Кто есть кто в отечественном иллюзионном жанре
 Все  А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Я 
 

ЧИТАШВИЛИ Дик (Давид) Иосифович (1913 – 1979)

ЧИТАШВИЛИ Дик (Давид) Иосифович (1913 – 1979)

Дик (Давид, Дато) Иосифович Читашвили (1913, Чилиги – 9.05.1979, Чехов, Московская область) — иллюзионист, заслуженный артист Грузинской ССP. Окончил Тбилисский институт физической культуры (1936). Занимался педагогической деятельностью. Увлекся фокусами и самостоятельно овладел этим искусством. С середины 40-х годов артист ВГКО, Мосэстрады. Участвовал в сборных концертах, гастролировал по стране. Пластичный, музыкальный артист, Читашвили держался на сцене спокойно, уверенно, с оттенком легкой иронии и загадочности. Сотрудничал с режиссерами А.И. Бойко, В.Г. Гут (Гутман).

Демонстрировал главным образом манипуляции с шариками, картами, лентами и т.п. Классическому стилю исполнения соответствовал строгий костюм — черный фрак. Элегантная трость в руке мгновенно превращалась в платочек, украшающий наружный карман, белые перчатки — в белых голубей. Работал с ассистенткой Ириной Читашвили. Эффектный трюк Д. Читашвили проделывал с телевизором, стоявшим на столике. Зрители отчетливо видели изображение телепередачи на экране и слышали звук. Артист накрывал телевизор большим платком и нес его к краю сцены. Из-под платка продолжали раздаваться звуки телепередачи. Неожиданно он подбрасывал свою ношу вверх — телевизор исчезал, а в руках иллюзиониста оставался один платок.

Поставил иллюзионную сцену в спектакле Московского театра оперетты «Сто чертей и одна девушка» (режиссер В.А. Канделаки, композитор Т.Н. Хренников, первое исполнение 16 мая 1963 года).

Скончался в городе Чехов Московской области 9 мая 1979 года во время гастрольной поездки. Прощание с артистом состоялось на первом этаже ЦДРИ. Народный артист РСФСP Л.Б. Миров в траурной речи произнес: «Этот твой последний фокус, Дик, оказался очень неудачным». Урна с прахом Д.И. Читашвили захоронена в 9-й секции закрытого колумбария Ваганьковского кладбища.

По непонятным причинам в публикациях и на афишах 60–70-х годов фамилия артиста указывалась как Читошвили.


Сочинения:
  1. Непроторенными путями // Советская культура, № 70 (1095), 14.06.1960, стр. 3;
  2. Мои друзья — волшебники // Огонек, 1960, № 34, стр. 27–30;
  3. Ловкость рук, или чудеса без секретов // Огонек, 1961, № 15, стр. 30–31;
  4. Знаменитые трюки // Огонек, 1961, № 39, стр. 30–31;
  5. Гершуни Е., Читашвили Д.И. Воображаемый концерт. Л.: 1971.

Литература:
  1. Долгополов М.Н. Искусство загадок и превращений // Неделя, 1960;
  2. Фото артиста // Советская эстрада и цирк, 1964, № 10 (85), 2 стр. обложки;
  3. Гершуни Е. Дела волшебные // Советская эстрада и цирк, 1965, № 9 (96), стр. 13–14;
  4. Вадимов А.А., Тривас М.А. От магов древности до иллюзионистов наших дней. М.: Искусство, 1966, стр. 261–263; 1979, стр. 224–225;
  5. Давыдычев Л. Сорок минут Дика Читашвили // Пермь: газета «Звезда», № 119 (14642), 23.05.1967, стр. 4;
  6. Флорова Н. Волшебство Дика Читашвили // Иркутск: Восточно-сибирская правда, № 139 (14689), 14.06.1969, стр. 4;
  7. Амасович А. Искусство удивлять // Советская эстрада и цирк, 1977, № 5, стр. 22–23;
  8. Долгополов М.Н., Фокусник Дик. В сборнике «Минувших дней воспоминанья». М.: Известия, 1977, стр. 323–326; в сборнике «Звездное ожерелье». М.: Известия, 1986, стр. 328–331;
  9. Переводчиков В.А. Я работаю волшебником. Иркутск: 1978, стр. 104–105;
  10. Замковец Г. Московский государственный театр эстрады. М.: МГТЭ, 1990, стр. 80;
  11. Макаров С.М. Эстрада в России. XX век. Лексикон. М.: Росспэн, 2000, стр. 656–657;
  12. Макаров С.М. Эстрада в России. XX век: энциклопедия. М.: Олма-пресс, 2004, стр. 107;
  13. Василевский А.Н. Иллюзионное искусство. Самиздат, 2007, стр. 25–27;
  14. Лондонская газета «The Sunday Times», July 1957;
  15. Новозеландская газета «Wanganui Herald», 12.06.1968.

