Кто есть кто в отечественном иллюзионном жанре
 Все  А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Я 
 

ВОРОНИН Евгений Петрович (р. 1965)

ВОРОНИН Евгений Петрович (р. 1965)

Евгений Петрович Воронин (р. 12.07.1965) — артист оригинального жанра, режиссер-постановщик, лауреат международных конкурсов иллюзионистов, один из наиболее успешных эстрадных фокусников и шоуменов, которые начали творческую карьеру на территории бывшего СССР и продолжили на Западе. Фокусами увлекся в десятилетнем возрасте, когда получил в подарок «Набор юного фокусника». Первыми его зрителями стали пенсионеры во дворе. В 15 лет сформировал полноценное магическое представление. Не расставался с фокусами и во время прохождения срочной службы в армии.

В 1988 году окончил Киевское государственное училище эстрадно-циркового искусства, позже учился у Бориса Сергеевича Брунова в Государственном институте театрального искусства (ГИТИС). Член Московского клуба фокусников (МКФ).

Наряду с режиссерским талантом обладает незаурядными актерскими способностями. Созданные им иллюзионные номера насыщены эксцентрикой и самоиронией. Их успех во многом обусловлен чрезвычайно удачным сценическим образом, который соответствует выразительной внешности и исполнительской манере артиста. Выступает Евгений Воронин в роли высокомерного фокусника, то и дело попадающего в комические ситуации, однако при любых обстоятельствах сохраняющего невозмутимость и самодовольство. Со временем этот образ, ставший «визитной карточкой» артиста, видоизменялся то в сторону мрачного булгаковского Воланда, то в сторону энергичного графа Калиостро.

После распада Советского Союза Евгений Петрович постоянно работает за рубежом. Исполнительское мастерство, владение приемами пантомимы и профессионально подобранное аудиосопровождение позволяют ему выступать в любых странах, минуя языковые барьеры. Работает в США, Германии, Франции, Австрии, Монако и других государствах. Периодически навещает родственников на Украине.

Весьма востребованным оказался режиссерский потенциал Е.П. Воронина. Поставленные им номера обеспечили призовые места на престижных международных конкурсах не только самому Евгению Петровичу, но и его коллеге по иллюзионному жанру Галине Струтинской (нынешняя фамилия Хейс), которая демонстрировала разработаный им номер с шаром Окито и попутно выполняла функции ассистентки Е. Воронина.

Во время выступлений в знаменитом «Магическом замке» (Лос-Анджелес, шт. Калифорния) Евгений Петрович познакомился с продюсером Норманом Лангиллом (Norman Langill), совместно с которым впоследствии основал в США два театра-варьете «Зинзанни» (Teatro ZinZanni). Первый сезон магического шоу в «Зинзанни» длился 14 месяцев и имел грандиозный успех. Среди постановок Е.П. Воронина: шоу  «Love, Chaos and Dinner», «Love and Lunacy», «Maestro’s Menagerie» и другие. Репертуар труппы постоянно обновляется.

В сентябре 2010 года российская компания «Арлекино» организовала частное представление Евгения Воронина и его труппы в Москве. Мероприятие, анонсировавшееся как первый в России театрализованный  ужин «Графский бал», по сути являлось закрытой корпоративной вечеринкой для администрации города и членов правительства во главе с министром финансов и вице-премьером России  А.Л. Кудриным. Проводилось оно в Московском гостином дворе в ознаменование дня города. В настоящее время президент компании «Арлекино» Сергей Юрьевич Куприянов ведет переговоры с Евгением Петровичем Ворониным относительно гастролей его шоу в Москве и Санкт-Петербурге.

В жизни и на сцене Евгения Воронина сопровождает супруга Светлана Переходова (р. 1973) — пластический акробат, выпускница КГУЭЦИ. В шоу выступает с оригинальными акробатическими номерами в стиле «каучук», ассистирует мужу.  Их дети, дочь Анастасия (р. ноябрь 1998) и сын, стараниями родителей постепенно приобщаются к актерскому ремеслу.


