Кто есть кто в отечественном иллюзионном жанре
 Все  А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Я 
 

ЛАУЭНБУРГ Лазарь Эммануилович (р. 1949)

Помогите с информацией об этом человеке!

Лазарь Эммануилович Лауэнбург (р. 4.04.1949) — цирковой артист, жонглер, фокусник, постановщик иллюзионных номеров в театре. Живет и работает в Санкт-Петербурге. Среди его театральных работ: «Крошка Цахес» (режиссер-постановщик А.В. Петров, ТЮЗ им. А.А. Брянцева, 1997 год), «Страсти по Каштанке» (автор идеи и режиссер-постановщик А.В. Петров, детский музыкальный театр «Зазеркалье», 1998 год).


Литература:
  1. Сердобольский О. Автограф в антракте. Когда играют нами зеркала... Байки Александра Петрова // Санкт-Петербургские ведомости, № 206, 31.10.1997;
  2. Мазурова С. Бандурин — Вашуков: Мы остались одни // Восточно-Сибирская правда, 20.04.2002.

Из интервью Олега Сердобольского с режиссером Александром Петровым «Автограф в антракте. Когда играют нами зеркала...»

Опубликовано в газете «Санкт-Петербургские ведомости», № 206, 31.10.1997

 Я никогда не устаю работать в своем театре, хотя случается что-то делать и на других сценах. Например, в ТЮЗе я ставил сказку Гофмана «Крошка Цахес». Спектакль таинственный, волшебный, и для сцены исчезновения кофейника нам понадобился фокусник. Мне посоветовали обратиться к иллюзионисту Лазарю Лавуэнбургу. Он оказался истинным фанатиком своего дела. Ходил с какими-то веревочками, ниточками, дощечками, без конца просил переделать то одно, то другое. И так он всех достал своей дотошностью, что в постановочной части его стали тихо ненавидеть. Заслышав его шаги, закрывались изнутри на ключ. Тогда он стучал в окно и говорил:

— Братцы, здесь не фанера должна быть, а оргстекло.

Признаться, я и сам уже был не рад, что связался с ним. Актеры забывали про игру, думая только об одном — не сорвется ли фокус. Наконец со стонами и проклятьями все было сделано, как требовал наш мучитель. Играем премьеру. В антракте, как раз перед эпизодом с кофейником, что-то там у фокусника опять сломалось. Но он проявил железную выдержку, покопался в своей системе и все поправил, лишь на несколько минут задержав начало второго действия. Когда актеры дошли до этой сцены, я закрыл глаза и подумал: ну, сейчас опять будет какая-нибудь лажа. И тут по залу прокатилось «а-а-а-а-ах». Тысяча ртов сделала непроизвольный вдох: кофейник — исчез! Все были потрясены... И тогда я понял, что фокус как проявление некоей тайны и творческого превосходства мастера над прозой жизни — действует наповал.

За это чудо я простил Лазарю все его занудство. Мы расцеловались. Между прочим, никто ведь не подумал, что пришлось самому фокуснику пережить, связавшись с такой чудовищной организацией, как театр. Все мы — мастера фокусничать, а вот растворить кофейник в пространстве способны, по-моему, только истинные чародеи.


Из интервью Светланы Мазуровой «Бандурин — Вашуков: Мы остались одни»

Опубликовано в газете «Восточно-Сибирская правда», 20.04.2002

А какие раньше были сборные концерты! Мы пытаемся рассказывать об этом своим детям. И синхробуффы были, и акробаты, и темповые жонглеры... К примеру, прекрасный артист Лазарь Лауенбург кидал всего пять шариков, но так, как никто больше! Все, что можно было ими делать, он делал.