Кто есть кто в отечественном иллюзионном жанре
 Все  А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Я 
 

ШАГ-НОВОЖИЛОВ Анатолий Сергеевич (1910 – 2007)

ШАГ-НОВОЖИЛОВ Анатолий Сергеевич (1910 – 2007)

Шаг-Новожилов (настоящая фамилия Новожилов) Анатолий Сергеевич (21.11.1910, Финляндия – 18.05.2007, Москва) — иллюзионист, изобретатель иллюзионных трюков, режиссер. Заслуженный артист Белорусской ССР (1963). Участник Великой Отечественной войны.

В 1925–1927 занимался в акробатической студии В.В. Ротальского (Ленинград). С 1927 выступал как акробат-эксцентрик со своим наставником Алексеем Григорьевичем Швецовым (отсюда псевдоним Шаг, составленный из первых букв фамилии, имени, отчества); в конце 1920-х гг. работал в качестве музыкального эксцентрика с В. Михаллини и коверного клоуна в коллективе под руководством И. Чарского. С 1930 начал заниматься манипуляцией и фокусами. Первое иллюзионное представление на политическую тему Шаг подготовил во время службы в армии (1932); после демобилизации (1934) стал работать в иллюзионном жанре профессионально. Среди его тематических программ: аттракцион «Если завтра война» (1937), «Победа» (1946), «Фокусы на международной и цирковой арене» (1951). Особо выделялся аттракцион «Чудодей Егорыч» (1956), в основе которого лежали комические похождения индийского факира, чудаковатого униформиста Егорыча и современного маэстро иллюзионного искусства. Эти три роли Шаг мастерски исполнял, мгновенно трансформируясь. В 1941 году ушел на фронт пулеметчиком, встретил Победу командиром стрелковой роты. Участник обороны Севастополя.

В 1962–67 Шаг возглавлял Белорусский цирковой коллектив, где создал как сценарист и режиссер (соавтор Д. Вурос) спектакль «Будьте здоровы, живите богато!». Для своего личного выступления подготовил новую программу, составленную из иллюзионных миниатюр. В финале, словно по волшебству, возникал на всем пространстве манежа яблоневый сад в цвету, который после мгновенного затемнения зала превращался в колосистое поле ржи. Оставил манеж в 1969, творческую деятельность продолжал в качестве режиссера, изобретателя и постановщика иллюзионных трюков. Среди выпущенных им номеров: «Горянка и пастух» (артисты А. и М. Акопян), «Иллюзионная шутка» (артисты О. и С. Нефедьевы), «Дедушка и внук» (артисты Сомовы) и др. Придумал и подготовил иллюзионные трюки для спектаклей: «Под цыганским шатром» (1957), «Последний звонок» (1960), «Руслан и Людмила» (в Большом театре, 1972), «Волшебный кристалл» (в Лужниках, на водном стадионе, 1960), «Старик Хоттабыч» (1965) и «Руслан и Людмила» (1979) в Ленинградском цирке, «Мишка в Олимпийском» (1980), «Кошачьи фокусы» (в Театре кошек, 1996). Автор мемуаров.

Похоронен в Москве на Востряковском кладбище (уч. 6).


Сочинения:
  1. Былое не исчезает. Записки иллюзиониста. М.: 1997, самиздат;
  2. Меченый цирком. 1999, 225 стр., самиздат, 200 экз.;
  3. Анекдоты для мужчин, собранные за тридцать лет. 220 анекдотов. Самиздат, 80 стр.;
  4. Цирк, война и любовь. М.: ИВЦ «Маркетинг», 2003, 148 стр.

Литература:
  1. Приволжская правда, 21.11.1936;
  2. Цирк. Иллюзионный аттракцион. Анатолий Шаг [афиша] / Управление цирков, Циркобъединение. 1953;
  3. Родинский Д. По городам Белоруссии // Советский цирк, 1962, № 11, стр. 15;
  4. Болотин Н. Фронтовой друг // Советский цирк, 1963, № 5 (68), стр. 6;
  5. Гершуни Е. Дела волшебные // Советская эстрада и цирк, 1965, № 9 (96), стр. 14;
  6. Вадимов А.А., Тривас М.А. От магов древности до иллюзионистов наших дней. М.: 1966, стр. 255–258; 1979, стр. 219–221;
  7. Местечкин М.С. В театре и в цирке. М.: Искусство, 1976, стр. 225;
  8. Шнеер А., Коган М. Не знающий устали // Советская эстрада и цирк, 1980, № 11, стр. 28–29;
  9. Ухарова В. Лукоморье на арене // Известия, № 200 (19876), 25.08.1981, стр. 6;
  10. Гортинский Е. Сказка для детей и взрослых // Советская эстрада и цирк, 1982, № 4, стр. 12–14;
  11. Тучкова А. Иллюзии Шаг-Новожилова // «Фигуры и лица», № 12 (75), 28.06.2001;
  12. Лабутина Ж. Обыкновенный волшебник;
  13. Шаина Е.Ю. Парад-алле на афишной тумбе. Рисованный цирковой плакат: искусство vs реклама. СПб: «Балтийские сезоны», 2014, стр. 150, илл. 88.

Статья Н. Болтина «Фронтовой друг» в журнале «Советский цирк», 1963, № 5 (68), стр. 6

ФРОНТОВОЙ ДРУГ

...1942.

Наша армия отходит к Волге.

Пыль, гарь, огонь.

На душе скверно, горько.