Биографические данные:
  • 1985 — будучи студентом КГУЭЦИ, успешно выступил на XII Всемирном фестивале молодежи и студентов (Москва);
  • 1988 — победитель Второго Всесоюзного конкурса иллюзионистов в разделе «Комическая магия» (конкурс организован МКФ в городе Черноголовка Московской области);
             — организовал частный театр под названием «Театр имени графа Калиостро»;
  • 1989 — Гран-при Международного конкурса иллюзионистов в Германии;
  • 1990 — лауреат Международного конгресса иллюзионистов в г. Лодзь (Польша); Галина Струтинская (Hayes), исполнявшая поставленный Е. Ворониным номер, также стала лауреатом этого конкурса;
             — знакомство с американским продюсером Майклом Брозеном (Michael Brausen), организовавшим первую гастрольную поездку  Е. Воронина в США;
             — участник 19-го Международного дня магии (2.12.1990, Лондон, Тотенхем Корт Роад), в мероприятии также участвовали Г. Струтинская,  Р. и Б. Жумагуловы;
  • 1995, 5–8 июля — участник 67 ежегодного конгресса Общества американских фокусников (SAM, Society of American Magicians) в Бостоне (шт. Массачусетс, США);
  • 1998 — создание совместно с Нормом Лангиллом театра-варьете «Зинзанни» в Сиэтле (шт. Вашингтон, США);
             — бракосочетание со Светланой Переходовой, Лас-Вегас (шт. Невада, США);
  • 1999 — Гран-при Международного конкурса иллюзионистов, организованного Зигфридом и Роем в Лас-Вегасе;
  • 1999, октябрь — портрет на обложке журнала американских фокусников «Мэджик мегэзин» (Magic Magazine);
  • 2000 — переезд театра-варьете «Зинзанни» в Сан-Франциско (шт. Калифорния);
  • 2002 — создание в Сиэтле второго театра-варьете «Зинзанни»;
  • 2010, осень–зима — работа в Вене (Австрия), рестаран-театр «Палаццо»;
  • 2010, сентябрь —  частное представление «Графский бал» в Москве для администрации города и правительственных чиновников;
  • 2011, лето — работа в Сан-Франциско (США), театр-варьете «Зинзанни»;
  • 2012, лето — работа в Сиэтле (США), театр-варьете «Зинзанни».

Литература:
  1. Бурцева Н. Становление школы // Советская эстрада и цирк, 1986, № 1;
  2. Карташкин А.С. Иллюзионисты соревнуются // Советская эстрада и цирк, 1989, № 1, стр. 45–46;
  3. Карташкин А.С. Фокусы. Занимательная энциклопедия. М.: Искатель, 1997, стр. 41, 237;
  4. Toni Logan. Legerdemain's main man // The Examiner1, April 1, 2001;
  5. [фото на обложке] // USA: Magic Magazine, Oct 2009;
  6. Кифер К. Театр Зинзанни. Лучше один раз увидеть, чем сто раз... поесть! // Русский мир2, № 12 (148), 7–20.06.2010, стр. 22–23;
  7. Кифер К. «Графский Бал» в Москве! // Русский мир, № 19 (155), 13–26.09.2010;
  8. Allen, Stan. Impressions of F.I.S.M. // Magic. Sep. 1991, vol. 1, № 1, p. 22;
  9. Hiawatha. 'Twas Better Than a Tea Partty // Magic. Aug. 1995, vol. 4, № 12, p. 48, 50;
  10. Voronin Returns for Love, Chaos & Dinner // Magic. Jun. 2004, vol. 13, № 10, p. 25;
  11. McMaster, Shawn. Art imitating Life Imiating Magic Imitating Art // Magic Magazine. Oct. 2009, vol. 19, № 2, cover, p. 30–37.

Сайт Е.П. Воронина: http://voronin.de


Из статьи Натальи Бурцевой «Становление школы»

Журнал «Советская эстрада и цирк», 1986, № 1

В соответствии с возможностями материально-технической базы училища и требованиями учебного плана ведущим стал оригинальный жанр. Существуют затруднения в определении его конкретных признаков. В 30-е годы так называли все цирковые номера на эстраде. Сейчас этим термином определяется некий синтез пантомимы, хореографии, мастерства актера и элементов какой-либо цирковой специализации. По традиции к оригинальному жанру относят иллюзию на эстраде. Преподает ее в прошлом выпускник студии и артист Укрконцерта А.А. Титаренко. На XII Всемирном фестивале молодежи и студентов с успехом выступали его учащиеся В. Войтко и Е. Воронин. Интересно работает второкурсник Михаил Чураков, который постоянную учебу в группе пантомимы совмещает с серьезным тренингом по манипуляции.


Из статьи А.С. Карташкина «Иллюзионисты соревнуются»

Журнал «Советская эстрада и цирк», 1989, № 1, стр. 45–46

Состязания магов — не новость для гостеприимной подмосковной Черноголовки. Ровно год назад здесь же состоялся первый всесоюзный конкурс чудодеев, сорок два участника вышли тогда на старт турнира по микромагии, который продолжался всего четыре часа. Размах соревнования, названного «Волшебный парад-88» оказался несопоставимо грандиознее — в течение полутора дней жюри просмотрело 87 номеров (108 профессиональных и самодеятельных артистов) из пяти разделов искусства.

По разделу комической магии мнение жюри оказалось единодушным. Поначалу бесспорным фаворитом считался москвич Леонид Андрусенко. Его темповой, эффектный номер с вовлечением зрителей в мастерски исполняемый «монетный дождь» знаком многим зрителям. Но, увы, Андрусенко оказался вторым. А первое место завоевал исполнитель из Киева Евгений Воронин. Этот динамичный, пронизанный улыбкой номер создан в Киевском государственном училище эстрадно-циркового искусства (режиссер — Н. Казаков, педагог — А. Титаренко). Третье место было присуждено Владиславу Колмыкову (Москва), создавшему образ фокусника-неудачника.