Сорок минут Дика Читашвили

Заметка Л. Давыдычева в пермской газете «Звезда», № 119, 23.05.1967

СОРОК МИНУТ ДИКА ЧИТАШВИЛИ
Заметки об одном эстрадном концерте

После концерта его спросили:

— Сколько длится ваше выступление?

— Минут сорок.

— Вы очень устаете?

— Очень.

А для нас, зрителей, эти сорок минут пролетели незаметно. Ведь мы не просто присутствовали на представлении, мы как бы сами принимали в нем участие.

Искусство заслуженного артиста Грузинской ССР Дика Читашвили не нуждается в дополнительных рекомендациях. Он объездил всю страну, побывал во многих странах мира. О нем много писали и у нас, и за рубежом. Сейчас он с группой артистов Мосгосконцерта гастролирует в нашем городе.

Дик Читашвили — фокусник, великолепный мастер этого жанра. Он и его партнерша Ирина Читашвили не стремятся ошеломить зрителя ни сложнейшей аппаратурой, ни обилием оборудования, не стремятся подчеркнуть исключительность своей работы. Наоборот. Дик Читашвили внешне даже ироничен к тому, что делает на сцене. Он много и с тонким юмором беседует со зрительным залом, чутко прислушиваясь к нему.

А зрители реагируют оживленно. Известно ведь, что они снисходительно простят ошибку представителю любого жанра: пусть споткнется танцор, собьется с такта певица... Ошибаться нельзя только фокуснику. Ведь каждого из нас не покидает надежда разгадать хотя бы один фокус.

Что ж, артист понимает и уважает это естественное стремление и старается помочь зрителям. Он так и говорит, что все очень и очень просто, только смотрите внимательнее.

И чем внимательнее смотришь, тем очевиднее убеждаешься в невозможности разгадать, казалось бы, самый простой номер.

Не отчаивайтесь! Дик Читашвили сам раскроет секрет фокуса. На ваших глазах он продемонстрирует, как выполняется номер. Вы удовлетворены: действительно, очень просто и как только сами не догадались.

Когда же довольный кажущейся простотой зритель, так сказать, успокаивается, то видит, что артист значительно осложнил вариант фокуса. А вы этого опять не заметили. И теперь вам уже не разгадать!

Особенное впечатление производит заключительный номер — появление чаши с водой, в которой плавают золотые рыбки. А изящный фокус с картами можно назвать веселым рассказом об истории этого фокуса. И что особенно приятно в работе Дика и Ирины Читашвили, — это артистичность исполнения, большой вкус и такт.

Украшением концерта является также выступление Софьи Мей и Андрея Барта. Их куклы с блеском исполняют музыкальные пародии. Андрей Барт — автор кукол, он их делает сам. Каждая из них — настоящее произведение сатирического искусства.

И, конечно, у зрителей возникает вопрос: как же добиваются артисты, чтобы куклы действительно были словно живые?

В ответ на этот незаданный вслух вопрос А. Барт появляется на сцене с куклой-петушком. В руках у артиста сложный аппарат управления птицей. Зрители видят, как приводится в движение, как становится «живым» уморительный петушок. Кстати, это его первые выступления, которых москвичи еще не видели.

В концерте, который ведет артист-сатирик Г. Кузнецов, есть, конечно, недостатки, но они воспринимаются только как досадные мелочи.

В выступлении танцевальной  пары Т. Патовой и Л. Федосова. певицы А. Жмаковой, оригинальном номере М. Крючковой и В. Короткова обязательно есть что-то новое, неожиданное. своя, как говорится, «изюминка».

Небольшой музыкальный ансамбль — трио под руководством пианиста Л. Черного сопровождает концерт в том же духе простоты, изящества, без треска, которым, кстати, грешат иные гастролеры.

Так что на сей раз к Мосгосконцеоту претензий не имеется.

Л. Давыдычев

Из книги А.А. Вадимова и М.А. Триваса «От магов древности до иллюзионистов наших дней», 1966, стр. 261–263; 1979, стр. 224–225

Дик Читашвили

Заслуженный артист Грузинской ССР Дик Читашвили (Давид Иосифович Читашвили, род. 1913) с детства увлекался искусством тбилисских уличных фокусников. В 1936 году на олимпиаде студентов Грузии он получил первое место среди исполнителей так называемого оригинального жанра. Выступал в спортивном костюме с короткими рукавами. Исполнял манипуляции с шариками, картами и лентами под музыку, ритмично, почти танцуя.

По окончании института физической культуры Читашвили пришел на профессиональную эстраду. Но в больших театрах и залах «классические» манипуляции плохо видны из дальних рядов. Дик Читашвили упорно работает над трюками с более броскими предметами, чем шарики, карты и платки. Он старается и в крупном масштабе применить принцип, на котором строятся манипуляции: точность движений и обманные жесты, отвлекающие внимание зрителей. Он не пренебрегает и специальной аппаратурой.

