Кто есть кто в отечественном иллюзионном жанре
 Все  А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Ю  Я 
 

ЧЕЧУЛИН Сергей Ионович (1894 – 1937)

ЧЕЧУЛИН Сергей Ионович (1894 – 1937)

Сергей Ионович Чечулин (21 июня / 4 июля 1894, Богородск — 25 декабря 1937, Москва) — советский физиолог и патофизиолог, доктор медицинских наук (1935), профессор (1933), организатор и популяризатор науки, один из пионеров мировой реаниматологии и советского эстрадного гипноза.

В 1917 году окончил медицинский факультет Московского университета и был оставлен помощником прозектора кафедры нормальной анатомии, а затем начал работать на кафедре патологической физиологии медицинского факультета Московского университета (с 1930 года Первый Московский медицинский институт, 1-й ММИ). С 1931 года доцент, а с 1933 года профессор и заведующий кафедрой патологической физиологии санитарно-гигиенического факультета 1-го ММИ. Получил экспериментально-методическую подготовку в лабораториях И.П. Павлова и Н.П. Кравкова. При изучении условных рефлексов экспериментально доказал зависимость секреции поджелудочной железы от характера питания животного, что стало обоснованием применения щадящих диет. Изучал гипноз. Занимаясь популяризацией науки, проводил публичные лекции с опытами гипноза.

В 1926 году совместно с С.С. Брюхоненко сконструировал «автожектор» — первый в мире аппарат искусственного кровообращения, ставший важнейшим вкладом в становление и развитие реаниматологии и трансплантологии. Провел уникальные опыты с изолированной головой собаки в условиях искусственного кровообращения, доказав возможность длительного переживания головного мозга. В 1933 году организовал в 1-м ММИ центральную научно-исследовательскую лабораторию (ЦНИЛ) — первый в стране экспериментальный центр для обслуживания научных потребностей клинических кафедр при постановке экспериментов на животных. Автор более 30 научных работ.

Скончался в 43-летнем возрасте от скоротечного туберкулеза. Похоронен в Москве на Новодевичьем кладбище (4 участок). После смерти ученого ЦНИЛ было присвоено его имя.

Его сыновья А.С. Чечулин и Ю.С. Чечулин пошли по стопам отца и стали известными физиологами.


Сочинения:
  1. Новые материалы к физиологии угасания ориентировочного исследовательского рефлекса // Архив биологических наук, 1923, т. 23, вып. 1–3, стр. 143;
  2. Чечулин С.И., Павленко С.М. Влияние желез с внутренней секрецией на периодические сокращения пустого желудка // М.: Вестник эндокринологии, 1925, т. 1, стр. 389–402;
  3.  Брюхоненко С.С., Чечулин С.И. Опыты по изолированию головы собаки (с демонстрацией прибора) // Труды II Всесоюзного съезда физиологов. Л., 1926, стр. 289–290;
  4. Брюхоненко С.С., Чечулин С.И. Опыты по изолированию головы собаки (с демонстрацией прибора) // Труды Научного химико-фармацевтического института, 1928, т. 20, стр. 7–43;
  5. Брюхоненко С.С., Чечулин С.И. Искусственное кровообращение целого организма (собак) с остановкой кровообращения // Труды Научного химико-фармацевтического института, 1928, т. 20, стр. 89–92;
  6. Брюхоненко С.С., Чечулин С.И. Переживание центральной нервной системы (головного мозга) в условиях искусственного кровообращения // Журнал экспериментальной биологии и медицины, 1928, т. 10, № 26, стр. 307;
  7. О секреции поджелудочной липазы при пережиренной диете // Рус. клин., 1929, т. И, № 59, стр. 287;
  8. Чечулин С.И., Шутова Н.Т. Влияние дифтерийной интоксикации на секреторную деятельность желудка // Труды 1 ММИ, 1934, т. 1, вып. 2, стр. 3–26.

Литература:
  1. Личное дело Чечулина С.И. / Центральный муниципальный архив Москвы (ЦМАМ), фонд 726, опись 4, дело 514;
  2. Андреев С.В. С.И. Чечулин (1894–1937) // Патологическая физиология и экспериментальная терапия, 1957, т. 1, № 5, стр. 77;
  3. Чечулин А.С. Центральная научно-исследовательская лаборатория им. проф. С.И. Чечулина // Очерки по истории 1 МОЛМИ им. И.М. Сеченова. М., 1959, стр. 714–722;
  4. Андреев С.В. Научное творчество С.И. Чечулина // Патологическая физиология и экспериментальная терапия, 1963, т. 7, № 1, стр. 92;
  5. Андреев С.В. Большая медицинская энциклопедия (БМЭ), под редакцией Петровского Б.В., 3-е изд., т. 27;
  6. Бейлин М.А. Не был, не состоял, не привлекался. М.: Человек, 2008.