Из книги А.С. Карташкина «Фокусы. Занимательная энциклопедия», 1997, стр. 237

Примером драматургии развивающегося сценического действия может быть, в частности, событийность, заложенная в номере комической магии лауреата международного конкурса Евгения Воронина, сценического волшебника из Киева, — его выступление фактически начинается задолго до демонстрации иллюзий (так, иллюзионист, одетый в черный халат монтировщика сцены и ярмо-красный берет, помогает артистам, выступающим раньше его; выносит или уносит их реквизит, ассистирует в трюках — зрители постепенно привыкают к нему и в самом деле начинают считать его настоящим рабочим сцены. Поэтому, когда он «делает номера», публика воспринимает показываемые им трюки как забавные происшествия с подлинным «закулисным тружеником», а Воронин блистательно поддерживает это впечатление изумительной актерской игрой).


Театр Зинзанни. Лучше один раз увидеть, чем сто раз... поесть!

Статья Кристы Кифер в газете «Русский мир» (Russian World Newspaper), № 12 (148), 7–20 июня 2010 года, стр. 22–23

Рубрика «Рестораны Большого Сиэтла»

ТЕАТР ЗИНЗАННИ. ЛУЧШЕ ОДИН РАЗ УВИДЕТЬ, ЧЕМ СТО РАЗ... ПОЕСТЬ!

В этот раз, с позволения редактора, мы выйдем за пределы, определяемые названием рубрики. Нужно же себе иногда позволять маленькие вольности, фантазии, если хотите. Иначе жизнь будет скучной и однообразной. Так что, дорогие читатели, мы приготовили вам небольшой сюрприз!

Можно проштудировать тысячу книг о любви и заучить наизусть все сонеты Шекспира, но, лишь испытав это чувство, мы способны в полной мере понять, о чем тысячелетиями складывали свои рассказы великие мастера. Можно рассмотреть сотни копий картин Ван Гога, но лишь оригинал, энергия и экспрессия источника, способны поразить нас до глубины души. Вы можете описать аромат духов любимой женщины, но никакие слова не смогут заменить момента близости. В «Teatro Zinzanni» у вас есть возможность не просто побывать на представлении цирка, но на три часа стать его участником. Это совершенно другой мир, по сравнению с которым фильмы формата 3D кажутся плоскими и обычными. Куда-нибудь в детстве вы хотели попасть в телевизор? Запрыгнуть в экран и познакомиться с героями, поговорить с ними, поиграть? Ваша мечта осуществима, и находится в самом центре Сиэтла!

Сюрреализм происходящего достигается за счет того, что и шоу, и сама атмосфера этого заведения, воздействуют на все органы чувств. С одной стороны, это вкусная изысканная еда, хорошее вино, приятные запахи, с другой — яркие краски, потрясающие выступления акробатов и эквилибристов, великолепная живая музыка в исполнении супер профессиональных музыкантов, прикосновение и личное внимание каждого из героев спектакля. Легкий шорох за спиной — и над вашим ухом звучит дыхание мага, еще мгновение — и вы невольно становитесь его помощником. Через секунду он уже исчез, а на его месте появилась гибкая красавица кукла с розовыми волосами и длинными, окаймляющими невероятно глубокие и полные тайны глаза ресницами.

Таким образом, задействуется даже ваше шестое чувство, фантазия и романтическое восприятие реальности.

Подобрать слово, которое бы дало название этому заведению и привычным для нас образом отсортировало его в ту или иную группу, просто невозможно. Ресторан? Вряд ли, ведь еда здесь, какой бы вкусной она не была, играет не первостепенное значение. Цирк? Но что же тогда обеденные столы делают на сцене? Театр? Но почему представление полно акробатических номеров, демонстрирующих чудеса человеческого тела? Варьете? Но ведь перед вами разворачивается целая связанная история с ролями, образами, сюжетами, смесью джаза и классической музыки! Самое удачное описание, которое приходит на ум, — искусство на гранях. Смесь жанров, затрагивающая все возможные сенсоры, захватывающая воображение, ставящая вас самих на грань ожидания, готовности к тому, что вот-вот произойдет что-то совершенно непредсказуемое, заставляющее вас внутри себя встать на цыпочки.

Представление проходит в самом настоящем шапито, привезенном в Сиэтл из Бельгии. Это один из знаменитых зеркальных шатров, созданных мастером Виллемом Клессенсом в начале XX века. Палатка состоит из более 4000 частей и смастерена таким образом, чтобы ее можно было быстро собрать и разобрать. В ней нет ни одного шурупа, и три-четыре человека могут поднять ее всего за одни сутки! Она в буквальном смысле была восстановлена из пепла, после того как фашисты сожгли деревянный каркас и разбили все стекла. Сейчас в мире осталось лишь около сотни таких уникальных строений. Сиэтлское шапито возвышается над землей на 29 футов и спокойно вмещает в себя три сотни зрителей, а также эскадрон официантов, клоунов, певцов, жонглеров, эквилибристов, акробатов и музыкантов, призванных служить публике.

Шоу меняется каждые три-четыре месяца, и сейчас артисты театра представляют вам свое последнее творение «Maestro’s Menagerie», в котором, между прочим, участвуют четыре русских актера. Это, конечно же, основоположники самого театра «Zinzanni» Евгений Воронин и Светлана Переходова, исполняющие дуэт магистра и гуттаперчевой куклы, Сергей Крутиков, музыкант и жонглер, и неподражаемая Елена Бородина, известная своей стойкой на руках эквилибристка. Все они покорили сердца зрителей не только Америки, но и Европы.

