуара факиров, но и убедиться в других ее необыкновенных способностях.

А способности эти поистине феноменальны!

Попробуйте, например, запомнить в течение нескольких минут два с лишним десятка чисел вперемежку со словами, никак не связанными по смыслу, а потом дважды за время представления повторить их зрителям. Или со скоростью калькулятора произвести в уме арифметические действия с шестизначными цифрами. Или угадать с завязанными глазами цвет предмета, назвать человеку его имя и даже прочесть его мысли.

Действительно, невероятно!

Не менее впечатляют и сеансы гипноза, участником которых может стать любой из зрителей. Светлана Тим, приоткрывая таинственную и непознанную область психики, показывает необычайные возможности человека, пробуждает дремлющие в нем творческие силы и способности. Одна из таких психологических миниатюр произвольного самовнушения – наполненная мягким юмором сценка «Фестиваль искусств», в которой каждый желающий может (по воле доброй волшебницы Светланы Тим) превратиться в любую прославленную «звезду эстрады»: и в Валентину Легкоступову, и в Аллу Пугачеву, и в Валерия Леонтьева.

Как же открыла в себе Светлана Тим все эти удивительные способности?

— Многое, — рассказывает Светлана Георгиевна, — я унаследовала от своей бабушки, которая слыла, знахаркой. Помню, в нашем доме в деревне все было увешано пучками лекарственных трав, помню их аромат... Как я не режу ноги на остриях сабель? Умею усилием воли остановить кровь. Впрочем, однажды произошла катастрофа: сорвалась с «лестницы», страшно изрезалась, потеряла много крови. Думала, что никогда не вернусь на манеж. Но любовь к цирку все-таки победила!

Сегодня Светлана Тим — заслуженная артистка РСФСР. Известие о присвоении этого высокого звания она встретила на гастролях в Свердловске. Здесь Светлана Георгиевна впервые после длительного перерыва снова выступала на арене цирка, демонстрируя свое искусство.

И одним из ее ассистентов на этих представлениях был 5-летний сын Святослав. Он не только помогал маме на арене, но показал и свои способности: выполнил несколько упражнений из гимнастики йогов.

И кто знает: может быть, именно ему предстоит принять эстафету древнего искусства факиров и нести ее дальше — в цирк XXI века...

Фото

  • ТИМ Светлана Георгиевна (р. 1946)
  • ТИМ Светлана Георгиевна (р. 1946)
  • ТИМ Светлана Георгиевна (р. 1946)
  • ТИМ Светлана Георгиевна (р. 1946)
  • ТИМ Светлана Георгиевна (р. 1946)
  • ТИМ Светлана Георгиевна (р. 1946)
  • ТИМ Светлана Георгиевна (р. 1946)
  • ТИМ Светлана Георгиевна (р. 1946)
  • ТИМ Светлана Георгиевна (р. 1946)