Вечером, когда утих бой, в избе-читальне донского хутора остановилась на ночлег группа солдат и офицеров. Чадила коптилка, сделанная из гильзы. У всех нашлось свое дело: подлатать сапог, почистить винтовку, написать письмо, которое неизвестно когда можно будет отправить... Общая беда — нет курева. Пробовали листья, полынь — не вышло.

Молчат люди. Тяжело. И вдруг молодой боец или офицер — в темноте разве разберешь — громко спросил:

— Товарищи, кто хочет закурить? Все повернулись к нему, но молчали. Вопрос был вроде, скажем, «кто хочет сейчас пойти в Большой театр?». Но спросившего это не смутило. Он подошел к молодому солдату, сидящему у коптилки:

— Дай пилотку.

Тот удивленно посмотрел и дал.

— Пустая? Все видят? А теперь — раз, два, три... Пилотка завертелась в руках, и вдруг из нее выскочила... пачка махорки, за ней — вторая, а потом — лента папиросной бумаги.

Разрыв тысячекилограммовой бомбы, пожалуй, не произвел бы такого впечатления, как это «чудо». На лицах людей расцвели улыбки. Как будто светлей стало в избе, и на душе полегчало. Ведь улыбка — могучий исцелитель от всех трудностей и лишений. Эту истину, как выяснилось позже, хорошо знал наш фокусник. Он не просто роздал бойцам полученную на складе махорку, а применил свое искусство иллюзиониста, чтобы поднять настроение солдат.

Так впервые встретился я с Анатолием Сергеевичем Шаг-Новожиловым — артистом цирка и чудесным мастером улыбок. Когда грянула война, он ушел на фронт, стал смелым пулеметчиком и автоматчиком. Он оборонял Крым, участвовал в битве на Волге, форсировал Сиваш и штурмовал Севастополь. В бою он был отважным воином. В минуты затишья Анатолий Сергеевич — снова артист: и иллюзионист, и чтец, и «веселый повар».

...1948. Севастополь. Город еще в руинах. Примитивная летняя сцена — светлый островок среди каменных развалин. Зрители — строители города. Они еще живут в палатках. Да и в номере гостиницы, где остановился Анатолий Шаг, два окна заложены камнем.

Аплодисменты зрителей — словно взрывы. А лица — радостные. «Здорово работает наш артист!» Его уже называют «нашим».

...1962. Белорусский коллектив показывает в новом прекрасном симферопольском цирке свою программу «Будьте здоровы!». В каждом номере чувствуешь влияние художественного руководителя коллектива — Анатолия Сергеевича Шага — улыбку, добрую и заразительную.

Выступает Новожилов. Чудесные трюки, великолепный реквизит. Как тут не вспомнить фронтовую «аппаратуру» — солдатскую пилотку и чадящую коптилку из гильзы.

Но точно так же, как в суровые военные годы, артист советского цирка Анатолий Шаг дарит людям радость. Он всегда в строю — мой фронтовой друг, вчерашний боец, а сейчас мастер циркового искусства.

Н. Болтин,
журналист, майор запаса

Из книги А.А. Вадимова и М.А. Триваса «От магов древности до иллюзионистов наших дней», 1966, стр. 255–258; 1979, стр. 219–221

 Бурный рост национальных культур вызвал к жизни талантливые артистические силы и в союзных республиках. Появилась новая плеяда молодых советских иллюзионистов. Они успешно развивают новое направление.

Интересные сюжетные номера и представления создал заслуженный артист Белорусской ССР иллюзионист Шаг (Анатолий Сергеевич Новожилов, род. 1910). Когда Кио пришел в цирк, имея за плечами десятилетний опыт работы на эстраде, Шаг еще не начинал готовить свою первую иллюзионную программу. Старшие собратья экспериментировали в столице, на виду у всех, а Шаг работал на периферии и его «находки» и достижения не пользовались вначале большой известностью.

Между тем работы Шага всегда отличались своеобразием. Он каждый раз изобретал новый технический принцип для создания необходимого ему трюкового эффекта. В то время как старшее поколение иллюзионистов неизменно ломало себе голову над тем, где в данных условиях устроить незаметный «сервант», — Шаг всегда искал прием, позволяющий в нужный момент отвлечь внимание зрителя, чтобы дать возможность ассистентам спокойно унести реквизит с манежа.

Последовательно разрабатывая в течение многих лет приемы создания сюжетных иллюзионных представлений, Шаг всякий раз находил или изобретал такие трюки, которые убедительнее всего выразили бы мысль номера, а не приспосабливали содержание к старым трюкам. У него был свой творческий почерк — пристрастие к броским, крупным декоративным эффектам, выражающим мысль в ярких зрительных образах. Он всегда добивался, чтобы эти зрительные образы были обобщающими, емкими. В этом отношении творчество Шага сродни некоторым изобразительным приемам искусства кино.

Свою первую работу — «У нас и у них» — Шаг выпустил в 1934 году. В обозрении, еще незрелом в художественном отношении, были, однако, образы, как бы символизировавшие два мира. Запомнилась звенящая секира, отрубавшая человеку голову, и вцепив-шаясн в рукоятку секиры крошечная фигурка Гитлера, дрожавшего от ярости и злобы. Социалистический мир символизировала бесконечная масса маленьких тракторов, комбайнов и паровозов, которые артист вынимал из крошечного макета завода. Мы без труда узнаем здесь по-новому осмысленные традиционные трюки «обезглавливание» и «неисчерпаемая шляпа». Но даже эти яркие стержневые образы носили еще иллюстративный характер.

Из своего первого опыта Шаг сделал важный вывод: значительные темы нельзя решать мелкими средствами. И в обозрении «Если завтра война» масштаб изобразительных приемов был соразмерен с содержанием.