Задумывая эту статью, я решила не заострять внимание на деталях выступлений: описать их — все равно, что разбить на партии джазовую композицию: теряется магия, единство, чувство. Так что у вас, дорогие читатели, нет выбора — вы должны туда сходить! А пока насладитесь возможностью узнать о концертной и закулисной жизни театра из уст самих артистов. Нужно сказать, что они, действительно, очень приятные и необычные люди, как на сцене, так и в жизни. Казалось бы, 11 вечера, только что закончилось представление, завтра ранняя репетиция, а из них просто ключом бьет энергия, радость жизни, смех, шутки. Находясь рядом с ними, так или иначе, окунаешься в океан творчества, внезапно для самого себя раскрываешься, и кажется, что знаешь их уже так давно, что они уже настолько «свои»!

Как появился «Teatro Zinzanni»? Как родилась идея создания этого жанра?

Евгений: Этот вид представления зародился в Швейцарии, затем попал в Германию, где и получил дальнейшее развитие. Когда в июле 1998 года мы встретились с Нормом Лангиллом, то нас объединила любовь к этому новому, ни на что не похожему виду искусства. Так появилась идея поставить шоу. В сентябре мы начале репетировать, в октябре в Сиэтле уже состоялась премьера, а в ноябре у нас со Светой родилась дочка. Изначально мы и не думали, что представление настолько понравится зрителям. Планировали, что это будет проект на достаточно короткий срок, в итоге, он пользовался бешеной популярностью на протяжении 14 месяцев. В 2000 году Норм решил перевезти театр в Сан-Франциско, где он существует и по сей день. А в 2002 году был основан второй «Teatro Zinzanni», таким образом, мы вернули его на родину в Сиэтл.

В чем особенность этого жанра? Чем он понравился вам, и чем он нравится зрителям?

Евгений: Это скорее не жанр, а несравнимая ни с чем по уровню развлечения форма искусства, которая позволяет как зрителю, так и артисту получить огромное удовольствие. Она очень зрелищна и вместе с тем эмоциональна. Здесь у меня есть возможность установить персональный контакт со зрителем, дотронуться до каждого, построить с ним свою индивидуальную историю отношений.

Светлана: На самом деле, характер шоу, также как и наши номера, со временем меняется. Например, то, что я делаю сейчас, — это совершенно не то, что я делала 4 года назад. Раньше я работала в рамках строго жанра «каучук», который в России известен под названием «гуттаперчевая девочка». В нем есть свои рамки, определенные формы, важны эстетика, атмосфера, статичность света, музыка. Относительно недавно мы сменили имидж и, как мне кажется, очень удачно, потому что получилось современно, интересно, а главное нашу новую идею можно развивать и всячески использовать в дальнейшем. На данный момент мне трудно определить свой жанр. Это даже не «комический», а «эксцентричный каучук», соединяющий в себе пластику, актерское мастерство, пантомиму и фокус. Тем не менее, я очень довольна своим новым образом. Благодаря ему я открыла в себе новое дыхание и огромный, еще не изведанный потенциал.

Как вы попали из Москвы в Сиэтл?

Евгений: Сначала окончил цирковое училище. Это был 88 год, когда начиналась перестройка и можно было открыть частный театр. Мне пришла идея, которую я незамедлительно воплотил в жизнь, создав «Театр имени графа Калиостро». В то время, все названия, как правило, включали в себя слова «краснознаменный», «народный», «заслуженный», «имени Горького» или какого-либо другого видного деятеля. Поэтому наше появление на сцене оглашалось примерно так: «Выступает некраснознаменный «Театр имени графа Калиостро»! Прошу всех встать!». Некоторые зрители действительно с недоуменным видом вставали, особенно, что касается служащих армии, те всегда поднимались, как по команде. Позже я поступил в ГИТИС, где учился у Бориса Сергеевича Брунова. Ну, а дальше работа, гастроли в Европе, Германии. Там много выступал в варьете, и мне действительно хотелось создать что-то новое, необычное. Однажды я поставил свое шоу в «Замке Магии» в Лос-Анджелесе и начал приглашать на него разных продюсеров. Вот так мы встретились Нормом, который и привез нас со Светой в Сиэтл.

Елена: Я с десяти лет училась в цирковой студии, репетировала у Валентина Гнеушева, а потом поступила в ГИТИС к Немчинсому. Номер, который я представляю вниманию зрителей сегодня, изначально задумывался несколько по-другому: я должна была исполнять стойку на руках обнаженной, кутаясь в тонкую материю. Все это должно было происходить на кровати, а зрители могли видеть меня лишь через зеркальное отражение. Привыкнуть к такой идее было достаточно сложно, и мой преподаватель очень долго меня к ней подводил, объясняя, что это не пошло, что это эстетично и красиво. В варианте близком к задуманному я исполнила этот номер лишь два раза в Москве, так как он, конечно, требует определенной атмосферы. Сейчас выступаю в специальном костюме, однако чувственность и основная идея сохранились прежними. Норм Лангилл, который оказался другом Гнеушева, был одним из первых, кто увидел этот номер, тогда еще в рабочем варианте. Он был очень впечатлен и пригласил меня в «Zinzanni».

