Кто есть кто в отечественном иллюзионном жанре
 Все  А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Я 
 

ХЕЙФЕЦ Александр Иванович (1898 – 1950)

ХЕЙФЕЦ Александр Иванович (1898 – 1950)
Помогите с информацией об этом человеке!

Александр Иванович (Шапси Евнович) Хейфец (1898, Витебск – 1950, Дзауджикау, ныне Владикавказ) — артист оригинального жанра, исполнитель номера «Живая счетная машина». В 1920–30-х годах выступал в цирке как счетчик и мнемотехник. Много гастролировал, выезжал за рубеж, включая Китай и (по непроверенным данным) Германию. В 1943–45 гг. был администратором Якутского драмтеатра. С 1947 года проживал в Саратове. Оказал влияние на становление иллюзиониста И.К. Символокова. По свидетельствам родственников, пока не получившим документального подтверждения, являлся двоюродным братом Михаила Куни. Скончался во время гастрольной поездки по Северному Кавказу. Местонахождение могилы неизвестно. Похоронен во Владикавказе (возможно, в Кисловодске).

Сведения о семье артиста. Родители приехали в Россию из Германии, где содержали аптеку. Там остались многочисленные родственники. Жена, Мария Федоровна Хейфец (в девичестве Степанова, 28.02.1907 – 9.03.1984, Саратов, похоронена на Елшанском кладбище), после гибели отца в ходе Первой мировой войны воспитывалась в детдоме, затем работала как швея. Братья: Павел Иванович (Пинхос Евнович) Хейфец (1.11.1906, Витебск – 1971, Южно-Сахалинск) — сотрудник финансового управления «Сахалинрыбпрома» в Южно-Сахалинске, Владимир Иванович Хейфец — работал в сфере торговли, проживал в Кисловодске на ул. Шаумяна, д. 6. Сестра, Неха-Блюма Евновна Хейфец, также артистка (жанр неизвестен), проживала в Саратове. Дочь, Януария Александровна Сивкова (1934 г.р.), ныне проживает в Саратове, трое других детей: Ион (1940 г.р.), Руслан и Людмила (1945 г.р.) уже умерли. Около 1947 года известный цирковой иллюзионист Э.Т. Кио помог определить близнецов Руслана и Людмилу в детский сад.

Благодарим за информационное содействие дочь артиста Януарию Александровну Сивкову, племянницу Веру Павловну Рудинскую, внука Михаила Алексеевича Маслакова и Ольгу Васильевну Маслакову.

Разыскиваем Илью Владимировича Сегал (или Сегаль), племянника артиста, который после смерти отца в средине 1970-х годов переехал вместе с семьей и матерью в Израиль.

Обращаемся к краеведам и некрополистам Владикавказа. Потомки артиста и Российская ассоциация иллюзионистов будут признательны за любые сведения о точной дате смерти и месте захоронения А.И. Хейфеца.

Литература:
  1. М.Э. Живой арифмометр // Харьков: неизвестная газета, февраль 1926 (вырезка хранится в М.: РГАЛИ. Фонд 1821, оп. 1, ед. хр. 190, л. 148);
  2. Программа Краснодарского цирка // Журнал «Цирк и эстрада», № 4 (54), март 1929, 4 стр. обл.;
  3. Программа Ивано-Вознесенского цирка // Журнал «Цирк и эстрада», № 8 (58), июнь 1929, 3 стр. обл.;
  4. Шнеер А.Я., Славский Р.Е. Цирк. Маленькая энциклопедия. М.: «Советская энциклопедия»,1973, стр. 278; 1979, стр. 315;
  5. Дмитриев Ю.А. Русская советская эстрада, 1930–1945: Очерки истории / ВНИИ искусствознания. М.: Искусство, 1977, стр. 362–363;
  6. Гуревич З.Б. О жанрах советского цирка. М.: Искусство, 1977, стр. 265; 1984, стр. 265;
  7. Символоков И.К. Как я завоевал золотую магическую палочку. М.: Искусство, 1979, стр. 48–49;
  8. Макаров С.М. Эстрада в России. XX век. Лексикон. М.: Росспэн, 2000, стр. 347;
  9. Кунин М.М. Феномен Михаила Куни. М.: Русская книга, 2003, стр. 170–171;
  10. Макаров С.М. Эстрада в России. XX век: энциклопедия. М.: Олма-пресс, 2004, стр. 383.