Интересен финальный эпизод. Получено известие о том, что враги нарушили советскую границу. На заднем плане сцены эскадрильи самолетов взмывали к небу и исчезали за облаками. Вдруг большой самолет с советскими опознавательными знаками влетал в зрительный зал, пикировал над головами публики и разбрасывал листовки, призывавшие каждого быть готовым к обороне Родины. В это время сам Шаг, стоявший на авансцене во фраке, мгновенно превращался в красноармейца в шинели и с противогазом, а цветущий розовый куст рядом с ним — в танк.

Трюк Шага

«Кто с мечом к нам войдет, от меча и погибнет!» — говорил артист, заканчивая спектакль.

Приемы иллюзионной феерии полностью служили здесь современной теме, притом уже не в сатирическом, а в патетическом плане. Финальная сцена представляла собой не отвлеченную аллегорию, как это было у предшественников Шага, а реалистический эпизод, который благодаря своей яркой выразительности поднимался до художественного обобщения.

Уже эти первые работы Шага привлекли к себе внимание. Периферийная печать отмечала, что «молодой артист и изобретатель внес в этот вид искусства политическое содержание, отвечающее требованиям нашего времени»1.

Всю войну Шаг сражался пулеметчиком в десантных войсках. После победы вернулся на работу в цирк, продолжая развивать и совершенствовать приемы сюжетного использования иллюзионных трюков. В новой, послевоенной программе «Иллюзионные миниатюры» Шаг нашел немало оригинальных решений международных, бытовых и антирелигиозных тем.

В последней программе, включенной в спектакль Белорусского циркового коллектива, Шаг демонстрировал эпизоды, совершенно новые по своему характеру, в них образно выражались значительные темы современности.

На пустом манеже вмиг вырастало пшеничное поле, которому, как кажется, конца-краю не видно. Среди высоких колосьев ходили парни и девушки... И образ сегодняшней Советской Белоруссии возникал перед нами.

Вот приносят глыбу черного антрацита. Иллюзионист опускает ее в огромный стеклянный ящик — и антрацит превращается в бесконечные полосы разноцветных тканей и мехов, многочисленные ассистентки тянут их во все стороны, подхватывая из рук Шага и кружась хороводом по манежу. Еще мгновение — и внешность всех ассистенток меняется: они оказываются одетыми в платья и шубки из тех же тканей и мехов. А из стеклянного сосуда возникают новые и новые пестрые ткани, заполняя чуть ли не все пространство манежа.

Как бесконечно далек описанный эпизод от старинного «неисчерпаемого цилиндра», технической основы этого трюка. В нем ярко выражена мысль о техническом прогрессе нашей страны, поставленном на службу благосостоянию народа.

Программа Шага отличалась светлым, веселым юмором, в ней немало остроумных находок. Таков эпизод в комбинате бытового обслуживания, где живая белая кошка в прозрачном сосуде превращалась в черную, а затем ей возвращали первоначальный цвет. Директора комбината клиенты буквально разрывали на части — ассистенты уносили в разные стороны его голову, руки, ноги и туловище. Человек, выбежавший из зрительного зала на манеж, попадал в котел, где превращался в лилипута. Потом зрителю возвращали его прежний рост, и он, удовлетворенный, садился на свое место.

В финале представления весь цирк мгновенно превращался в цветущий бело-розовый плодовый сад, в котором щебетали птички и, казалось, солнце играло в каплях росы. Впечатление поистине волшебное.

Так в поисках приемов выражения значительных тем современности Шаг постепенно увеличивал их масштаб: сперва ограничивался неожиданным появлением предметов и превращением их из одного в другой, затем мгновенно изменял собственную внешность и, наконец, пришел к неожиданному трюковому преобразованию всего игрового пространства цирка.


1 «Приволжская правда», 1936, 21 ноября

Следующим отрывком было дополнено второе издание книги, 1979, стр. 221

Уйдя на пенсию, А.С. Шаг передал свой аттракцион ученику, представителю старинной династии цирковых артистов, Юрию Кирилловичу Авьерино. Он добавил несколько новых трюков. Аттракцион в его исполнении с большим успехом был показан в ГДР, Венгрии, Польше, Болгарии, Японии, Австрии и других странах. В Мексике Ю. Авьерино отмечен дипломом профессора иллюзий.


Не знающий устали

Статья А. Шнеера и М. Когана в журнале «Советская эстрада и цирк», 1980, № 11, стр. 28–29

Заслуженный артист БССР
Анатолий Сергеевич Шаг-Новожилов
НЕ ЗНАЮЩИЙ УСТАЛИ

Радость доставляет встреча с человеком, который не старается быть привлекательным, а покоряет природой своей: непосредственный, искренний во всем. Таков Анатолий Сергеевич Шаг-Новожилов. Человек творческий, по существу, Шаг-Новожилов изобретатель, рационализатор. У него бесконечное множество задуманного. Его домашняя мастерская в Ялте — это лаборатория, скопление инструментов и материалов, из которых можно изготовить нужную деталь для циркового аппарата. Идеи аппаратов иллюзионных аттракционов и номеров других жанров возникают у Анатолия Сергеевича постоянно. Ни у кого, пожалуй, нет такого обилия придуманного, как у него. Придуманного и часто не осуществленного. Однако каждое изобретение им столь выверено, что может в любой момент быть использовано. Это — богатейшая кладовая, волшебный запасник, мир технических чудес, рожденный выдумщиком из страны цирка. «Я уважаю изобретателя, его увлеченность, его талант, — говорил Шагу известный иллюзионист А. Вадимов. — Я поэтому в своих книгах не разоблачил ни одного твоего трюка. И ненавижу тех, кто берет у других и выдает за свое».