Я заметила, что и в «Cirque du Soleil», и в «Cirque Dreams», и в «Teatro Zinzanni» выступает очень много русских артистов. Иногда лица даже повторяются. Как вы объясните такую популярность наших соотечественников?

Светлана: Дело в том, что в России существует централизованная система обучения цирковому искусству и актерскому мастерству. Дети начинают заниматься с самого раннего возраста, с кружков, школ, затем идут в училище, в институт, получают высшее образование в этой области. Кроме того, у нас в России существуют государственные цирки. В Америке такая система только зарождается. На данный момент увлечение этой формой искусства очень редко выходит за рамки хобби и частных уроков.

Во время представления вы находитесь, можно сказать, посередине зрительного зала, постоянно работаете с гостями. Случалось ли когда-нибудь что-то совершенно неожиданное, к чему вы ну никак не были готовы?

Евгений: Случалось. Однажды я пригласил даму на танец, проводил ее на сцену, и вот внезапно слышу звон падающих вилок и замечаю, что глаза всех зрителей устремлены на меня и мою новую партнершу. Потом я вижу лицо ее мужа, застывшее буквально с открытым ртом. Тут я понимаю, что с прекрасной леди упала юбка, более того, она сама этого не осознает и продолжает улыбаться и танцевать. Я решил, что нужно вернуть юбку на место, пока ее хозяйка не заметила инцидента, иначе положение еще более усугубится. В общем, в перерыве мне передали, что сразу после окончания представления, муж планировал учинить расправу, поэтому на протяжении трех часов мы поили супругов за счет заведения. Он не мог поверить, что юбка расстегнулась не нарочно и я к этому не имел никакого отношения. В конце концов, нам удалось подружиться, и мы после этого еще долгое время общались и поддерживали отношения.

Вопрос к маэстро графу Воронину. У Вас такой своеобразный, интересный образ, который можно назвать в некотором смысле основополагающим. Кто он такой, Ваш герой? Как Вы его изобрели?

Евгений: Да, образ получился действительно интересный. Помню, однажды я выступал в шоу в Монте-Карло, на котором как раз присутствовал Гнеушев. И вот по середине представления он поднимается и кричит: «Сколько? Покупаю!». Я спрашиваю: «Что?». Он говорит: «Характер». В ответ на это я бросаю в него конфетти со словами: «Не продается», — а Валя мне заявляет: «Да ты понимаешь, кому ты это говоришь?! Я сорок пять номеров создал!» Действительно, Гнеушев создал номера для победителей Парижа и Монте-Карло, его заслуги трудно переоценить. Тем не менее, вернемся к самому образу. Изначально он был создан как пародия на советских мастеров эстрады. Раньше же, в коммунистические времена, работали не за деньги — за медали! Вот он [маэстро] медали свои и показывает. Сначала это была элегантная салонная магия, потом к ней присоединился комический элемент и получился такой характер, который я назвал «смуром», потому что глаза у него смуроватые. Тем не менее, образ меняется в зависимости от ситуации. Например, в сегодняшнем шоу, это эксцентричный директор цирка. Раньше он был темнее, представлял собой колдуна и даже Мефистофеля. Таким образом, его особенность заключается в многоликости.

В жизни не путаетесь, где образ, а где Вы?

Евгений: Здесь, конечно, необходимо соблюдать баланс. Сейчас разделение дается мне достаточно легко, однако я понимаю, что с годами это становится все сложнее и сложнее. Я должен думать о характере, должен его развивать, сохранять его живым, в то время как он обо мне не думает, он даже не знает, что я вообще существую.

Светлана: Иногда настолько вживаешься в образ, что он реагирует на те или иные ситуации быстрее тебя, ведешь себя так, как повел бы себя твой персонаж, с точки зрения его взглядов и особенностей.

В чем трудность работы актера? Ведь у Светланы и Евгения, например, двое детей, а тут гастроли, репетиции, переезды, постоянные физические нагрузки. Что заставляет вас идти дальше?

Светлана: Мной всегда двигал мой муж, я считаю себя его созданием. Я практически всю свою жизнь, с семнадцати лет, прожила с этим человеком, который развивал во мне талант и мастерство. Когда родились дети, появилась мысль о том, что нужно все бросить, заниматься только их воспитанием. Однако Женя меня из этого всего вытянул, мы сменили жанр, пошел новый этап нашего совместного творчества. Сейчас, когда я смотрю назад, мне кажется, что мы сделали правильный выбор. А дети растут, учатся, узнают много нового, путешествуют вместе с нами. Что касается трудности профессии, то здесь нужно понимать, что номера, которые вы видите в «Teatro Zinzanni» или в «Cirque du Soleil», отборные. Вокруг огромное количество артистов, но лишь единицы обладают высоким уровнем профессионализма, таланта, способны творить. Мало тех, кто держится и не сдается с течением обстоятельств. Очень многие ломаются, не выдерживают, так как нужно постоянно самому искать себе работу.