Отрывок из книги Михаила Абрамовича Бейлина «Не был, не состоял, не привлекался», 2008

Энергии хватало на все, но не на то, чтобы повидать Таню. И увидел ее случайно, придя в клуб МГУ на улице Герцена на лекцию профессора Чечулина о гипнозе. Я сразу увидел, что слева, на несколько рядов амфитеатра ниже моего ряда, сидит Таня с подругой Галей. Таня прилежно записывала лекцию и не поглядела в мою сторону. А я слушал и, то и дело, глядел на нее.

Профессор окончил рассказ об истории гипноза, объяснил все материалистически и, после короткого перерыва, вновь поднялся на кафедру. Наступило самое главное — опыт массового гипноза. Профессор стоял на кафедре, высокий, худой, немного сутулый с лицом непригодным для улыбки. Он поднял руку и предложил всем смотреть на его два длинных костлявых пальца. «Вы устали, вам хочется спать, глаза слипаются», — скучным голосом повторял профессор. «Спать, спать, спать…». И говорил еще что-то. Я на пальцы умышленно не смотрел, а продолжал поглядывать на Таню. Ей тоже не хотелось спать. В душе я опасался — как бы не загипнотизироваться. Хотя, не должно быть. Профессор твердо объяснил, что здоровые люди могут быть загипнотизированы, если они не сопротивляются. Я был здоров, но сопротивлялся. Профессор умолк, и оказалось, что десяток слушателей в зале уснули. Опыт продолжался. Нескольких профессор разбудил приказом, и они понуро побрели на эстраду. Другие мирно спали. Те, что на эстраде, смотрели широко раскрытыми глазами. Я поразился и забыл обо всем на свете.

На эстраде какая-то отличница нудным голосом рассказала заданный на завтра урок по биологии. Профессор сказал ей, что она сидит на уроке на своей парте и приказал рассказать о соседях. Она угрюмо сообщила. Одному мужчине профессор велел крутить руками, и тот крутил безостановочно. Другие делали упражнения из утренней гимнастики… Гипнотическая работа кипела.

На лекции профессор объяснил, что можно загипнотизированного уложить головой на одну табуретку, а пятками на другую, и он будет лежать, как мостик. Интересно было бы это увидеть, но профессор не пожелал делать на лекции цирковой номер.

Профессор обратился к солидному мужчине в потертом пиджаке с большим животом. Я подумал, что он, наверно, завхоз. Он выглядел усталым и немудрено, что уснул. Профессор разбудил его и протянул стакан вина. «Завхоз» пригубил и на вопрос что пьет, ответил: «Вино». А на вопрос какое вино, уточнил: «Дешевый портвейн». И развеселил зал, назвав примерную цену. Потом профессор дал «завхозу» пирожное. «Завхоз» открыл большой рот и откусил половину. Профессор остановил его: «Одну минутку! Не кажется вам, что пирожное горькое?» «Завхоз» ответил, что не кажется. В пирожном хинин, сказал профессор. «Мм… нет!» — мотнув головой, ответил «завхоз» — оставшаяся половина пирожного исчезла. Все стали аплодировать, особенно школяры. Даже Таня заулыбалась. Профессор не смутился и, постучав по столешнице кафедры, сказал: «Тише, тише. Все бывает».

В зале, на своем месте, склонив голову на откидной столик, тихо спал военный моряк в красивой форме. Настал его черед. Профессор, разбудив моряка, сказал, что он трижды стукнет по столешнице и моряк должен встать и прокричать «Ку-ка-ре-ку!». В полной тишине прозвучали три удара костяшками пальцев. Моряк медленно поднялся, но не прокукарекал. Еще три удара, и все видят, что моряк стоит, мучается, но молчит. Профессор повторил свой сигнал, но моряк, опустив голову, промычал: «Н-не могу…». «Вот это моряк!» — подумал я. Взглянул на Таню, но встретил взгляд ее подруги.

Я, конечно, боялся быть загипнотизированным, потому, что в зале была Таня. Больше я ее не видел.