Кто есть кто в отечественном иллюзионном жанре
 Все  А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Я 
 

ПИСАРЕНКО Юрий Павлович (1928 – 2007)

ПИСАРЕНКО Юрий Павлович (1928 – 2007)

Юрий Павлович Писаренко (3.12.1928 – 8.03.2007) — цирковой фокусник-манипулятор. В цирке с 1943, был учеником в труппе «Шар» (братья Ширман). В 1949 создал самостоятельный номер, в котором сочетал жонглирование с элементами иллюзии. С 1957 года манипулятор. Отличался высокой техничностью, работал почти без реквизита, в непосредственном контакте с публикой. Его выступления — это «иллюзионные шутки». В конце номера манипулятор возвращал зрителям их часы, браслеты, гребенки, перчатки, бумажники и кошельки, которые сумел незаметно «прибрать к рукам». Наибольшего мастерства Юрий Писаренко достиг в манипуляции картами, монетами, кольцами. Выступал в дуэте с женой и ассистенткой Элеонорой Биляуэр.


Литература:
  1. Кривенко Н.В. Цирк едет к солдатам // Советская эстрада и цирк, 1971, № 3 (162), стр. 28;
  2. Гортинский Е.М. Товарищ цирк. М.: Советская Россия, 1985, стр. 132–137;
  3. Ухарова В. Маэстро золотые руки // Газета «Советский цирк», № 36 (288), стр. 8–9;
  4. Богуславская О. Охотник за большим зайцем // Московский комсомолец, 12.07.1997;
  5. Холодов С. Стал циркачом маг воровской науки // Московская правда», № 228, 11.12.1998;
  6. Ветрова М. Загадка, не подлежащая разглашению // Газета «Парад-алле», 2004, № 11.

Роли в кино:
  • 1998    Сибирский цирюльник (Россия, Франция, Италия, Чехия) — фокусник на масленичной ярмарке;
  • 1992    На Дерибасовской хорошая погода, или На Брайтон-Бич опять идут дожди — крупье в казино;
  • 1976    Волшебный круг — эпизодическая роль.

Из статьи Николая Кривенко «Цирк едет к солдатам»

Журнал «Советская эстрада и цирк», 1971, № 3 (162), стр. 28

Всегда с неизменным успехом проходило выступление манипуляторов Юрия Писаренко и Элеоноры Биляуэр. В нашем цирке совсем немного осталось фокусников-манипуляторов, их как-то совсем вытеснили иллюзионисты. И тем отраднее, что Писаренко очень достойно и профессионально, с подлинным артистизмом представляет свой жанр. Манипуляции с кольцами и картами он умеет облечь в форму непосредственной и забавной игры со зрителями, смотреть его веселые выступления можно бесконечно, всякий раз получая истинное удовольствие.


Статья Сергея Холодова «Стал циркачом маг воровской науки»

Опубликовано в рубрике «Держи карман шире» газеты «Московская правда», № 228, 11.12.1998

Стал циркачом маг воровской науки

Юрий Павлович Писаренко отпраздновал свой семидесятилетний юбилей.

Если бы он захотел стать вором, он вполне мог войти в анналы истории как лучший карманник всех времен и народов. Однако Писаренко предпочел карьеру циркового артиста.

Полвека Юрий Павлович отработал на арене фокусником-манипулятором, дослужился до звания заслуженного артиста России, а в 1974 году клуб иллюзионистов Аргентины «Магико» наградил его орденом Большого Зайца.

Впрочем, с криминальным миром Писаренко все-таки сталкивался. И не однажды. За фокус с исчезновением монет шулера и наперсточники не раз предлагали Писаренко большие деньги. Юрий Павлович неизменно отказывался. Так секрет этого фокуса и остался для жулья неразгаданным. Кстати, некоторые трюки Писаренко не смогли объяснить даже маститые фокусники. В той же Аргентине, где он гастролировал в составе труппы Московского цирка, восемь лучших иллюзионистов мира пытались разгадать секрет русского маэстро.

В результате не только не разгадали, но и остались без наручных часов: их Писаренко стащил во время представления. Потом, естественно, вернул под дружный хохот зала.