Статья М.Э. «Живой арифмометр», опубликованная в неизвестной харьковской газете в феврале 1926 года

Вырезку статьи хранил выдающийся советский писатель-сатирик Илья Арнольдович Ильф (Файнзильберг)


М.: РГАЛИ. Фонд 1821, оп. 1, ед. хр. 190, л. 148
Неизвестная харьковская газета, февраль 1926 года
Живой арифмометр

Выступивший третьего дня в Деловом клубе А.И. Хейфец продемонстрировал ряд удачных, интересных и эффектных опытов, свидетельствующих о феноменальной зрительной и слуховой памяти, об исключительной быстроте соображения и прекрасно развитой мнемотехнике.

Опыт первый. Гражданин из публики пишет на доске, в колонку пять четырехзначных чисел. Хейфец подбегает к доске, напряжено вглядываемся в цифры и через 3–5 секунд называет точную суммy этих чисел. Проверяет, складывает вслух — 42733. Правильно...

Опыт второй. На доске пишут, не в организованном порядке, а вразброс, «вверх ногами», вкривь и вкось, во всех углах и посередине 10–12–15 трехзначных чисел. Несколько молниеносных взглядов на доску..., на 2–3 секунды позже, чем в первом опыте Хейфец сообщает итог. Проверяем — правильно. Этот опыт был повторен трижды с одинаковым успехом.

Хейфец немедленно сосчитывает не только числа на доске, но и любые предметы, попадающие в поле его зрения. В кондитерской он мгновенно определяет наличное количество пирожных, в гастрономической лавке «угадывает» число коробок с консервами, конфет, сыров. На отчетном вечере Хейфец чрезвычайно быстро и безошибочно при одном взгляде, определял количество зрителей, присутствовавших в зале.

Опыт третий. На столе раскладываются три группы небольших деревянных полушарий — зеленых, красных, желтых. Хейфец через 2 секунды посмотрев на стол, говорит: 33 красных, 24 желтых. 28 зеленых, 85 всего. Подсчитали — совершенно верно.

Опыт четвертый. На двух столах разложены четыре группы по 15–20 карт. Опять только 2–3 секунды и Хейфец правильно называет количество карт, заключающихся в каждой группе в отдельности и во всех вместе.

Опыт пятый. Карты раскладываются в виде прямоугольника. Один только взгляд — и Хейфец совершенно точно определяет суммы очков карт, составляющих основание, вершину и боковые стороны прямоугольника.

Наконец, Хейфец блеснул и исключительно развитой памятью на слова, мнемотехникой. По его рассказам, он запоминал только один раз услышавши, 300, 400, 500 и 600 слов. Трудных, длинных, многосложных, неудобопроизносимых, взятых из разных языков. Терминов, мало употребительных в житейском обиходе, бессмысленных сочетаний звуков. На этот раз он запомнил и, не глядя на доску, на которой были написаны эти слова, повторил услышанных 22 слова. Среди них были такие словечки, как Афанасопуло, перпендикуляр, гексаметрауротропин, ферро-марганец, консорциум, эйлмолгорахамим, паранджа и т.п. Хейфец Назвал их в последовательном порядке, потом в обратном порядке, называл по номеру соответствующих слов и по слову — номер.

Несмотря на крайне неблагоприятные внешние условия — в зале царил все время шум и смех — Хейфец почти ни разу не ошибся.

Опыты Хейфеца — не фокусы, не штукарство, к ним нельзя найти ключа, шифра. Они лишены какого бы то ни было автоматизма и недоступны человеку средних и даже высоких способностей.

Это — исключительный и живой умственный процесс.

М. Э.

Счетчик Хейфец в программе Краснодарского цирка
Журнал «Цирк и эстрада», № 4 (54), март 1929, 4 стр. обл.

Александр Хейфец в программе Ивано-Вознесенского цирка
Журнал «Цирк и эстрада», № 8 (58), июнь 1929, 3 стр. обл.