Евгений: Чтобы выступать на хорошей площадке, как, например , «Zinzanni», ты должен стать лучшим в своем жанре. Здесь нужно постоянство, изучение зрителя, того, что он любит и не любит, нужно находить правильные кнопочки, чтобы он засмеялся, чтобы ему понравилось.У вас такая невероятно насыщенная и интересная жизнь, остается ли в ней место мечте? Что бы еще Вы хотели осуществить?

Елена: Мне бы хотелось дальше развивать свои актерские способности, применять их в номерах, работать над характером, создавать интересные роли.

Светлана: Я мечтаю, чтобы мой муж сделал свое шоу, воплотив в жизнь все свои идеи, которых у него бесчисленное количество. А я буду рядом с ним.

Евгений: Когда ты молодой, мечты придумывать легко. Ты идешь по жизни, а они просто сбываются. Сейчас такой этап, когда надо придумать что-то новое, необычное, интересное, чтобы всем захотелось это испытать. Ну а в целом, у нас, конечно, все здорово. Мы одна из немногих семей, которые постоянно вместе ездят на гастроли: шесть месяцев в США, шесть месяцев в Европе.

Где вас лучше принимают, в США или в Европе?

Светлана: Везде хорошо. В США зрителя покорить легче, здесь он благодарный, открытый. Европейцы более искушенные, их нужно завоевать, однако, покорив их сердца один раз, ты покоряешь их на всю жизнь.


Сейчас в Сиэтле проходят гастроли «Cirque du Soleil», в чем вы видите его отличие от «Teatro Zinzanni»?

Елена: В «Cirque du Soleil» зрителя поражает массовость и организованность постановки. На сцене огромное количество людей в ярких костюмах, масках, однако все они находятся вдалеке от вас и в некоторой степени представляют собой восхитительную красочную картинку. В «Teatro Zinzanni» вы попадаете внутрь этой картинки, где можете отличить индивидуальность каждого человека, заглянуть артистам в глаза, присмотреться и прикоснуться к ним. К тому же создается некий эффект неожиданности, так как мы все время присутствуем в зале, еще до исполнения своих номеров, в роли помощников или официантов. И вот внезапно зрители видят нас на сцене совершающими невероятные трюки. Эта близость, как мне кажется, поражает людей больше всего.

Евгений: Вступая в контакт со зрителем, ты пересекаешь некие условные границы, за которыми он чувствует себя комфортно. Зачастую это вызывает страх, недоумение, однако, направив эту энергию в правильное русло, можно привести человека в полный восторг.

Мне кажется, что ваше шоу можно в некоторой степени назвать эротическим: в нем нет ничего открытого и откровенного, лишь легкие намеки, позволяющие каждому развить свои индивидуальные фантазии и добавить то, чего на самом деле нет. Что вы думаете по этому поводу?

Евгений: Полностью согласен. Дело в том, что наше шоу задействует все возможные органы чувств, все сенсоры возбуждаются и начинают работать более активно, в том числе более активно работает фантазия, которая и делает искусство эротичным. Кроме того, у нас присутствуют такие разные женские характеры! Здесь вы найдете и сильную, по-мальчишески выражающую себя Лолу, и невероятно нежную романтическую Лену, и эксцентричную, сочетающую в себе все характерные женские черты Свету. Дамы в зрительном зале также не обделены вниманием, так или иначе, кто-то обнаружит на столе загадочную любовную записку, почувствует на себе взгляд одного и акробатов, кто-то окажется приглашенной на танец. Тем не менее, в самом шоу действительно нет ничего вызывающего и откровенного. Эротика рождается в голове каждого из присутствующих. Так что в «Zinzanni» можно смело приводить детей.

Как вы видите будущее цирка в целом?

Евгений: Как говорит Доминик Жандо, автор «Истории Мирового Цирка», в искусстве каждые 25 лет начинается новый цикл, который либо дает развитие чему-то совершенно новому, либо возвращает нас назад во времени. Сейчас намечается тенденция возвращения к старому стилю, к Феллини, характерами типа Питера Питовски. Это новая концепция, и мы еще находимся в процессе ее воплощения.


«Графский бал» в Москве!

Статья Кристы Кифер в газете «Русский мир» (Russian World Newspaper), № 19 (155), 13–26 сентября 2010 года

Рубрика «Рестораны Большого Сиэтла»

«ГРАФСКИЙ БАЛ» В МОСКВЕ!

Надеюсь, что все вы, дорогие читатели, по крайней мере, слышали о Teatro Zinzanni, уникальном заведении, где вам предоставляется возможность насладиться не только вкусной едой, но и выступлениями лучших певцов, музыкантов и циркачей. Сейчас их шоу можно увидеть лишь в нескольких городах мира, которые в буквальном смысле слова можно пересчитать по пальцам. Однако нужно отметить, что популярность этого незабываемого зрелища очень быстро растет, слухи расползаются во все стороны света, сыпятся предложения от продюсеров и организаторов.

