Кто есть кто в отечественном иллюзионном жанре
 Все  А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Я 
 

МОЗЖУХИН Юрий Александрович (1922 – 1993)

МОЗЖУХИН Юрий Александрович (1922 – 1993)

Юрий Александрович Мозжухин (20.07.1922, Тбилиси – 8.12.1993, Москва) — иллюзионист. Лидия Алексеевна Мозжухина (Литфия Абубакировна Ляпина) (род. 29.12.1928, село Большая Поляна, Мордовская АССР) — иллюзионистка, народная артистка РСФСР (1988). Почетные члены Английского магического круга (1958).

Юрий Мозжухин впервые вышел на эстраду в 14 лет как жонглер в коллективе Красноярского эстрадно-концертного бюро. В 1938 начал выступать с номером, в котором сочетались жонглерские и иллюзионные трюки. В 1939 подготовил сольную иллюзионную программу в двух отделениях. Во время войны участвовал во фронтовой бригаде Казахской филармонии. В 1947–1948 в теаджазе Б. Ренского. В иллюзионно-жонглерском номере в качестве реквизита использовал некоторые музыкальные инструменты (кларнеты, барабан).

С 1951 Мозжухин стал выступать в паре с партнершей Лидией Мозжухиной. Артисты по очереди демонстрировали иллюзионные трюки. Впервые показали фокус с двумя цыплятами, которые неожиданно появляются в зажженной лампочке (1956). В качестве своего иллюзионного реквизита, оформленного в стиле хохломы, используют: ведра, коромысло, матрешек, самовар. Большинство их иллюзионных трюков являются авторскими. Например, из пустой стеклянной коробки извлекают горжетку из меха черно-бурой лисицы, которая внезапно превращается в живую лису; из небольшого ведра достают большую хрустальную вазу, а затем огромный самовар. Работают легко, непринужденно, создавая впечатление веселой, дружной игры.

Начиная с 1956, ежегодно гастролировали за рубежом, объездили почти все континенты: страны Западной и Восточной Европы, США, страны Африки, Латинской Америки, Центральной и Юго-Восточной Азии.

Похоронен Юрий Александрович на Троекуровском кладбище.


Сочинения:
  1. Мозжухин Ю.А. Мама, я стал артистом... Истории из жизни иллюзионистов. М.: фирма «Кволитайп», 1997.

Литература:
  1. Наш вторник // Литературная газета, № 46, 16.04.1959, стр. 3;
  2. Вадимов А.А., Тривас М.А. От магов древности до иллюзионистов наших дней. М.: Искусство, 1966, стр. 267–268; 1979, стр. 229;
  3. Липскеров Ф. Путь к себе // Советская эстрада и цирк, 1975, № 10, стр. 22–23;
  4. Кривенко Н. Размышления о волшебниках // Советская эстрада и цирк, 1976, № 7, стр. 13;
  5. Бойко А. Столь драгоценная органика // Советская эстрада и цирк, 1981, № 9, стр. 6–7;
  6. Гортинский Е. Цыплята в лампочке и другие чудеса // Огонек, 1986, № 47;
  7. Кривенко Н.В. Неразгаданные фокусы Мозжухиных // Советская эстрада и цирк, 1987, № 2, стр. 24–25;
  8. Терская В. Просто мы работаем волшебниками // Газета «Вечерняя Москва», 5.03.1987, стр. 3;
  9. Дмитриев Ю.А. Парадокс эстрады // Советская эстрада и цирк, 1989, № 4;
  10. Замковец Г. Московский государственный театр эстрады. М.: МГТЭ, 1990, стр. 72;
  11. Макаров С.М. Эстрада в России. XX век. Лексикон. М.: Росспэн, 2000, стр. 363–364;
  12. Макаров С.М. Эстрада в России. XX век: энциклопедия. М.: Олма-пресс, 2004, стр. 401;
  13. T.G. Źywe kurczę w żarówce (Живой цыпленок в лампочке) // Przyjaźń (журнал «Дружба»), № 35 (501), 31.08.1958, стр. 10, (на польском яз.);
  14. Russian Party Entertained // Birmingham: неизвестная газета, 1959.

