Кто есть кто в отечественном иллюзионном жанре
 Все  А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Я 
 

НЕН САИБ — КУЦЕПАЛОВ И. Е., КАРМАЛИНСКИЙ

НЕН САИБ — КУЦЕПАЛОВ И. Е., КАРМАЛИНСКИЙ
Помогите с информацией об этом человеке!

Нен Саиб, варианты написания псевдонима: Нен-Саиб, Нэн-Саиб, настоящее имя Куцепалов И.Е., возможно, Кармалинский (? – ?) — факир, выступавший в России в начале XX века с традиционными номерами неуязвимости и нечувствительности к боли. Член РОАВИЦ (Российское общество артистов варьете и цирка), членский билет № 301. В 1913 году работал с импресарио Г.К. Шенком, ассистентками Л. Зунь и Ф. Афанасьевой.

Псевдонимом артиста предположительно стало имя героя восстания сипаев в Индии Нана Сагиба (Nana Sahib) в старой транслитерации. Нен Саиб представляет тот редкий, едва ли не уникальный случай, когда известен не только псевдоним, но и настоящее имя дореволюционного факира. Однако здесь не обошлось без казуса. Имеются три (!) варианта фамилии исполнителя: Кармалинский, Карлинский и Куцепалов. Первый вариант попал в прессу после скандала в Ялте 28 октября (10 ноября) 1909 года, когда артист неожиданно резко выступил против произвола местной полиции (см. ниже статью «Факир из... Тулы»). А.А. Вадимов и М.А. Тривас, очевидно, знали об этом инциденте и включили фамилию тульского «крестьянина Кармалинского» в свою книгу «От магов древности...». При этом по недосмотру авторов или редакции был утрачен один слог — Кармалинский превратился в Карлинского. Впоследствии эта ошибка ввела в заблуждение ульяновских краеведов, решивших, что Карлинсий — выходец из села Карлинское Симбирской губернии, хотя правильнее было бы искать его корни в селе Кармалы Чистопольского уезда Казанской губернии (ныне Нижнекамский район, Татарстан).

В списках РОАВИЦ Нен Саиб значился как Куцепалов И.Е., проживающий на станции Сновская Либаво-Роменской железной дороги (ныне город Сновск, Черниговская обл., Украина).

Чем объясняется «раздвоение личности» Нен Саиба на Куцепалова и Кармалинского пока неясно. Это либо два исполнителя, один из которых воспользовался псевдонимом другого, либо журналистская небрежность, приведшая к радикальному искажению имени артиста. Нельзя также исключать, что после скандала в Ялте Кармалинский сменил фамилию на Куцепалов, а впоследствии нарочито предостерегал в рекламе о засилье подражателей. Тем самым факир убивал двух зайцев: с одной стороны, подчеркивал востребованность своего номера, с другой — дистанцировался от прежнего «я», неявно выставляя крестьянина Кармалинского одним из плагиаторов. Впрочем, это лишь догадки и предположения.

В мемуарах клоуна Дмитрия Альперова «На арене старого цирка» утверждается, что Нэн Саиб демонстрировал номер «Живой труп», который у нас в России обычно ассоциируется с репертуаром факира Каспарди. Ошибался ли Альперов или артист действительно исполнял этот экстремальный трюк, предстоит выяснить. Поиск продолжается...


Биографические сведения, почерпнутые из разных источников (даты указаны по старому стилю):
  • 1909, 28 октября — выступление в городском театре Ялты, завершившееся скандалом, cм. список литературы [1, 2];
  • 1913, июнь — гастроли в Мариуполе, 8 и 9 июня в театре Яковенко «европейская знаменитость, факир мира Нен-Саиб» при поддержке импресарио Г.К. Шенка и непосредственном участии ассистенток Л. Зунь и Ф. Афанасьевой, «возвратясь из-за границы, ознакомил публику с новыми, еще здесь невиданными научными опытами гипнотизма и хирургии», cм. список литературы [3];
  • 1917, август — гастроли в Иркутске в цирке Изако cм. список литературы [6];
  • 1918, октябрь — гастроли в Иркутске «исследователя тайн индусских браминов, бушменов и гладиаторов Нэн-Саиба», cм. список литературы [7].

Благодарим за информационное содействие Ольгу Арсентьеву, Наталью Титову, Сергея Сокуренко и Александра Орлова.