Артисты, встречавшиеся с А. Шагом-Новожиловым в программах, восхищенно говорят о его умении все делать своими руками, о его необыкновенной трудоспособности.

Подростком в 1924 году Анатолий Новожилов поступил в ФЗУ. В 1927 году стал модельщиком пятого разряда. Для этого нужно было знать литейное дело, быть специалистом токарем по дереву, в совершенстве читать чертежи. И уже тогда, в ученические годы, Анатолий пристрастился к цирку.

В 20-е годы Новожилов уже выступает в программах в Днепропетровске, Умани (цирк Дротянкина), на Волге у Васильева, в Херсоне (у дяди Пуда), в Николаеве в коллективе под руководством И. Черского — в самом различном амплуа — в качестве акробата-эксцентрика, акробата-прыгуна, коверного, музыкального эксцентрика. У Сержа прошел жокейскую школу.

Однажды в Бердичеве, куда выехали с программой артисты, громадные афиши зазывали на представление, будоража воображение необыкновенными номерами. Один из участников представления иллюзионист Бен-Бахар, решив, что успех зависит лишь от него, потребовал себе 50 процентов сбора. Труппа возмутилась. Особо протестовал юный Новожилов. Бен-Бахар уехал. Тогда, с согласия товарищей, Новожилов взялся заменить Бен-Бахара. В течение трех дней он изготовив своими руками все необходимое, удачно показал номер иллюзии. Это было в 1929 году.

Судьба привела Новожилова в Харьков. Здесь он сделал легкую аппаратуру для фокусов, манипуляции, успешно прошел просмотр в филармонии. Вслед за демонстрацией фокуса шло его разоблачение и тут же — новое засекречивание. Для тех лет это было непривычно. Одновременно Шаг выступал как чтец, конферансье, акробат, танцор. Лишь через два года для Шага-Новожилова жанр иллюзии стал главным. Произошло это так. Призванный в армию, он был включен в концертную команду Дома Красной Армии. Тогда, в 1934 году, он создал иллюзионно-трансформационный аттракцион «У них и у нас». После демобилизации, продолжая совершенствовать аттракцион, Шаг создал новое представление «Ось Берлин — Рим — Токио» (1938 г.). В самый канун Великой Отечественной войны он показал аттракцион «Если завтра война».

Из предвоенной творческой деятельности Шага следует назвать его участие во Всесоюзном конкурсе эстрады. Второй тур проходил в Москве, в помещении Театра имени Евг. Вахтангова. Но конкурсу не суждено было завершиться — началась война.

В свою часть Шаг явился на третий день войны. Он был пулеметчиком команды воздушно-морского десанта, входил в состав морской бригады. Был командиром стрелковой роты. Не однажды Шаг вел диалог со смертью и в бою и в стихах, которые рождались у него в огне сражений:

«...Твоя коса, как на прямой наводке,
Ты не пугай меня, ей-богу не боюсь!» 

В 1944 году Шаг стал членом КПСС.

После войны Шаг выпустил аттракцион «Победа» (1946 г.), в основу которого положил фельетон «Это сделано у нас» В. Масса и М. Червинского.

Масштабнее и политически острее был новый аттракцион Шага «На цирковой и международной арене» (1951 г.). Так, например, американский сателлит просил у дядюшки Сэма хлеб. Тот преподносил ему на блюде огромную буханку. Но когда сателлит брал ее, у него в руках оказывался танк. Броско решалась тема долларовой помощи. Шаг на вопрос коверного «Что это такое?» — брал огромный чеканный доллар, бросал его коверным. Как только доллар попадал к ним, руки их оказывались прикованными к доллару длинными цепями. Они старались высвободиться, вырваться из цепей, но цепи еще крепче сжимали их.

Миру капитализма противостояла наша Родина, страна труда. На виду у зрителей манеж  преображался,  возникали разноцветные фонтаны фейерверка. Праздничное зрелище завершало все действие. Здесь снова, как и в предыдущих работах, раскрывалась творческая позиция Шага-режиссера: «Каждый раз, готовя новый аттракцион, трюковые решения я определяю темой и никогда тему не подгоняю к трюку».

Успех вдохновил Шага на новые поиски, он решал задачи артиста, исполнителя. В новом аттракционе «Чудодей Егорыч» (1956 г.) Шаг исполнял три роли — старшего униформиста Егорыча, факира и артиста во фраке, демонстрирующего трюки. Эти превращения-перевоплощения происходили мгновенно перед зрителем на манеже. В финале Шаг обращался к теме изобилия, раскрывавшейся в эффектнейших придуманных трюках. Изобретательность мастера была неистощима. Когда казалось, что неполадки не могут быть устранены, Шаг находил решение, которое удивляло всех своей кажущейся несложностью.

Шла работа над совершенствованием известнейшего сейчас чуда — молниеносного появления цветущего сада. Техника «заедала». Деревья появлялись не одновременно — впечатление рушилось. И вот, когда казалось все испробовано, Шаг нашел простейшее решение. Сигналом для начала трансформации послужили стихи, написанные артистом И. Фридманом:

«Цветет на манеже весна золотая,
Что может быть ярче и краше ее?
Родному народу от края до края
С любовью несем мы искусство свое»

Как только заканчивалось чтение этих строк, срабатывала хитроумная придумка, и появлялся сад в цвету. Кстати, в более развернутом и технически совершенном виде этот сюжет нашел свое воплощение в программе Белорусского коллектива «Будьте здоровы, живите богато!»