Из книги А.А. Вадимова и М.А. Триваса «От магов древности до иллюзионистов наших дней», 1966, стр. 267–268; 1979, стр. 229

Приятное впечатление производит десятиминутный номер Юрия и Лидии Мозжухиных (Юрий Александрович Мозжухин, род. 1922, и Люфтия Абибакировна Мозжухина, род. 1928). В их руках из хрустальной вазы исчезает вода. Два живых цыпленка появляются в электрической лампочке. Артисты показывают старинное русское полотенце с вышитыми на его концах петухами, один из которых превращается в большого, жирного живого петуха.


Путь к себе

Статья Федора Липскерова в журнале «Советская эстрада и цирк», № 10 1975, стр. 22–23

ПУТЬ К СЕБЕ

Часто мы, конферансье, в обычных эстрадных концертах, объявляя выступления того или иного артиста, произносим: «А сейчас выступит артист Оригинального жанра такой-то» или «Артисты оригинального жанра такие-то».

В этих случаях имеется в виду не оригинальность самого номера, а принадлежность его к жанрам, имеющим некоторое отношение к цирку.

А между тем после такого объявления следует выступление жонглеров, акробатов или фокусников с традиционными, повторяющими друг друга номерами, переходящими из поколения в поколение, из десятилетия в десятилетие. Сотни таких номеров бытуют на нашей эстраде и, вероятно, это закономерно, а бороться с этим невозможно, да и стоит ли? Работы на всех хватает — и первооткрывателям и подражателям.

Но истинно оригинальным артистом по справедливости может считаться лишь тот, который нашел в своем деле что-то единственное и неповторимое или, как принято говорить, нашел свое творческое лицо, не похожее на сотни других лиц.

«Семейный дуэт» в том виде, в котором он существует сейчас, открыт Марией Мироновой и Александром Менакером, «парный конферанс» — Львом Мировым и Евсеем Дарским, подлинно оригинальными были сатирические фельетоны Николая Смирнова-Сокольского, и были они совсем не похожи на сатирические же фельетоны тоже оригинального артиста — несправедливо забытого Григория Афонина.

Акробаты братья Борис и Владимир Воронины, большие мастера своего дела, открыли новую оригинальную страницу в традиционном жанре партерной акробатики так же, как и совсем разные, подлинно оригинальные фокусники Арутюн Акопян и Дик Читашвили, разные во всем — от манеры поведения до подбора трюков.

Конечно, «путь к себе» очень труден и требует не только профессионального умения, но и повседневных размышлений, бессонных ночей и настоящего изобретательства. А ведь найти трюк — еще не самое главное. Бывает, что самый эффектный трюк не вписывается в логику номера или просто почему-то не имеет успеха у зрителей, и, несмотря на всю эффектность, от него все-таки приходится отказываться. И надо начинать все с самого начала. И так всю жизнь — искать, искать, искать.

Мой рассказ — о мастерах эстрады Лидии и Юрии Мозжухиных, которые в течение многих лет украшают наши эстрадные концерты, о «пути к себе» этих артистов.

Мне хорошо известны жизнь и работа Мозжухиных. Жизнь, потому что обитаем мы с ними на одной лестничной площадке, а работа их известна мне просто потому, что часто встречаюсь с ними в концертах и с любопытством слежу за их поступательным движением в искусстве.

Мозжухины — иллюзионисты, фокусники. Конечно я мог бы подробно описать их номер, трюки, входящие в него. Но я не буду этого делать потому, что понимаю, как нелепо пытаться пересказывать фокусы.

К счастью, в жизни почти каждого человека, особенно в жизни артиста, найдется некоторое количество людей, которые доброжелательно отнеслись к нему в самом начале, обратили на него внимание и чем-то помогли в годы становления.