Литература:
  1. О.Т. Факир из... Тулы // Подмостки, 1909, № 7, стр. 16;
  2. Факир из... Тулы // Обозрение театров, № 899, 8.11.1909, стр. 14;
  3. Рекламное объявление Нэн Саиба // Харьков: еженедельник «Мир артистов», № 1–12, 17–25.03.1912, стр. 1;
  4. Реклама гастролей 8 и 9 июня 1913 г. в театре Яковенко в Мариуполе // Мариупольская жизнь, № 2008, 7.06.1913, стр. 1; № 2010, 9.06.1913, стр. 1;
  5. Рекламное объявление с портретом // Варьете и цирк, 1913, № 8, стр. 17;
  6. Список действительных членов РОАВИЦ // Сцена и арена, 1916, № 4, стр. 17;
  7. Рекламные объявления // Сцена и арена, 1916, № 16, стр. 36; № 17, стр. 26; № 18, стр. 30; № 19, стр. 46; № 20–21, стр. 22; № 22, стр. 30;
  8. Поздравление директоров развлекательных заведений и коллег с Новым годом и Рождеством от Нэн-Саиба // Сцена и арена, 1916, № 23–24, стр. 59;
  9. Анонсы представлений цирка Изако // Иркутск: Единение, № 52–56, 2–6.08.1917, стр. 1;
  10. Анонс двух гастролей Нэн-Саиба в Иркутске // Иркутск: Дело, № 43, 1.10.1918, стр. 1;
  11. Альперов Д.С. На арене старого цирка. Записки клоуна. М.: Художественная литература, 1936, стр. 277;
  12. Богородский Ф.С. Воспоминания художника. М.: Советский художник, 1959, стр. 31;
  13. Вадимов А.А., Тривас М.А. От магов древности до иллюзионистов наших дней. М.: Искусство, 1966, стр. 227; 1979, стр. 196;
  14. Зернышки на ладони // Ульяновск: Вестник, № 8 (737), 4.03.2005.


Статья О. Т. «Факир из... Тулы», опубликованная в журнале «Подмостки», 1909, № 7, стр. 16

Впоследствии частично перепечатана в журнале «Обозрение театров«, № 899, 8.11.1909, стр. 14

Факир из... Тулы

В ялтинском городском театре давал сеансы «известный ученый, исследователь тайн браминов и факиров» г. Нен-Саиб, который демонстрировал, между прочими номерами самобичевания — «поедание раскаленного железа». 28 октября помощник «факира» для этого номера разогрел во дворе театра жаровню, на которой стал калить кусок железа. Пристав, опасаясь пожара, приказал немедленно погасить жаровню. Помощник «факира» не согласился, и пришлось поэтому прибегнуть к помощи городовых. «Секретарь» Нен-Саиба был приглашен в участок для составления протокола, а через пять минут туда же прибежал сам Нен-Саиб почти совершенно раздетый и стал шумно «вызволять» помощника. Кричал он долго и неистово, а публика терпеливо дожидалась третьего отделения. На следующий день утром факир Нен-Саиб, оказавшийся крестьянином Кармалинским, приглашен был в полицейское управление и у него отобрали подписку в том, что он не будет показывать больше опытов самобичевания, т.е. прокалывания рук, горла, языка, так как это производит на публику удручающее впечатление. Вечером того же дня состоялся последний сеанс Кармалинского — Нен-Саиба... После торжественного марша «факир» вышел на сцену и доложил собравшейся публике: «Я обещал показывать сегодня новые опыты из цикла испанских пыток, но полиция категорически запретила мне это... Вообще, полиция страшно притесняет, забрала вчера моего помощника в участок и там его избила. Прошу публику на меня не претендовать». После такого энергичного заявления со сцены в  кулисы направились дежурные полицейские чины и едва только факир докончил свой сеанс, как был приглашен в участок, где составили новый протокол» за публичное оскорбление полицейской власти и дело, в порядке чрезвычайной охраны — перейдет на усмотрение высшей администрации. Любопытно, что изучавший тайны индийских браминов после сеанса открыл чистосердечно публике свои «страшные» тайны. Оказывается, что намазавши ноги галуном, можно прыгать на битое стекло, пальмовое масло предохраняет от ожогов и т.д.