Шаг-Новожилов — один из тех, чье искусство выдумки сохраняет цирку его необычность, зрелищность, праздничность. Он незримо присутствует своим творчеством иллюзиониста-изобретателя в немалом числе произведений искусства манежа, созданных в минувшие десятилетия. Вспомним детское представление «Последний звонок» (1959 г.), осуществленное режиссером Н. Зиновьевым на стадионе «Динамо». Оно привлекало изобретенным Шагом превращением двухсот черно-коричневых парт в белые палатки, а у школьников зимняя форма превращалась в летнюю пионерскую одежду.

Для воздушного номера Е. Аванесовой Шаг придумал в 1958 году летательный аппарат. Авторству Шага принадлежит калящий котел в представлении «Под цыганским шатром» (1956 г.). Котел этот по ходу действия цыганки наполняли молоком, а потом из котла в хороводе цветных фейерверков появлялась героиня.

Участвовал Шаг в разработке и создании фокусов для водной феерии к Всемирному фестивалю молодежи и студентов в 1957 году. Из подобного рода работ Шага, покоряющих удивительной фантазией, изобретательностью, было его хождение по воде, которое он демонстрировал на водном стадионе в Лужниках в пантомиме «Волшебный кристалл» (1960 г.), осуществленной режиссером А. Арнольдом.

Странное дело, столь активная творческая причастность Шага ко всем упоминавшимся представлениям нигде не обозначена. Впрочем, это его мало волнует. Надо думать, потому, что он поглощен самим делом, составляющим главное в его жизни. В какой-то мере, терпимое отношение к «безымянности» живет в нем с первых артистических лет. Мы имеем в виду возникновение его псевдонима. А. Новожилов работал вместе с эксцентриком-акробатом Алексеем Григорьевичем Швецовым. Инициалы Швецова и послужили для образования псевдонима: лаконичного 2-ШАГ-2, которое и появлялось на афишах. Псевдоним этот Анатолий Сергеевич сохранил и после 1930 года, когда перестал выступать в акробатическом дуэте.

Афиша иллюзионного аттракциона А. Шага. 30-е годы

Значительной в творческой биографии Шага-Новожилова была его деятельность в качестве руководителя Белорусского коллектива. Совместно с Б. Дуросом он написал сценарий циркового представления «Будьте здоровы, живите богато!». Для этой программы Шаг придумал и изготовил реквизит аттракциона, в который входили и появление цветущего сада и поля ржи. Этот прославленный номер продолжает и сегодня радовать зрителей в варианте заслуженного артиста РСФСP Ю. Авьерино.

Творческое горение, беспокойство изобретателя звали Шага к созданию новых зрелищ, которые вели за пределы цирковых зданий. Шаг решил создать цирк-аквариум на 1000 мест. По его плану от цирка-аквариума в акваторию моря на 50 метров должна выходить двухъярусная галерея на 2500 мест для обозрения морских животных, живущих в специальных бассейнах. Была проведена подготовительная работа самого различного плана — от проектирования всего комплекса на отведенном в Ялте месте, до постановки опытов по дрессуре дельфинов, разработке эскизов костюмов для артистов-аквалангистов. Предполагается, что зрители увидят каланов, осьминогов, касаток — богатый мир моря. Шаг участвовал в экспедициях по изучению морских животных.

Намечено, что зрители будут входить не в зал, а опускаться в грот и одновременно видеть оттуда все, что происходит над водой и под водой.

Его помощником в разработке планов, в создании макета цирка-аквариума, как и в ряде других работ, является его жена — Нина Григорьевна.

Строительство цирка-аквариума намечается осуществить в 11-й пятилетке.

Представление о Шаге-выдумщике было бы неполным без упоминания о его связи с театром. В программах, изданных к спектаклю Кишиневского театра оперы и балета — опере «Дракон» Э. Лазарева, он назван режиссером иллюзионных эффектов. В программе Большого театра, осуществившего в 1972 году новую постановку оперы «Руслан и Людмила» М. Глинки в числе постановщиков назван А. Шаг как режиссер иллюзионных эпизодов.

Встреча в этой работе с народным артистом СССР Б. Покровским, видимо, вдохновила Шага и послужила стимулом к созданию в будущем цирковой феерии «Руслан и Людмила». Постановку ее он осуществил вместе с режиссером А. Сониным, премьера состоялась в Ленинградском цирке в 1979 году. Заслуга постановщиков в том, что они восстановили очень нужный, но, к сожалению, забытый жанр пантомимы. Это тем значительнее, что создан спектакль по сочинению А.С. Пушкина, к творчеству которого авторы отнеслись трепетно, ряд сцен привлекает поэтической атмосферой. Сегодня «Руслан и Людмила» в пути.

Анатолий Сергеевич Шаг-Новожилов является лектором общества «Знание». И в этой области он остается верен своему принципу: быть политически злободневным, агитационно публицистичным.

Заслуженному артисту БССР Анатолию Сергеевичу Шагу-Новожилову 70 лет. Да, так по паспорту. Но вглядитесь в его бурную деятельность. Он молод. Это не иллюзия, не фокус. Сейчас он увлечен созданием комедийного аттракциона для клоунов Щукина и Серебрякова. Нужно быть молодым духом, жизнерадостным и жизнедеятельным человеком, чтобы создавать аттракцион смеха. Эта задача Шагу по плечу, потому что он понимает и ценит юмор молодо и увлеченно. И сам шутит.