Вообще с наручными часами Юрий Павлович проделывает такие вещи, что у непосвященного человека дух захватывает. На счету Писаренко — не только простые смертные, но и сильные мира сего, и даже королевские особы. Как-то раз, например, Писаренко снял часы с охранников императора Эфиопии. Четыре раза, к примеру, на выступления Писаренко приходил высокопоставленный английский дипломат — и все четыре раза уходил без наручных часов...

Иногда удивительными способностями Писаренко всерьез интересовались компетентные органы. Как-то раз в Санкт-Петербурге Юрия Павловича даже пригласили в ГУВД: просили объяснить фокус с исчезновением монет. Как позже выяснилось, тамошние сыщики долго охотились за наперсточниками и никак не могли взять их с поличным. Писаренко объяснил. Помогло ли это питерским сыскарям в борьбе с мошенничеством, остается только догадываться.

А вот еще пример. Как-то раз, уже в Москве, Писаренко чем-то не понравился постовым милиционерам. Подошли, попросили предъявить документы. Когда выяснилось, что документов нет, велели пройти в отделение. Там Писаренко объяснил дежурному капитану, что работает фокусником в цирке. Капитан не поверил, потребовал доказательств. В ответ Юрий Павлович вытащил две колоды карт сначала из своего пиджака, а затем поочередно из карманов всех присутствовавших при допросе милиционеров.

Случались ли срывы во время выступлений? Случались, и довольно часто. Однажды Писаренко подбросил карты в карман мужчины, сидевшего в первом ряду.

Через пару секунд, разумеется, сообщил ему об этом. Мужик полез в карман пиджака — а колоды там не оказалось. Чуть позже выяснилось, что вместо кармана у мужика была большая дырка, и карты просто провалились за подкладку пиджака. В другой раз вывел Писаренко на арену какого-то парня, подсунул ему колоду, потом попросил достать. Минут двадцать уговаривал — бесполезно. Потом выяснилось, что парень был глухонемым...

Сейчас Юрий Павлович по-прежнему работает в цирке, много ездит по стране и миру. Тренируется по десять часов ежедневно.


Статья Марии Ветровой «Загадка, не подлежащая разглашению»

Опубликовано в газете «Парад-Алле», 2004, № 11

Загадка, не подлежащая разглашению

Последнее, с чем любой из нас готов расстаться в своей жизни — это иллюзии. Вот что нам дорого по-настоящему! И недаром с далеких времен детства даже у тех, кто не считает себя поклонником цирка, на долгие годы остается особенное, теплое отношение к иллюзионистам — людям, подарившим нам когда-то действительно чудо, прописка которого — манеж. Поэтому, видимо, и слово «иллюзионист» в современном мире, разучившемся чему-либо удивляться, прижилось шире, чем «фокусник».

Заслуженный артист России Юрий Писаренко изумлял своих зрителей более полувека. Имя его, безусловно, знают все поклонники этого искреннего и праздничного искусства. И хотя скоро минует пять лет с тех пор, как иллюзионист вышел на арену цирка в последний раз, душа его по-прежнему живет там — на манеже, под звуки музыки и аплодисменты восторженных зрителей.

— Меня часто спрашивают, заранее предполагая утвердительный ответ, из цирковой ли я семьи? И удивляются, услышав, что это не так. Ведь в те годы, когда моя жизнь в цирке только начиналась, на манеже действительно выступали в основном представители старых артистических династий. У меня все было не так.

Моя мама умерла, когда я был совсем маленьким, отца-военного посадили, как многих его коллег, по доносу, в 1943 году. В 15 лет я остался фактически круглым сиротой и примерно в это же время совершенно случайно познакомился с клоунами, выступавшими в группе музыкантов-эксцентриков. Тогда это был жанр и популярный, и широко распространенный, любимый зрителями. Артисты после недолгих колебаний согласились взять меня к себе...