Один из «отцов-основателей» этого нового вида искусства — Евгений Воронин, всемирно известный маг, фокусник, постановщик, и просто единственная в своем роде ПЕРСОНА. Из него исходит невероятный поток творческой энергии, который сметает все на своем пути и заставляет, меня уж точно, забыть обо всем на свете и тихо благоговеть в его присутствии. Рассказывать о нем, излагая все эмоции, можно часами, однако, вернемся к главной теме статьи.

Буквально на днях граф Воронин и его жена, акробатка Светлана Переходова, вернулись из Москвы, где они поставили первый в истории России театрализованный  ужин, под названием «Графский Бал». Это была закрытая корпоративная вечеринка, на которой присутствовали члены администрации города и правительства, в том числе министр финансов Алексей Кудрин. Попасть на нее можно было лишь по приглашениям. Специально  для этого шоу перед Гостиным двором был возведен цирковой шатер, сцена, из США привезли огромное количество реквизита. Это была первая попытка, первый шаг, и, видимо, лед тронулся.

Как Вы решились на такой рисковый поступок? Поставить шоу за один день для такой непростой публики. Кто Вас пригласил?

Граф Воронин: Нас пригласила компания «Арлекин». Замечательная организация! Там работают молодые, энергичные и вместе с тем очень профессиональные люди, которые действительно знают свое дело. Они наблюдали за нами в течение трех лет, ездили на наши шоу в Европе и США, очень вдохновились и предложили привезти представление в Москву.  Организацией со стороны «Арлекина» занимался Сергей Куприянов, с которым мы настолько сдружились, что даже не заключили контракта. На него просто времени не было. Все было построено на доверии.

Чем московское шоу отличалось от того, что Вы ставите в Сиэтле?

Граф Воронин: Это был «Графский Бал», который мы обычно ставим в Европе, в Америке мы делаем другое шоу. Это другая история, другая атмосфера, свечи, люди попадают в гости к графу, оказываются на его балу, мы выбираем королеву. Куприянов видел несколько наших шоу, и в Сиэтле, и в Вене, его заинтересовал именно бал. Видимо, он более интересен с точки зрения российского зрителя. Как нам сказали, в Москве это может стать настоящей золотой жилой.

Как российская публика отреагировала на эту новинку?

Граф Воронин: Публика несколько напомнила Майкрософт в Сиэтле, возможно потому, что это был корпоратив. Люди, которые в некотором смысле живут в своем мире и не очень доверчиво относятся к происходящему. Там было несколько некорпоративных столов, за которыми сидели наши друзья, режиссеры и актеры, которые гораздо более активно реагировали на все происходящее. А вот молодое поколение, бизнесмены, они алкоголь не пьют, пьют минеральную воду, и ту без газа. В общем, зрители сложные, но видно, что глаз смотрел с интересом. Их нужно было завоевывать, так просто они не давались. Зато потом, когда их покоришь, они испытывают к тебе любовь и уважение.

Особенно трудно было в начале представления, казалось,  что как-то все не идет. Ведь среди зрителей были и люди из администрации, которые не могли провести за ужином  более сорока минут, они вставали и уходили. В перерыве, когда я вышел со сцены, я увидел в проходе Гнеушева, который сказал: «Спокойно, я знаю этого зрителя. Я вижу лица, им нравится. Не волнуйся, иди и работай». Понемногу лед оттаял. За одним из столиков Свете, которая играет куклу,  даже сказали: «Бросай ты этого Вампира! Приезжай к нам! Мы из тебя человека сделаем! И денег дадим!». Один из самых захватывающих моментов произошел, когда  Питер Питовски подбежал к министру финансов и начал с ним дурачиться. Сразу видно было, что у многих в зале сердце замерло: ведь клоун-то не знает, что человек, с которым он играет в бирюльки, управляет половиной страны. Но когда Кудрин в ответ тоже постарался что-то изобразить, все разом выдохнули, и работать стало легче. Так что вертикаль власти действительно ощущается. В целом, все прошло с большим знаком плюс. Организаторы остались очень довольны, воодушевлены, и даже взяли на себя перерасход по реквизиту.

Как Вам удалось проделать такой объем работы всего за сутки. Ведь у Вас же совсем не было времени для репетиций в Москве?

Граф Воронин: Было очень трудно. К тому же Света заболела накануне представления. Тем не менее, мы все так напрягались, собрались и все сделали. Всегда приятно работать с профессионалами. Все люди, которые участвовали в шоу, имеют богатый опыт выступлений. Они действительно надежные и проверенные. Ведущий у нас был из Москвы, но я этого человека уже очень давно знаю. Музыканты тоже были замечательные, проделали огромный труд, ведь им пришлось выучить новую программу, прочувствовать темп представления всего за одни сутки. Наша звезда, вокалистка Мэлони Стэйс, помогла им освоить репертуар, хотя, конечно, все еще более усложнялось из-за того, что общаться приходилось через переводчика.