А. Шнеер, М. Коган


Иллюзии Шаг-Новожилова

Статья Аллы Тучковой, «Фигуры и лица», № 12 (75), 28.06.2001

ИЛЛЮЗИИ ШАГ-НОВОЖИЛОВА

Когда-то факиры и фокусники пользовались бешеной популярностью. Заслуженный артист Белорусской ССР Анатолий Шаг-Новожилов — один из выдающихся советских иллюзионистов. 21 ноября ему исполняется 90 лет. Понятно, жизнь его, как и многих цирковых артистов того поколения, была чрезвычайно сложна и очень интересна.

— Родился я в Финляндии, а в 1917 году нашу семью выслали в Россию за приверженность советской власти. Мне многое довелось пережить в детстве. Я даже сидел в камере смертников с матерью и сестрой — тогда ведь за каждого убитого финна хватали 10 семей коммунистов. Это вообще долгая история... А в 7 лет я остался без родителей в чужой тогда для меня России, плохо зная русский язык, был беспризорником и знаю не понаслышке, что такое детские приюты времен Гражданской войны. А в 14 лет меня отдали в ФЗУ, которое я в 17 лет окончил с отличием, но не пошел работать на завод, а начал выступать в цирке.

Иллюзионистом же Шаг-Новожилов стал почти случайно. В 20 лет он ассистировал фокуснику, выступавшему под псевдонимом Бен-Бахар. От успехов у последнего, видимо, закружилась голова. И он поставил директору цирковой труппы условие: «Либо вы отдаете мне 50% от сбора, либо я уезжаю». Бен-Бахара отпустили на все четыре стороны, а вместо него стал выступать Шаг-Новожилов, который к тому времени уже успел кое-чему научиться. Правда, вскоре у него сгорел весь вагон с реквизитом и ему на какое-то время пришлось вернуться к акробатическим номерам.

Во время Великой Отечественной войны он был на фронте пулеметчиком, а закончил войну командиром стрелковой роты. Шаг-Новожилов награжден орденом Красной Звезды, медалями «За оборону Сталинграда», «За оборону Севастополя», «За победу над фашистской Германией».

Шаг-Новожилов считает, что техническое образование, которое он получил в ФЗУ, ему очень помогло. Уже в 20 лет он начал изобретать собственные иллюзионные и цирковые номера. За жизнь он не только создал огромное количество цирковых аттракционов и спектаклей, но и придумал трюки для театральных постановок и кинофильмов, например, все трюки в известном фильме Марка Захарова про графа Калиостро «Формула любви» — его авторские.

Как-то раз к нему обратился Борис Покровский с просьбой помочь ему в постановке «Руслана и Людмилы». И много лет опера шла на сцене в Большом театре с номерами Шаг-Новожилова — пустой стол внезапно оказывался уставленным всевозможными яствами, а озеро превращалось в цветущий маком луг, который затем становился дворцом Черномора. Ни один придуманный мастером трюк не повторялся: Шаг-Новожилов делает только эксклюзивные вещи.

— Когда мне было 88 лет, — вспоминает Анатолий Шаг-Новожилов, — американцы заказали мне «превращение» в цирковом манеже, и мы с женой сделали действующий макет покрытия арены с семью переменами. Причем на этом полу до номера иллюзиониста могли выступать все цирковые артисты, на него нельзя выпускать только слонов и лошадей, потому что они тяжелые. Когда американцы увидели, они просто обалдели и сказали: «Если бы вы жили в Америке, вам бы цены не было». На что я ответил: «Мне и в России цены нет, поэтому я и работаю на Америку». Они очень смеялись...


Обыкновенный волшебник

Очерк Жанны Лабутиной

ОБЫКНОВЕННЫЙ ВОЛШЕБНИК

Анатолий Сергеевич Шаг-Новожилов (1910 – 2007)

Мне повезло встретиться с этим удивительным человеком при его жизни. Тогда, в 2002-м году, Юрий Куклачев так и представил его: Анатолий Сергеевич Шаг-Новожилов — обыкновенный волшебник. Иллюзионист. Постановщик многих трюков, демонстрировавшихся в разное время в российских цирках. Режиссер-постановщик новогодних представлений, в том числе и в Олимпийском. Человек, сотворивший в фильме Марка Захарова все «чудеса» за графа Калиостро. Автор невероятных превращений в постановке «Руслана и Людмилы» в Большом театре. Удивительный Мастер, отметивший свой 92-й день рождения незадолго до нашей втречи, и на тот момент еще продолжающий трудиться. Признаюсь, Мастер с супругой пригласили меня к себе не без некоторых колебаний. Страницы газет пестрели скандальными материалами, криминальной хроникой. Журналисты, словно ошалев от вседозволенности и отсутствия каких-либо ограничений соревновались, кто откопает что-нибудь погрязнее... И только рекомендация уважаемого Юрия Куклачева, близкого друга Анатолия Сергеевича позволила мне преодолеть этот барьер. Так и состоялась эта встреча с человеком, знавшим многие секреты Дэвида Коперфильда.


Магами не рождаются

Анатолий Сергеевич Новожилов (творческий псевдоним — ШАГ), родился 21 ноября 1910 года в Финляндии, однако с победой Великой Октябрьской Революции в 1917 году семья перебралась в Россию, — отец Анатолия симпатизировал новой Советской власти. В России, где семье  пришлось все начинать заново, было голодно, шла гражданская война, свирепствовал тиф...