Конечно, прежде чем меня допустили к участию в номерах, был какое-то время мальчиком на побегушках. На самом деле – период очень важный! Именно тогда понял, как много, а главное, беспрерывно надо трудиться, прежде чем ты завоюешь право назваться артистом. Юность беззаветна, ей кажется, что любое дело по силам. И если переоценил себя, часто это оборачивается разбитой жизнью... К счастью, я сумел тогда рассчитать свои силы правильно и вскоре стал понемножку участвовать в номерах: испробовал себя поначалу как жонглер, потом — как акробат. Наконец прижился в качестве ученика у знаменитых клоунов, братьев Ширман. Вот с ними-то и попал на гастроли в Ташкент, где одновременно с нами выступал знаменитый иллюзионист Эмиль Теодорович Кио.

Сказать, что я был очарован, значит не сказать ничего: ходил на каждое его представление, на каждую репетицию, одновременно моля судьбу, чтобы Кио не отказал мне в просьбе, взял в свой аттракцион хоть кем-нибудь... И судьба надо мной смилостивилась. Там, в Ташкенте, я и начал работать у него ассистентом. Я очень многому у него научился, прежде чем почувствовал, что пришла пора самостоятельной работы. И честно заявил маэстро о своем стремлении.

Никогда не забуду, какие прекрасные слова сказал мне тогда Кио:

— Юра, запомни: уж лучше быть хорошим ассистентом, чем посредственным артистом!

По-моему, я ответил ему, что все сделаю для того, чтобы держать марку Эмиля Теодоровича.

Мне вообще везло на прекрасных учителей. Помню, в 1957 году в Москву приехал один из лучших манипуляторов мира югослав Борра. Это был действительно великий артист! Впервые на моих глазах иллюзионист абсолютно бесстрашно шел в зрительный зал и работал среди публики... Люди сидели, в полном смысле слова разинув рты! А я — я напросился к нему в ученики и целых два месяца брал у этого фантастического человека уроки.

Борра был человеком очень щедрой души, охотно учил меня всему, что знал сам: что и как делать, как себя вести при такой манере работы — к какому человеку подойти можно, а к какому лучше не надо... У людей ведь разные характеры. Один сидит насупленный и ни за что к себе не подпустит, другой, напротив, открытый, смеется и готов позволить артисту делать с ним все, что угодно!

После отъезда Борра я стал первым в Союзгосцирке манипулятором. И так же, как он, старался все делать элегантно, держать его класс! Так что думаю, не будет преувеличением сказать, что все мои награды — это еще и награды моих учителей, на которых так везло.

Первую награду я получил в 1974 году — Гран-при Международного конкурса иллюзионистов в Аргентине, там же меня наградили еще и орденом Большого зайца (и такой есть!). Вторую награду получил в Швеции в 1986 году, где был признан самым быстрым манипулятором Европы...

Видимо, тут нужно пояснить, чем вообще отличается манипулятор от фокусника. А разница, между прочим, существенная. Во-первых, иллюзионист работает только с крупной аппаратурой. Например, сажают человека в ящик, накрывают простыней, «раз-два-три!» — и человек исчезает. Это — иллюзия-фокус. Инструмент же манипулятора — исключительно его собственные руки... Он снимает у кого-то из зрителей часы, подтяжки, вынимает бумажник, платок и прочие мелочи и достает их — ну, допустим, изо рта его соседа по креслу. Ловкость рук должна быть почти за гранью мыслимого, но самое главное достоинство, по которому и оценивается класс манипулятора, — скорость. Высший класс — 2–3 секунды на одну операцию... За этим стоит работа, тоже почти за гранью возможного: по 20 часов в сутки изо дня в день, всю жизнь... Но ведь и награда достойная! Восторг зрителей, которым ты даришь чудо, происходящее прямо на их глазах.

Надо сказать, что восторг в разных странах — а я гастролировал, помимо бывшего СССР, еще в 60 государствах – выражают по-разному. Японцы, например, крайне доброжелательные люди. Стоит проделать с кем-нибудь трюк или даже просто пригласить человека на манеж, весь зал начинает показывать на свои носы: это означает «Выбери и меня тоже!» Нравится им все, беспрерывно хлопают и улыбаются, причем вовсе не из вежливости.