В одной из своих программ иллюзионист, как и прежде, выходит на пустую сцену. Подходит к ассистентке, которая держит рисунок. На нем изображен букет в вазе. Читашвили «снимает» с листа изображение — в руках артиста оказывается настоящая объемная ваза с цветами, а в рамке — чистый лист. Иллюзионист показывает покрывало с обеих сторон и энергично встряхивает его, а затем, продолжая держать на расстоянии вытянутой руки, вынимает из-под него большой прозрачный сосуд, до краев наполненный водой, с плавающими в ней золотыми рыбками.

Большой телевизор «Темп-3» ставится на непокрытый столик с тоненькой верхней доской — не толще пальца. Включаются звук и изображение — мы ясно видим и слышим телепередачу. Иллюзионист накрывает телевизор скатертью, из-под которой продолжает раздаваться звук, и не без труда несет тяжелый ящик в зрительный зал. Здесь артист с усилием подбрасывает свою ношу вверх — и ловит только скатерть: телевизор исчез.

Впервые в нашей стране Читашвили исполнил придуманную им новую комбинацию сложных трюков. Он вынимает из кармана платок и отдает его зрителям для осмотра. Получив его обратно, встряхивает в воздухе — и достает из платка бутылку с красным вином. Ставит ее на стеклянный поднос, который держит в руках ассистентка. Она уносит поднос с бутылкой на противоположный конец сцены. Читашвили снова встряхивает платок — и достает из него хрустальный фужер. Отойдя на край сцены, возможно дальше от ассистентки, иллюзионист жестами «подманивает» к себе бутылку — и фужер наполняется вином, в то время как содержимое бутылки убывает. В заключение артист берет: бутылку с подноса, заворачивает ее в бумагу и подбрасывает вверх — бутылка исчезает.

Читашвили подолгу работает над новыми трюками, каждый раз ища не стандартные технические приемы и их комбинации, а новые, изобретенные им самим.

Сегодня Дик Читашвили — зрелый мастер. Он держится на сцене скромно, с достоинством. Четкие, скупые жесты, ни одного лишнего движения, никакой спешки и нервозности. Спокойно и уверенно, с тонкой иронией делает артист свое Дело. И так же сдержан в выражении своих чувств. Когда совершается трюк, у иллюзиониста такой вид, будто ничего особенного не происходит. Только глаза смеются.

Недавно Читашвили выступил и как режиссер-постановщик. В спектакле Московского театра оперетты «Сто чертей и одна девушка» он поставил иллюзионную сцену. По ходу действия фокусник попадает на молитвенное собрание сектантов; по мановению его руки чайник и керосиновая лампа летают по воздуху и происходят другие «чудеса».




Волшебство Дика Читашвили

Статья Н. Флоровой в рубрике «Концертный зал» иркутской газеты «Восточно-сибирская правда», № 139 (14689), 14.06.1969, стр. 4

ВОЛШЕБСТВО ДИКА ЧИТАШВИЛИ

...Веер за веером раскрываются колоды карт. Они усеяли пол сцены, а руке фокусника кажется неистощимой...

Вот он оставил шесть карт. Сбросил три. А в руках... снова шесть! Опять сбросил три. Пересчитал остаток... Шесть! И так бесконечно.

Предметы в его руках таинственно появляются и исчезают, меняют цвет. На глазах зрителей расцветают цветы, вместо рисованной появляется настоящая ваза. И еще множество чудес свершается в руках заслуженного артиста Грузинской ССР Дика Читашвили.

Работа Дика Читашаили волшебна трижды.

Во-первых, сем жанр, которому посвятил свою жизнь артист, — «волшебен». Все свершается непонятно как, непонятно, откуда появляется, куда исчезает. Волшебно!

Но если понять «как» и «откуда» иногда можно, то выполнить уже совсем не удастся. Волшебна техника Дика Читашвили; волшебна чистота, с которой он работает.

И третье волшебство, которым обладает Читашвили, — мастерство актерское. Именно оно возводит безукоризненную технику трюка в степень искусства.

У Читашвили своя, только ему присущая манера подачи фокуса.

Этот с серебряно-седой головой и смуглым моложавым лицом человек очень к себе располагает. Держится он просто. Во всем, что он делает, — какая-то особая мягкость, ненавязчивость.

Манипулятор Дик Читашвили — артист с мировым именем. С его искусством знакомы любители жанра многих стран. На днях с ним познакомились иркутяне. Его выступления состоялись на сцене областной филармонии.

Успехом пользовалась и участвовавшая в концерте певица Алла Савенко. Образ ее лирической героини обаятелен, подкупает молодостью. В каждой песне, со многими из которых слушатели знакомятся впервые, Савенко пробует намечать своеобразную «актерскую палитру», И краски пытается использовать разные. От шаловливой шутки, через иронию актриса дотрагивается и до нот драматических. Хочется пожелать молодой исполнительнице успешного продолжения пути в искусстве.

В концертах, организованных гастрольбюро РСФСР, также приняли участие инструментальный ансамбль и конферансье Роман Юрьев.

Выступления группы состоятся также перед трудящимися Ангарска.