Сегодня трудно сказать, как могла бы сложиться судьба рано осиротевшего мальчишки, если бы не случай. Тетя Анатолия работала билетером в цирке, и все свободное время он проводил там. В 1927 году Анатолий Новожилов с отличием окончил ФЗУ, став модельщиком пятого разряда, и ровно 75 лет назад, Анатолий Новожилов впервые вышел на цирковую арену. Семнадцатилетним пареньком, он начал выступать в номере «Акробаты-эксцентрики 2-ШАГ-2». Название номера, ставшее позже псевдонимом Мастера, составили инициалы его старшего партнера:  Швецова Алексея Григорьевича.

Куда только не забрасывала судьба молодого артиста. К двадцати годам он объехал полмира, успел поработать во многих цирках Советского Союза.  Шаг уже был не просто акробатом.  Он стал универсалом.  Заполняя паузы,  выходил на арену как коверный клоун.  Выступал в роли конферансье. Работал в жанре музыкальной эксцентрики, ассистировал известному иллюзионисту Бен-Бахару. ШАГ теперь и сам нередко придумывал и изготавливал реквизит для постановки сложнейших иллюзионных номеров и аттракционов.

Однажды, в 1929 году, во время гастролей в Бердичеве, когда расклеенные по всему городу афиши  обещали жителям самые невероятные чудеса и превращения, а  все билеты на все представления были проданы,  иллюзионист Бен-Бахар решил в одностороннем порядке изменить условия контракта. Он потребовал половину кассового сбора. Конечно, труппа отказалась принять эти условия, и Бен-Бахар, недолго думая, собрал весь свой реквизит и уехал. По городу поползли слухи об отмене представления.  У касс, толпилась жаждущая зрелищ публика, а представление оказалось на грани срыва.

Выручил всех Шаг. Молодой артист всего за одну неделю воссоздал и заново поставил номер маститого мага. Все представления были отработаны  по полной программе, публика не была разочарована.  А сам Анатолий Сергеевич  приобрел еще одну цирковую специальность — иллюзиониста-волшебника.  Со временем, профессия быть волшебником станет для него основной.


Иллюзионист с пулеметом

В июне 1941 года в Москве, в театре им. Вахтангова, проходил Всесоюзный конкурс артистов эстрады. Участвовал в нем и Шаг. Однако итоги конкурса так и не были подведены: началась война. И вскоре, бывший иллюзионист уже шагал с пулеметом на плечах в составе морской бригады воздушно-десантных войск. Начав войну рядовым пулеметчиком, он закончил ее в звании капитана. Сегодня о том времени фронтовику напоминают боевые награды, именные золотые часы, подаренные командованием, и… три ранения.

Он демобилизовался в 1946 году инвалидом второй группы. Дорога в цирк, казалось, закрыта навсегда, но Шаг скрыл свою инвалидность, чтобы вернуться на арену.


«Главный конвейер»

Цирк стал его семьей, его домом, смыслом его жизни. В 1954 году приказом по «Союзгосцирку» Шага вместе с его новым аттракционом «Фокусы на международной и цирковой арене» переводят в Москву. Как тогда говорили, «на главный конвейер».

В 1957 году, когда вся страна готовилась к приему Всемирного фестиваля молодежи и студентов в Москве, Шаг-Новожилов получил задание от руководства «Союзгосцирка» придумать и соорудить на цирковой арене что-нибудь эдакое, чтоб удивить весь мир.

И Шаг удивил. Работая со своим коллективом, по двенадцать часов в сутки всего за три месяца он создал грандиозное зрелище.

В самом финале заключительного представления Московского фестиваля, откуда-то из-под купола, неожиданно появлялась огромная «люстра», состоявшая из 120 фонарей с гербами стран-участниц.

Картину завершал огненный фонтан фейерверка, бьющего из середины наполненного водой манежа!

Механизм этого грандиозного зрелища, как и фейерверк, мастер с ассистентами делали своими руками. В самом конце представления по замыслу автора, под купол взмывали триста белых, голубей. Покружив над манежем, голуби садились, но садились так, что появлялся ими созданный единый рисунок — символ мира руки Пикассо.

Многие соратники Шаг-Новожилова, участники этого проекта, получили тогда высокие звания, правительственные награды.
«Забыли» только автора и главного его исполнителя…  Но обиды на власть предержащих цирковой режиссер не держал,  —  продолжал работать. Для известной в шестидесятые годы воздушной гимнастки Е. Аванесовой Шаг придумал и соорудил оригинальный воздушный аппарат, «носимый» под куполом цирка настоящим, живым орлом.

С этим номером Аванесова объехала весь мир, обрела не только известность, но и почетные звания. Правда, труд изобретателя и на этот раз остался незамеченным.


Заслуженный артист Белоруссии

В 1960 году 50-летнего Шага приглашают для создания Белорусского циркового коллектива.

В его новой программе, представленной Белорусским цирком в Москве во время проведения декады белорусского искусства, на манеже неожиданно появлялось колосистое поле ржи, которое сменял цветущий, яблоневый сад. Этот яблоневый сад мгновенно «распускался» на глазах изумленных зрителей, и происходило это так естественно, так натурально, что зрителям казалось, что они слышат запах цветущих деревьев. Зрелище было волшебное и труд Мастера, наконец, получил достойную оценку. Именно тогда Шагу было присвоено звание Заслуженного артиста БССР, а этот его «коронный трюк» вошел в историю не только российского, но и мирового цирка.


Вы должны его спасти!

В 1972 году Главный режиссер Борис Покровский ставит в Большом театре оперу «Руслан и Людмила», и ему срочно потребовался «волшебник». Кто, кроме Новожилова мог заставить «исчезнуть» на глазах зрителей Людмилу? Привести в действие скатерть-самобранку? Превратить озеро в цветущий луг? А луг в прекрасный дворец Черномора?