Так надувают и дурачат простодушных и долготерпеливых обывателей, охотно идущих на забористую и звонкой монетой оплачиваемую рекламу. И сколько же такого рода темных дельцов эксплуатируют доверчивых провинциалов, всегда, впрочем, падких ко всему, что носит характер сенсационного, сногсшибательного. Вся беда в том, однако, что такие случаи, как с Нен-Саибом не делаются уроком на будущее время и, вне всякого сомнения, что тот же Нен-Саиб в той же Туле сумел бы после своих «разоблачений сделать еще не один битковый сбор. Режется тело, пилятся зубы, выворачиваются глаза — и  самый обыкновенный аферист превращается в индийского брамина, будучи по паспорту каким-нибудь мещанином или крестьянином государства Российского.

O. Т.



Реклама Нен-Саиба в журнале «Варьете и цирк», 1913, № 8, стр. 17



Реклама Нэн Саиба в журнале «Сцена и арена», 1916, № 22, стр. 30


Из книги Дмитрия Сергеевича Альперова «На арене старого цирка. Записки клоуна», 1936, стр. 277

В цирке начались гастроли факира Нэн Саиба. Номер его производил неприятное впечатление. Он прокалывал себе язык, кожу на груди, мускулы, пришпиливал к телу на французских булавках небольшие гири. Его выступление кончалось тем, что на манеже вырывали могилу, он ложился в нее и его засыпали песком. В руку ему давали веревку, которую привязывали к звонку. Его разрывали только после второго звонка. Минут двадцать на манеже шли номера, а он все не обнаруживал никаких признаков жизни. Публика уже начинала волноваться. В середине номера вдруг раздавался резкий звонок.

Раздавались возгласы: «Разройте его!.. разройте!..» Публику успокаивали. Через некоторое вре­мя звонок звонил чуть слышно, как будто у звонившего уже не хватало силы звонить громче. Публика начинала, кричать: «Скорее!.. скорее». Бросались на манеж, чтобы помочь разрывать могилу.

Весь номер представлял собою нездоровую игру на нервах. Когда факир вылезал цел и невредим и шел, пошатываясь, ему устраивали бурную овацию. Номер этот назывался «живой мертвец» и сильно анонсировался. Проделывал его Нэн Саиб довольно просто. Как только факира начинали зарывать, он тотчас сгибался и становился в своей могиле на коленки и на руки, таким образом под ним образовывалось наполненное воздухом пространство, которое позволяло ему провести под землею минут двадцать.


Из мемуаров Федора Семеновича Богородского «Воспоминания художника», 1959, стр. 31

Нередко в провинциальных цирках выступали так называемые «факиры». Среди них был особенно известен «Нен-Саиб». Он выходил на манеж в индийском костюме. Номер его заключался в том, что он босыми ногами ходил по лестнице, сделанной из остро отточенных сабель и прыгал оттуда в ящик, наполненный битым стеклом. Кроме того, он протыкал себе и желающим зрителям щеки и руки длинными иглами, вливал в рот расплавленное олово и, наконец, изображал «человека-аквариум», то есть выпивал стаканом больше ведра воды, проглатывал золотых рыбок и лягушек и все извергал из себя фонтаном. А после он пил керосин и выбрасывал его изо рта горящей струей...*


* Помню, на одном из дневных представлений по приглашению Нен-Саиба вылез на манеж и я... Факир проколол мне щеки длинной иглой (кстати, это было безболезненно), и я долго ходил в «героях» среди гимназистов.


Из книги А.А. Вадимова и М.А. Триваса «От магов древности до иллюзионистов наших дней», 1966, стр. 227; 1979, стр. 196

...«Настоящий индиец, первый факир мира Нэн Саиб» (русский крестьянин Карлинский) тоже просит в афише «не смешивать его номер с разными проходимцами, называющими себя факирами, — они даже не стесняются ставить на афишах честное имя Нэн Саиб; подобные шантажисты будут преследоваться мной по закону». Но и Бен Могамед и Нэн Саиб, как и многие другие артисты, исполняли традиционные факирские трюки.


Из статьи «Зернышки на ладони»

Опубликовано 4 марта 2005 года в еженедельной газете Ульяновской области «Вестник», № 8 (737)

В 1880-х годах в России пользовался большой популярностью выдающийся факир Нэн Саиб, выдававший себя за стопроцентного индийца. В действительности он был русским крестьянином с фамилией Карлинский. После отмены крепостного права многие крестьяне получали фамилии, образованные от названий родных сел и деревень. Докопаюсь когда-нибудь до его симбирского происхождения.