Н. Флорова



Искусство удивлять

Амасович А. Интервью с Диком Читашвили

Журнал «Советская эстрада и цирк», 1977, № 5, стр. 22–23

ИСКУССТВО УДИВЛЯТЬ

Заслуженный артист Грузинской ССР Дик Читашвили по праву считается одним из лучших представителей жанра иллюзии и манипуляции на эстраде. Он автор и создатель множества оригинальных трюков и номеров.

Творчество талантливого артиста широко известно в нашей стране, его гастрольные выступления, с успехом проходили более чем в шестидесяти странах. «Мало иллюзионистов, которые смогли бы сравняться с Читашвили в искусстве невозможное сделать возможным» — писала английская газета «Санди таймc». Дик Читашвили является почетным членом Международного магического клуба в Лондоне.

Предлагаем вниманию читателей интервью нашего корреспондента с Диком Читашвили.

Дик Читашвили со своей партнершей
Ириной Читашвили, 1958 год

— Прежде всего, Дик Иосифович, хотелось бы узнать, как случилось, что из великого множества существующих на свете профессий вы избрали столь необычную!

— Фокусы с детства были моим самым любимым занятием. В мальчишеские годы часами ходил я по дворам старого Тифлиса, где давали свои немудреные представления бродячие артисты. Неотразимое впечатление произвел на меня один из них, пожилой китаец-фокусник, который на глазах у ошеломленной публики прокалывал гвоздем свою ладонь и ни капельки крови не было видно. Потом он подкладывал под небольшую пиалу кусок ваты, и она мгновенно превращалась в живую белую мышку. Это был каскад увлекательных фокусов, от которых у меня буквально кружилась голова. День за днем ходил я по пятам заворожившего меня кудесника, мучительно пытаясь разгадать суть его таинственных манипуляций. И настал счастливый момент, когда мне все-таки удалось разгадать этот трюк с гвоздем.

Совершенно случайно я заметил, как старик очень ловко подменял гвоздь, которым он будто бы прокалывал руку, на совсем другой гвоздь, имевший углубление, выгнутое по форме ребра ладони. Этот точно и незаметно подогнанный гвоздь-«двойник», плотно облегавший ладонь, и создавал иллюзию пронзенной металлическим острием руки.

Я и сам тогда смастерил такой гвоздь и стал показывать фокус школьным товарищам, внушая им, что все это мне удается благодаря умению ввести себя в гипнотическое состояние. Ободренный успехом у своих сверстников в школе, я где только и у кого только ни пытался разузнать что-нибудь новое, относящееся к фокусам, к разгадке их секретов. В дальнейшем, уже во время учебы в Институте физкультуры, начались мои многочисленные упорные тренировки, — надо было вырабатывать так называемою ловкость рук, репетировать новые фокусы. Меня стали приглашать для участия в студенческих и клубных концертах. А в 1936 году на проходившей в Тбилиси Республиканской олимпиаде художественной самодеятельности вузовской молодежи мне был присужден первый приз по разделу оригинальных жанров. Так начинался мой путь к профессиональной эстраде, на которой я работаю около сорока лет.

— Какие черты, на ваш взгляд, отличают творческую манеру Читашвили, как вы определили характер и стиль своих выступлений!

— Скажу сразу: я вообще противник любой громоздкой, сложной аппаратуры на эстраде. В 30-х годах, когда я пришел на эстраду, я постепенно стал освобождаться от многообразного реквизита, и, наконец, когда я остался один на один с публикой, надо было строить всю программу только на чистой манипуляции, исполняя в ритме музыки трюки, основанные на технике рук, ловкости пальцев, быстроте движений, но в чуть замедленном темпе. Все это придавало номеру некоторую загадочность, таинственность. В дальнейшем меня, откровенно говоря, очень порадовало, когда ряд молодых артистов избрали для себя такой же стиль, такую же манеру выступления.

— Работа каких из ваших коллег вам особенно по душе!

— Прежде всего назову народного артиста Армянской ССP А. Акопяна, завоевавшего большую популярность у зрителей. Мастерство его бесспорно. Поиски нового стали нормой творческой жизни талантливых артистов Лидии и Юрия Мазжухиных. Легко, изящно и занимательно работает Николай Быков. В приятной, исполненной мягкого юмора манере проводят свои выступления Константин Зайцев и Вероника Малиновская.

Заслуженный успех имеет у зрителей Александр Василевский. Помнится мне, как пришел он совсем юношей к нам в студию эстрадного искусства, которой руководил Н.П. Смирнов-Сокольский. И вот на первом же показе Василевского я вдруг увидел у него точную копию некоторых моих собственных трюков. Преподносил он их, правда, очень занятно, с подкупающей бесхитростностью, но я был в принципе (и поныне остаюсь) против всякого копирования трюков в нашем деле. Поэтому я и сказал тогда после просмотра: «Саша, попробуй подготовить что-нибудь новое, оригинальное, свое».

Прошло немного времени и на втором просмотре Василевский показал великолепный хитроумный трюк, который меня прямо-таки поразил. В дальнейшем Александр Василевский, с которым много поработал режиссер Леонид Маслюков, создал интересный и оригинальный репертуар, приобрел собственное творческое лицо, многие его номера и трюки я смотрю с большим удовольствием.