Это было время очень напряженной работы, когда спектаклю отдавалось все: время, эмоции, жизнь. Причем жизнь автор чудес отдал в прямом смысле слова. В самый напряженный момент подготовки спектакля, Шаг… умер. Отказало сердце. Наступила клиническая смерть.

Волшебника увезли в реанимацию. Сегодня Анатолий Сергеевич вспоминает с улыбкой, как влетел в отделение перепуганный главреж Большого театра, крича в голос:

— Вы должны его спасти! У меня опера пропадает!

Его спасли. Опера прошла с большим успехом.

Опыт оказался настолько удачным, что оживший Шаг, решил поставить пантомиму-феерию «Руслан и Людмила» силами циркового коллектива на базе Ленинградского цирка, при участии режиссера Алексея Сонина.

Более семи лет цирковой вариант сказки не сходил со сцены. Дважды труппа выезжала на гастроли за рубеж. Представление, наконец, заметили советские чиновники. Министр культуры Петр Демичев выразил благодарность коллективу и выдал премию: 3 тыс. рублей на весь коллектив. Режиссер-постановщик Анатолий Шаг-Новожилов и директор цирка Евгений Милаев получили по 300 рублей.


Босиком по воде

Зная, что ответит мастер я, все-таки, не удержалась от вопроса:

— А вы знаете, как летает Коперфильд? Как, на глазах тысяч людей, исчезает статуя Свободы?

— Знаю, но раскрывать чужие секреты не буду. Существует профессиональная этика. Нечто подобное я когда-то демонстрировал сам. У меня тоже есть трюки, которые по сей день, никто не разгадал. С известным режиссером Арнольдом на водном стадионе мы ставили «Загадочный кристалл». Стреляли из пушки «живым» человеком, после чего он оказывался на 10 метровой вышке. Был в этом представлении и такой трюк. Я исполнял его с ассистенткой. Сначала, девушка лежала горизонтально в воздухе, опираясь только на кинжал, затем, я накрывал ее тонким покрывалом, брал на руки и нес, медленно ступая по поверхности воды. Пройдя метров восемь, я вынимал из-под нее руки, а она оставалась лежать, теперь уже без всякой опоры. Я делал руками разные манипуляции, и тело укрытой девушки, повторяло все мои движения.

Свободно плавая в воздухе. Потом, я срывал покрывало, но под ним уже никого не было. Я начинал медленно погружался на глубину, а с вышки, один за другим, прыгали ныряльщики, доказывая зрителям, что жесткой опоры в воде нет.

Это был грандиозный трюк и до сих пор его никто не повторил.

— Неужели нельзя открыть хотя бы один, из ваших номеров? Из тех, что сегодня не востребованы? — не удерживаюсь я от вопроса.

— Ну, разве что, один, улыбается Мастер.

— Вот вы видели, как на арене отрубают голову живому человеку? Тут важно зрителя подготовить к зрелищу. Для этого, я сначала обращался к публике с просьбой слабонервных покинуть зал. Потом спрашивал ассистента, не страшно ли ему участвовать в опыте. Затем закрывал ему голову куском цветной бумаги, стягивал эту бумагу на шее шнурком. Это делалось, чтобы придать сходство подменной и настоящей головам.

«Несчастного» укладывал на стол, привязывал ему руки, и ноги к столу. Когда ассистенты, как бы дезинфицируя шею, накрывали настоящую голову белой скатертью, происходила замена: настоящую голову прятали под стол, а поддельная оказывалась на ее месте. Я брал секиру и рубил.

Кровь хлестала фонтаном, и это шокировало зрителей. Никому и в голову не приходило, что для постановки этого номера я с самого утра мчался на местный рынок, где покупал кусок свежего, без костей и жил, мяса, и баранью трахею. Заворачивал трахею в мясо, затем, чтобы придать ему вид человеческой шеи, надевал него женский капроновый чулок телесного цвета. Все остальное: пустить кровь, нагнать на зал страха, для профессионала, особого труда не представляет.


Жизнь продолжается

С 1990 года Шаг трудится в театре кошек Юрия Куклачева. Сейчас он работает над уникальной аппаратурой для постановки нового, необыкновенного спектакля, где кошки будут крутить сальто-мортале, выполнять другие акробатические трюки. Кроме того, Мастер не забывает и про родной цирк. Сегодня в работе у Шаг-Новожилова макеты для Эмиля Кио и молодого иллюзиониста Анатолия Сокола. Кстати, два года назад, техническую документацию и действующий макет одного из аттракционов, изготовленный руками 90-летнего Мастера и его жены, приобрели американцы. Они звали Мастера за океан. По их словам, в Штатах, Шаг уже давно стал бы миллионером. Но Шаг от приглашения отказался…

Фото

  • ШАГ-НОВОЖИЛОВ Анатолий Сергеевич (1910 – 2007)
  • ШАГ-НОВОЖИЛОВ Анатолий Сергеевич (1910 – 2007)
  • ШАГ-НОВОЖИЛОВ Анатолий Сергеевич (1910 – 2007)
  • ШАГ-НОВОЖИЛОВ Анатолий Сергеевич (1910 – 2007)
  • ШАГ-НОВОЖИЛОВ Анатолий Сергеевич (1910 – 2007)
  • ШАГ-НОВОЖИЛОВ Анатолий Сергеевич (1910 – 2007)

Видео

Представление А.С. Шаг-Новожилова «Будьте здоровы!»

А.С. Шаг-Новожилов — постановщик фокусов
в художественном фильме "Формула любви", 1984 год