Из книги Ю.А. Дмитриева «Русская советская эстрада, 1930–1945: Очерки истории», 1977, стр. 362–363

Из числа других артистов так называемых оригинальных жанров назовем математиков, оперировавших большими числами: деливших их, множивших, складывавших, вычитавших, извлекавших корни, возводивших в квадрат и куб. В этом жанре выступал А. Хейфец. В очках, обычном костюме, с небрежной прической, он производил впечатление человека немножко, как говорится, «не от мира сего». Нельзя сказать, чтобы его опыты отличались особенной сложностью. Он называл число зубцов на расческе, количество кружков, нарисованных кем-нибудь из зрителей на грифельной доске, складывал в уме столбец, состоящий из шести шестизначных цифр, множил два семизначных числа. Но действовал Хейфец темпераментно, иногда шутил со зрителями. И всегда работал в контакте со зрительным залом, часто просто находясь среди публики. Успех Хейфец имел большой.


Из книги И.К. Символокова «Как я завоевал золотую магическую палочку», 1979, стр. 48–49

Из счетчиков-моменталистов мне довелось видеть лишь одного артиста — Б. Хейфеца1. Это был уже немолодой, склонный к полноте человек. Выступал он в простом, «жизненном» костюме, небрежно сидящем на нем. Хейфец произносил слова скороговоркой, грассируя. Но счетчиком был замечательным. Сначала он решал в манеже всевозможные арифметические задачи, а в конце выступления инспектор, объявляющий номера, предлагал зрителям разложить на барьерной дорожке любые предметы в любом количестве «и артист, — говорил инспектор, — мгновенно подсчитает их». Хейфец порывисто бросался вперед, ходил по кругу своей суетливой походкой, низко и также рывком нагибался над гребешком, горстью монет или коробком спичек (если деньги или спички лежали плотной кучкой, он нервно рассыпал их) и тотчас выпрямлялся, бормоча что-то про себя. Мгновение — и артист громко произносил, отвернувшись: «Проверьте: тридцать семь монет. Из них — две по копейке, пять по три копейки, четыре пятака, тринадцать гривенников, шесть по пятнадцать, семь по двадцать. Общая сумма — три рубля девяносто семь копеек». На все это ему требовалась какая-то секунда. Просто поразительно!


Из книги Михаэля Моисеевича Кунина «Феномен Михаила Куни», 2003, стр. 170–1712

Феноменальная память, мгновенное определение количества предметов и экстрасенсорные способности у отца были врожденные. Его двоюродный брат Александр Хейфец также обладал подобными способностями, но был страстным игроком в преферанс. До середины 1930-х годов жил в Москве. Играл на большие деньги. А такие деньги, естественно, были только у крупных чиновников, партийных деятелей. Все они желали его обыграть, что было практически невозможно. Но однажды он обыграл кого-то «не того». И был сослан в Магадан. Однако слава его среди преферансистов была так велика, что и здесь нашлись любители сразиться с ним. Опять же в основном это были крупные партийцы, начальники лагерей и т.п. Поскольку главной страстью его были книги — он стал обладателем баснословной библиотеки, которую впоследствии завещал городу.

Один раз в начале 1920-х годов Александр Хейфец все же уговорил папу сыграть в карты на деньги. Естественно, папа выиграл. Много. Но мама категорически воспротивилась, деньги вернули, и больше папа никогда карты в руки не брал.


1 В книге ошибочно указан инициал «Б» вместо правильного «А». Видимо, автор спутал А.И. Хейфеца с однофамильцем — цирковым фокусником Б.С. Хейфецем. Это и другие разночтения стали отправной точкой для поиска артиста-счетчика. Подробнее см. здесь и здесь.

2 Достоверность сведений, изложенных в книге Михаэля Кунина (сына Михаила Куни), вызывает серьезные сомнения. Родственники Александра Хейфеца, включая его дочь Януарию Александровну Сивкову, отрицают, что он жил в Москве. Они также ничего не знают о его пагубной страсти к карточной игре и «баснословной» библиотеке, якобы переданной в дар какому-то городу. При этом как потомки Куни, так и родня Хейфеца, признают, что они были двоюродными братьями. Правда, документальных подтверждений этому пока не найдено.