Если говорить о молодых артистах, дебютировавших в последние годы в жанре иллюзии и манипуляции, я бы назвал несомненно одаренных Владимира Руднева, Петра Билозора1. Это люди ищущие, пытливые, им под силу, как мне представляется, создание еще многих новых удивительных и своеобразных номеров и трюков.

— Вы не считаете, Дик Иосифович, что современным фокусникам, иллюзионистам с каждым годом становится все труднее удивлять зрителей! Кругозор людей, знания необычайно расширились. Они и сами привыкли, каждый в своей области, чудеса творить...

— Да, человек сейчас действительно создает много необычного,  это уже никого не удивляет. Последние достижения физики, химии, космической науки буквально перевернули все издавна сложившиеся представления об окружающем мире. Поэтому я считаю, что иллюзионист должен взять на вооружение современную науку и технику. Но главным, на мой взгляд, здесь, как и прежде, будет оставаться древнее, как мир, искусство манипуляции. Зрители видят на сцене такого же, как они, человека, а проделывает он на их глазах с помощью одних лишь рук чудеса. Вот в этом, пожалуй, секрет неиссякаемого интереса к фокусам.

— Но это, конечно, при том условии, что они непрерывно обновляются, совершенствуются. Ведь на старых фокусах, как известно, далеко не уедешь.

— А вот это уже предмет особого разговора. Оригинальный жанр действительно в достаточной мере традиционен. Но практика показывает, что иногда достаточно внести в него какой-то новый, на первый взгляд даже не очень значительный элемент, чтобы трюк или номер приобрели свежесть, самобытность, иное творческое звучание. Новое в нашем деле — всегда обязательно, чтобы не перепевать уже известное, не топтаться на одном месте. Известно, что часто менять программу мастера оригинального жанра не могут. Иллюзионист для нового фокуса проводит десятки безрезультатных опытов, прежде чем через два-три года достигнет желаемого эффекта. Конечно же, он испытывает законные чувства гордости и удовлетворения, когда придуманный им, порой буквально выстраданный номер имеет успех у зрителей.

Но бывает, к сожалению, и по-другому. Посмотрит какой-нибудь артист удачный номер своего коллеги и, не долго думая, возьмет и скопирует его.

— Если память мне не изменяет, вы когда-то об этом уже писали в газете «Советская культура».

— Да, это было в 1969 году. Но положение с тех пор, увы, мало в чем изменилось. Если говорить о своих собственных потерях, то можно было бы назвать множество таких случаев. Я приведу только три из них: один из моих любимых трюков — «исчезновение радиоприемника», на создание которого ушли многие годы, — позднее был полностью скопирован и демонстрировался в одной из цирковых программ; режиссеры Всесоюзной мастерской эстрадного искусства поставили один из моих оригинальных трюков «трансформация с разноцветными цилиндрами» в программе «На эстраде омичи».

Когда «заимствуют» какой-нибудь трюк, хотя бы известили об этом автора. Мне кажется, наверняка автор в Таком случае дал бы и добрый совет. Но, к сожалению, как правило, второе лицо старается скрыть, умолчать об этом, чтобы потом преподнести за свое. И вот вокруг некоторых артистов возникает своеобразный ореол первооткрывателей, первопроходцев, хотя выступают они с тем, что давно уже известно.

Показательна в этом плане статья «Тайна исчезающей воды» И. Символокова, опубликованная в прошлом году в журнале «Советская эстрада и цирк» (№ 9). Автор рассказывает, каких больших трудов, исканий стоило ему изобретение «исчезающей вазы с водой», ставшей центральным трюком его циркового аттракциона «Водяная феерия».

В связи с этим, обращаясь к истокам своего аттракциона, И. Символоков вспоминает, как весной 1966 года он увидел в Киевском цирке выступление иллюзиониста Ван Ю-ли.

«В особенности надолго, — пишет он, — озадачил меня один из его трюков: Ван Ю-ли после ловких кувырков по манежу поднимался в рост и доставал из халата большую чашу, до краев наполненную водой. Подумав, я догадался, как это делается, но тут же мелькнуло: «Хорошо, если бы чаша после того исчезла...» Это, казалось, мимолетное соображение прочно овладело моими помыслами и... прощай покой.

Целый месяц ломал я голову: каким образом может исчезнуть вода. Это уже было делом профессионального самолюбия. В поисках единственно верного решения я отбрасывал вариант за вариантом. И хотя скорлупа у этого орешка оказалась на удивление твердой, я все же разгрыз ее...»

Спору нет, аттракцион И. Символокова выглядит несомненно эффектно, зрелищно, в нем много интересных трюков. Но только зачем понадобилось артисту «ломать голову» и разгрызать орешек с твердой скорлупой, если уже начиная с 1954 года я выступал на эстрадах десятков городов, в сотнях концертов с номером «исчезающей чаши с водой», в которой еще к тому же плавали живые рыбки.