Но самое главное, нам очень понравилось работать с компанией «Арлекин». Это действительно профессиональные, надежные, внимательные  ребята. Мы им очень благодарны. Они настолько выложились, мне даже не нужно было что-то дважды повторять. Все пожелания выполнялись на раз. Когда я приехал, то заметил, что сцена немного высоковата. Я даже не думал, что они по этому поводу что-то сделают, тем не менее, на следующий день она была перестроена.  Мы все были объединены общей задачей, идеей, знали, что создаем что-то новое, делаем невозможное. Организаторы действительно о нас очень позаботились. Работать с ними было одно удовольствие.


А официанты там тоже танцевали?

Граф Воронин: Конечно, наша балетмейстер Лейла их за один день очень хорошо надрессировала. Им, кстати, самим чрезвычайно понравилось танцевать. Как я уже говорил, все были объединены общей концепцией.  Нам хотелось, как минимум показать людям, как это нужно делать, зажечь интерес к этому новому стилю. Если они решат повторить это своими силами, у них, по крайней мере, будет достойный образец.

Граф, Вы человек русский, тем не менее, шоу свое привезли в Россию лишь через 12 лет после создания, когда оно уже популярно в Европе и США. Вы думаете, это правда, что Россию надо завоевывать через Европу?

Граф Воронин: Ну, в России к иностранцам всегда относились с неким благоговением. Народ собрался в зале, и все понимали, что приехал кто-то из заграницы. Когда на сцену вышел ведущий и заговорил по-русски, все сразу так несколько отпрянули — не ожидали. Тем не менее, мне кажется, что даже если бы я начал в Москве, у меня все равно бы все получилось. Главное, чтобы шоу было интернациональным, чтобы в нем была звезда, дива. Это наш своеобразный конек.

Сейчас это была закрытая корпоративная вечеринка, как Вы думаете, Вам удастся развернуть этот проект в России более широкомасштабно? Ведь это все-таки недешевое для российского зрителя удовольствие.

Граф Воронин: Да, Россия — это, конечно, страна контрастов. Корпоратив, в этом смысле, вариант более безопасный, ведь все оплачивает компания, которая заказывает шоу.  Хотя всегда есть риск того, что реквизит не придет, что-то случится, зрителю не понравится. Тем не менее, «Арлекин» уже начал говорить о долгосрочном контракте. Предлагают выступать летом в Петербурге, а зимой в Москве. Но это пока еще обсуждается, ведь надо же еще и целый год освободить. Сейчас у нас по плану Вена, а следующим летом Сан-Франциско.

Сергей Куприянов подтвердил слова маэстро Воронина. Во время нашего небольшого телефонного разговора он сказал: «Кто не рискует, тот ничего не делает. Мы уже три года хотели привезти это шоу и, слава Богу, есть в Москве такие же рисковые люди, которые воодушевились этой идеей и поддержали нашу инициативу».  На вопрос о том, удастся ли сделать представление более массовым, он ответил: «Конечно, удастся, для этого ведь и начинали. Мы специально приглашали финансистов, чтобы рассчитать наши шансы, и все они загорелись этой идеей и готовы нас поддержать. Мы считаем, что на данный момент это очень удачное направление для бизнеса».

Шоу Воронина в Zinzanni закончилось 29 августа, и в следующий раз мы увидим его лишь через полтора года. Кто не успел, тот, как говорится, опоздал. Но, не расстраивайтесь слишком сильно. Zinzanni из Сиэтла никуда не уезжает! Сейчас там идет новое представление «Hearts on Fire». Спешите видеть, слышать и чувствовать!


1 «The Examiner» — городская газета Сан-Франциско.

2 Газета «Русский мир» (Russian World Newspaper) — крупнейшее русскоязычное периодическое издание в американском штате Вашингтон. Выходит раз в две недели тиражом 10 тыс. экземпляров, распространяется также в городах Портланд (шт. Орегон, США) и Ванкувер (Британская Колумбия, Канада).

Фото

  • ВОРОНИН Евгений Петрович (р. 1965)
  • ВОРОНИН Евгений Петрович (р. 1965)
  • ВОРОНИН Евгений Петрович (р. 1965)
  • ВОРОНИН Евгений Петрович (р. 1965)
  • ВОРОНИН Евгений Петрович (р. 1965)
  • ВОРОНИН Евгений Петрович (р. 1965)
  • ВОРОНИН Евгений Петрович (р. 1965)
  • ВОРОНИН Евгений Петрович (р. 1965)
  • ВОРОНИН Евгений Петрович (р. 1965)
  • ВОРОНИН Евгений Петрович (р. 1965)
  • ВОРОНИН Евгений Петрович (р. 1965)
  • ВОРОНИН Евгений Петрович (р. 1965)
  • ВОРОНИН Евгений Петрович (р. 1965)
  • ВОРОНИН Евгений Петрович (р. 1965)
  • ВОРОНИН Евгений Петрович (р. 1965)
  • ВОРОНИН Евгений Петрович (р. 1965)
  • ВОРОНИН Евгений Петрович (р. 1965)
  • ВОРОНИН Евгений Петрович (р. 1965)

Видео

Евгений Воронин выступает в кабаре Патрика Себастьяна
(Le Plus Grand Cabaret de Patrick Sébastien), 31 декабря 2007 г.

Евгений Воронин. Комический номер с газетами
Кабаре Патрика Себастьяна

Евгений Воронин готовит яичницу