Мне часто приходилось слышать, что наш зритель — самый благодарный в мире. Но никто почему-то не говорит о том, что он еще и самый сложный. Очень часто встречаются среди зрителей люди, к которым и подойти-то страшно: напряженные, холодные, закрытые... На физиономии — «надпись» огромными буквами: «Меня, брат, не проведешь!»

А бывали и вовсе дикие случаи. Вызвал я однажды на манеж добровольцев и, как водится, доставал у них из карманов карты, деньги... После представления неожиданно зовут меня к администратору, говорят: к вам зрители пришли с какими-то вопросами. Смотрю — стоят мужчина и женщина. «Вы, — говорят, — у нас из кармана доставали карты и забрали два рубля!» Деньги это были тогда не такие уж и маленькие, я просто похолодел — отродясь ничего подобного со мной не бывало!.. Естественно, отдаю деньги.

А через полчаса прихожу в буфет, смотрю, — они там сидят, пьют пиво и смеются... Надо мной, разумеется, заодно радуясь, что оказались такими ушлыми, объегорили иллюзиониста.

Конечно, такие вещи — исключение. В принципе же люди любят иллюзию больше других жанров. Конечно, если артист работает достойно. Мне кажется, это происходит потому, что нас не сразу забывают, поскольку уже после представления пытаются разгадать секреты фокусов... Человек по своей природе — существо крайне любознательное и дотошное! Ужасно ему хочется все потрогать своими руками, разглядеть, понять, разгадать... Не тут-то было! Фокус — тайна, не подлежащая разглашению. А это притягивает.

Иллюзионисты не делятся своими секретами ни с кем в принципе, не исключая коллег из других жанров. Например, когда выступал Эмиль Кио, закрывались все кулисы и занавесы, и артистов за кулисами тоже не должно было быть! Естественно, есть классические фокусы, которые присутствуют в репертуарах многих артистов. Не каждому ведь под силу создать новую иллюзию! А роскошь частой смены аттракционов вообще мало кому доступна. Разве что знаменитому Копперфилду, но у него в распоряжении собственная грандиозная индустрия, в которой заняты сотни людей, потому и новшеств много.

Есть на моей памяти пара и вовсе печальных случаев, когда цирковые артисты-манипуляторы предавали свою профессию... Вдаваться в подробности не стану. Просто представьте, что произойдет, если хороший манипулятор свяжется с криминалом или, скажем, станет крупье в казино... Это уже не цирковой артист — это отщепенец! Ведь практически ни один из нас не избежал подобных предложений со стороны... Не столь уж редких, как может показаться. Приходится объяснять, что ты — артист, а не вор и в такие игрушки не играешь...

Мне трудно судить о молодом поколении, но для тех, чьим кумиром всегда был и остается подлинный мастер-волшебник Эмиль Теодорович Кио, человек благороднейшей души и блестящий, шикарный артист, предательство своего дела, своего искусства — вещь невозможная. Разве можно предать свою собственную душу?..

Фото

  • ПИСАРЕНКО Юрий Павлович (1928 – 2007)
  • ПИСАРЕНКО Юрий Павлович (1928 – 2007)
  • ПИСАРЕНКО Юрий Павлович (1928 – 2007)
  • ПИСАРЕНКО Юрий Павлович (1928 – 2007)
  • ПИСАРЕНКО Юрий Павлович (1928 – 2007)
  • ПИСАРЕНКО Юрий Павлович (1928 – 2007)
  • ПИСАРЕНКО Юрий Павлович (1928 – 2007)
  • ПИСАРЕНКО Юрий Павлович (1928 – 2007)
  • ПИСАРЕНКО Юрий Павлович (1928 – 2007)
  • ПИСАРЕНКО Юрий Павлович (1928 – 2007)
  • ПИСАРЕНКО Юрий Павлович (1928 – 2007)

Видео

Юрий Писаренко в фильме «На Дерибасовской хорошая погода
или на Брайтон-Бич опять идут дожди», 1992 год

Юрий Писаренко в роли ярмарочного фокусника
Эпизод из художественного фильма «Сибирский цирюльник», 1998 год.