Чтобы не быть голословным, могу адресовать читателя к статье М. Долгополова «Искусство загадок и превращений» об этом моем номере, опубликованной в еженедельнике «Неделя» еще в 1960 году.

Как же могло случиться, что мимо профессионального артиста, работающего много лет в оригинальном жанре (а нас в стране не так уж много, все, можно сказать, на виду), прошел тот факт, что номер, который он выдает за свое изобретение, давно уже демонстрируется на публике и вовсе не является «новинкой».

Такую практику, конечно же, нельзя признать нормальной. Я говорю только о том, с чем сам столкнулся на собственном опыте. А сколько других подобных «заимствований» на эстраде и на манеже! И вроде бы никого это не беспокоит. Артисту оригинального жанра надо как-то узаконить и утвердить свое право на каждый созданный им трюк. Это необходимо сделать. Тогда и только тогда на эстраде ощутится приток оригинальных, не похожих друг на друга исполнителей. У артистов появится интерес и необходимость в создании своих, по-настоящему самобытных номеров. Это безусловно оживит эстраду, поможет ее росту и дальнейшему совершенствованию.

— Вами, Дик Иосифович, все время делается упор на «новое», «свежее», «оригинальное». Значит ли это, что вы сами заняты обновлением своего репертуара, готовите что-нибудь новое, способное поразить воображение зрителей. Не скажете ли вы, в заключение, и об этом.

— У нас, артистов оригинального жанра, не принято загодя рассказывать о задуманных трюках и фокусах. Но я непрерывно, изо дня в день и во время гастролей и дома готовлю новый репертуар. И надеюсь: мне еще не раз удастся озадачить и удивить зрителей оригинальными фокусами.

Беседу вел А. Амасович

1 В оригинале статьи, видимо, по недосмотру редакции фамилия Петра Билозора была ошибочно напечатана как «Белозеров». Прим. редактора сайта.


Фокусник Дик

Очерк Михаила Николаевича Долгополова из сборника «Минувших дней воспоминанья», 1977, стр. 323–326

ФОКУСНИК ДИК

Конферансье, ведущий программу концерта, объявляет:

— Иллюзионист Дик Читашвили...

В зале создается атмосфера ожидания чего-то необычайного и загадочного. И Дик Читашвили не разочаровывает зрителей.

Партнерша подает артисту раму со стеклом. Под стеклом чистый холст. Дик Читашвили приподнимает раму, предоставляя партнерше возможность писать картину красками. Она делает несколько мазков по стеклу, и на холсте вспыхивает изображение большой вазы с цветами. Дик демонстрирует картину зрителям. На мгновение он отводит раму в сторону и буквально на глазах у публики вынимает из-под стекла не холст с изображением вазы, а настоящую вазу с цветами. Зрительный зал разражается аплодисментами.

Следующий фокус вызывает еще большее удивление. Партнерша выносит на сцену круглую вазу с водой, расплескивающейся при ходьбе. Протягивает вазу Читашвили, иллюзионист накрывает ее шелковым платком, затем сдергивает — ваза с водой исчезла. Дик несколько раз взмахивает тканью, показывая ее со всех сторон. В складках ткани пусто, нет никаких «тайников». И все же снова из-под того же платка он вынимает вазу с водой и трепещущими рыбками в ней. Опять ваза покрывается «чудесной тканью» и опять исчезает. Еще несколько взмахов руками, и вместо вазы с рыбками появляется ваза, наполненная конфетами, которые он щедро бросает в зрительный зал.

Фокус следует за фокусом. Артист ставит на маленький треножник радиоприемник и начинает настраивать его. Слышна мелодия. Затем артист накрывает столик с радиоприемником большим платком и переносит его на авансцену. Мелодия звучит громче. Артист срывает покрывало — звук оборвался, радиоприемника нет!

Несколько лет работал Дик над созданием этого фокуса. Он создал чертежи и конструкцию каркаса «радиоприемника» настолько компактную, чтобы он складывался и уходил в незаметное углубление в крышке столика. Но ведь толщина крышки должна быть не более 12–15 миллиметров. Иначе любой зритель может догадаться, что именно в столик «уходит» аппарат. И снова начинаются поиски, пробы. Но как создать иллюзию «хаоса в эфире», как показать «настройку аппаратуры»? И Дик записывает на граммофонную пластинку характерные шумы, а потом и мелодию, которую он якобы ловит в эфире. В нужный момент ассистентка за кулисами включает патефон, и зрители слышат «радиопередачу».

Сейчас Читашвили начал искать другие варианты этого трюка. Он уменьшил габариты столика. Сделал доску совсем тоненькой. Потом вместо деревянной доски он начал ставить «радиоприемник» на лист стекла. И после того как «приемник», накрытый платком, исчезал, артист из-под ткани вынимал букет цветов и преподносил его зрителям.

Многих, вероятно, интересует творческий путь этого необыкновенного артиста, которого в шутку называют Дикий Читашвили.
Уроженец Тбилиси, Давид, или, как его уменьшительно называли родители — Дато, увидел как-то на улице бродячего фокусника. Под маленькую пиалу артист клал кусочек ваты, и в его ловких руках она превращалась в белого мышонка. Затем при напряженном внимании толпы мальчишек и взрослых фокусник «прокалывал» себе руку большим гвоздем, не проливая ни капли крови...

Дато ходил по дворам за этим артистом, считая его самым могущественным человеком в мире. Тбилисский школьник так увлекся фокусами, что решил проделывать их на переменке у себя в классе. Самый храбрый и выносливый парнишка Гоги, друг Дато, разрешил проколоть ему руку. Сеанс закончился печально. Дато получил серьезное внушение от директора. Дома его выпорол отец...

Окончив среднюю школу, Дато приехал в Москву держать экзамен в архитектурный институт. Его постигла неудача. Пришлось поступить на работу в лабораторию строительных материалов. Но где-то подспудно мечта о фокусах, о трюках все же жила. С особенной силой это проявилось в тот вечер, когда Дато пошел в Московский мюзик-холл и увидел там известного фокусника, виртуозного исполнителя множества трюков. Работа мастера поразила Дато.

У себя на работе он стал повторять многие трюки, обогащая их новыми интересными деталями. Часто в руках лаборанта на глазах его товарищей то появлялись, то исчезали различные колбы и пробирки. Внезапно они наполнялись неведомо откуда налитой водой, которая сейчас же таинственно выливалась.

Кто-то из сотрудников лаборатории рассказал о чудесах знакомому администратору эстрады, и Дато получил ошеломившее его предложение выступить перед началом киносеанса в клубе завода точных приборов. Долго молодой лаборант отказывался от заманчивого предложения. Но красноречие администратора победило. Выступление прошло настолько успешно, что сразу было организовано еще несколько концертов.

Из Москвы Давид вернулся в родной Тбилиси и по настоянию родителей, считавших профессию эстрадника делом несерьезным, поступил в институт физической культуры. Хороший спортсмен-легкоатлет, Давид Читашвили, казалось, совсем забросил свои фокусы. Но его снова заставили вспомнить о них.

В Тбилиси проводилась студенческая олимпиада художественной самодеятельности. Профком института настоял, чтобы Дато поддержал честь своего учебного заведения.

Пришлось согласиться. За искусство манипуляции, пластичность и красоту исполнения Читашвили получил первую премию. Успех не вскружил ему голову, и студент благополучно закончил институт. Быть может, из него и вышел бы хороший научный сотрудник, однако ретивые администраторы так и не дали ему покоя. Во время каникул Дато пригласили совершить гастрольную поездку. Всюду концерты его получали прекрасные отзывы зрителей и рецензентов.

Переменив имя Давид на Дик, Читашвили приехал в Москву и отправился в Мосэстраду. Один из незадачливых руководителей ее отказался даже просмотреть работу молодого артиста.

— Что? Иллюзионист?.. Не надо... Своих не знаем куда девать...

Тогда кто-то из знакомых порекомендовал Дику отправиться в Центральный дом Советской Армии. Там подбиралась группа для концертной поездки на Дальний Восток. Просмотр фокусов Дика превзошел все ожидания.

Шли годы, мастерство совершенствовалось и оттачивалось. Арсенал иллюзиониста пополнился множеством оригинальных трюков. Дик Читашвили объездил весь Советский Союз, с огромным успехом гастролировал на эстрадах Финляндии, Польши, Болгарии, Швеции, Норвегии, Югославии, Англии. Побывал в странах Африки и на Востоке — в Корее, Индии, Бирме, Цейлоне.

В Лондоне во время гастролей Читашвили критик газеты «Дейли экспресс» писал: «Я ставлю искусство Дика Читашвили на вершину мировых иллюзионистов». А газета «Санди тайме» добавляла: «Мало иллюзионистов, которые смогли бы сравниться с Читашвили в искусстве невозможное сделать возможным». Печать Дании называла Читашвили «иллюзионистом международного класса». А финская газета «Ууси-Суоми» шутливо замечала: «При виде невероятных трюков Читашвили у зрителей выкатываются глаза на лоб...»

Творчество Читашвили неиссякаемо. Он все время в поиске. Изобретает, пробует, экспериментирует, умело использует законы физики, химии, биологии и психологии, конечно.


Из книги А.Н. Василевского «Иллюзионное искусство», 2007, стр. 25–27

Д.И. Читашвили

Дик Читашвили появился на московской эстраде после 1 конкурса артистов эстрады. Молодой, элегантный, очень пластичный, он произвел хорошее впечатление на жюри. Его фокусы производили впечатление чуда, родившегося прямо здесь, на сцене. Так подавал свое выступление артист.

На сцене был неторопливый, сдержанный граф, голубых кровей, одетый во фрак, как бы вышедший на сцену с дипломатического раута.

Плохо говоря по-русски, Читашвили показывал фокусы молча. Со времен Читашвили, как само собой разумеющимся, стало выступление молчащего фокусника.

У Читашвили были в основном манипуляционные трюки, с небольшим по размерам реквизитом. Начинал он свое выступление всегда с появления вазы с водой и рыбками. В последующие годы он добавил в этом трюке появление вазы с огнем, потом появлялась ваза с конфетами, которые раздавали зрителям, и на финал появлялась ваза с рыбками. Все это шло из одной зарядки. Он никуда не уходил и стоял на самой авансцене!

Затем он закуривал и из дыма у него появлялся белый цветок. Он прикреплял его на лацкан. Затем из дыма у него появлялся белый шарик, потом второй, третий, четвертый. Они появлялись у него между пальцами, а на лацкане фрака в это время меняла свой цвет хризантема. Она становилась желтой, зеленой, красной.

В дальнейшем Читашвили применял разноцветные шарики и делал размножение курительных трубок.

Заканчивал номер он обычно исчезновением деревянной трости. Читашвили стучал по рампе сцены тростью. Все слышали ее деревянный стук. Он завертывал трость в бумагу и тут же рвал ее. Трость исчезала!

В последующие годы он стал рассказывать, что черная деревянная трость сделана из бумаги, а звучит при ударе об пол, металлическая блестящая трубка находящаяся внутри бумажной оболочки. Затем трубка прячется в фалды фрака, а бумажная оболочка, имитирующая трость завертывается в бумагу и разрывается.

— Теперь вы знаете, все, — говорил артист, — придете домой, и сможете сделать то же самое. Не забудьте только сшить фрак. И тут он замечал торчащую из-под фалды трубку.

— Что делать с трубкой?

Он брал из-под фалды трубку, завертывал в бумагу и рвал ее на куски!..

Читашвили всегда искал и делал что-то новое. У него был трюк, где он поднимал над собой двумя руками платок, а когда опускал его, на голове у него появлялся черный цилиндр. Он поднимал и опускал платок несколько раз, и каждый раз цилиндр менял цвет. В дальнейшем вместе с цилиндром у него стал менять свой цвет жилет.

Работала с ним его жена Ирина. Они делали такой трюк. У Ирины в руках поднос, а на нем бутылка вина. У Читашвили бокал. Он жестом просит у Ирины вина, но та, улыбаясь, отказывает ему. Тогда Читашвили делает фокус. У него в бокале появляется вино, а у Ирины в бутылке убывает!..

Вместе они делали и такой трюк. Ирина выносила вазу с водой и рыбками. Читашвили на секунду перекрывал ее платком и когда он отдергивал платок, вазы в руках у Ирины не было!

Мне очень нравился один трюк Читашвили, который по сей день никто не делает. Читашвили разрывал лист бумаги размером с небольшую газету, на котором был напечатан Валет Треф. Он складывал обрывки, сминал их, затем разворачивал и лист бумаги с рисунком Валета оказывался целым.

— Для этого фокуса, — говорил он зрителям, — мне нужно иметь два одинаковых листа бумаги.

И брал два одинаковых листа, где был изображен столик с вазой и цветами.

— Рисунок не имеет значения. Я складываю один лист заранее и держу в руке. Теперь разрываю другой лист, сминаю его и разворачиваю заранее свернутый лист. Вот так делается этот фокус!..

Читашвили показывал целый лист, но на рисунке был только стол. Вазы с цветами не было. Читашвили чувствуя по реакции зрителей, что что-то не так, поворачивал лист к себе, видел, что вазы нет и... загадочно улыбнувшись, медленно поворачивал лист снова лицом к зрителям. На рисованном столике появлялась натуральная ваза с цветами!

Признаюсь, что на меня этот трюк производил большее впечатление, чем превращение девушки во льва.

Когда еще не в каждом доме был телевизор, у Читашвили был такой трюк. На сцене стоял столик на одной ножке. На нем телевизор Темп-2 с большим экраном. Читашвили включал его, настраивал. Включал звук. На экране шел фильм о Чапаеве. Читашвили накрывал телевизор большим платком, брал на руки, шел на авансцену и бросал платок вверх! Телевизора там не было!

Поражало то, как в те времена он умудрялся сделать такой сложный реквизит. Д.И. Читашвили оказал решающее влияние на становление иллюзионного жанра на советской эстраде. Его копировали, ему подражали, он был эталоном мастерства.

Фото

  • ЧИТАШВИЛИ Дик (Давид) Иосифович (1913 – 1979)
  • ЧИТАШВИЛИ Дик (Давид) Иосифович (1913 – 1979)
  • ЧИТАШВИЛИ Дик (Давид) Иосифович (1913 – 1979)
  • ЧИТАШВИЛИ Дик (Давид) Иосифович (1913 – 1979)
  • ЧИТАШВИЛИ Дик (Давид) Иосифович (1913 – 1979)
  • ЧИТАШВИЛИ Дик (Давид) Иосифович (1913 – 1979)

Видео

Дик Читашвили в художественном фильме «Веселые звезды», 1954 год

Выступление Дика Читашвили на «Голубом огоньке», 1966 год