Были такие люди и в жизни Мозжухиных. Люди, которые не только заметили и по достоинству оценили начинающих артистов, но и предоставили им возможность выступить в одной из программ эстрадного театра сада имени Баумана — второй по значению концертной площадки летней Москвы.

Выступать в Москве — это было счастьем. Но это было и проверкой уровня мастерства молодых провинциальных артистов, ибо московские эстрадные программы были очень сильны по своему составу.

Мозжухины «прошли» в столице. Вот тут-то и начался их «путь к себе», поиски своего почерка, новых трюков, нового стиля в работе. Я видел одно из первых выступлений Лидии и Юрия в саду имени Баумана. Все, что они делали было продумано до последней мелочи, было предельно элегантно — от манеры поведения на сцене до великолепных, со вкусом сшитых ярко-желтых костюмов, которые производили впечатление какого-то солнечного лучика, яркого праздничного пятна.

Произошло в жизни Мозжухиных и еще одно событие. В Москву приехал Курт Эрик Ернклев — директор или владелец, точно не знаю, всех эстрад летних парков Швеции. Приехал он набирать первую советскую программу для работы на шведской эстраде.

Ернклев был человек очень дотошный, не принимавший ничего на веру. Он не верил ни в какие рекомендации, и сам хотел видеть того или иного артиста, которого собирался включить в свою программу. Он ходил на концерты и посещал все просмотры.

Вот какую программу для первых выступлений советских артистов в Швеции подобрал Ернклев: Людмила Богомолова и Станислав Власов — солисты балета Большого театра, народные артисты республики Тамара Сорокина и Алексей Большаков, уникальный жонглер (увы, его уже нет среди нас) Михаил Мещеряков, кукольники Софья Мей и Игорь Дивов, акробаты Борис и Владимир Воронины, одна из лучших балетных пар в жанре русского танца — Лия Новгородова и Юрий Медведев и Мозжухины.

Несомненно, успех в Швеции несколько помог молодым артистам. Но, конечно, никакой успех и никакие хвалебные рецензии не помогли бы Мозжухиным, если бы они не подготовили новые интересные, своеобразные номера. Трюки Мозжухиных сейчас уникальны, и за каждым трюком, за каждым фокусом — большая и напряженная работа.

Говорят, за рубежом существуют так называемые «депо фокусов». Вы можете придти туда и купить любой фокус и даже аттракцион и демонстрировать его зрителям. У нас таких депо нет, и слава богу, потому, что никакое ремесло не может сравниться с поисками в искусстве. Я не собираюсь описывать все трюки, входящие в номер Мозжухиных, но об одной из работ попытаюсь все же рассказать, ибо работа эта любопытна и поучительна. Длился этот трюк на сцене всего полторы минуты, а шли к этому трюку Мозжухины шесть лет.

Трюк был вот какой. На сцену выносили прозрачную коробку, в которой лежала шкурка чернобурой лисы, как раньше ее называли «горжетка», очень популярная когда-то среди модных дам. И эту самую горжетку Лидия элегантно накидывала себе на плечи. Пока ничего особенного — горжетка, как горжетка. После этого горжетку закрывали в тот же ящик, вновь его открывали и вместо горжетки из ящика появлялась настоящая живая чернобурая лиса, которую Лидия опять-таки набрасывала себе на плечи.

Что же требовалось для того, чтобы создать такой трюк? Нужно было выдрессировать лисицу, приучить ее к публике. Лисицу дрессировали сами. Для того, чтобы приручить ее приходилось кормить с рук. Начали кормить с рук. Лисица стала ручной. Но артистам нужно было уехать в длительную гастрольную поездку. Пришлось оставить лисицу знакомым, которые не рвались быть дрессировщиками и кормили ее из кормушки. И по приезде из гастролей все пришлось начинать сначала. Наконец снова приручили. Но хозяева квартиры, которую снимали Мозжухины, были против того, чтобы их квартира превращалась в филиал Московского зоопарка. Лисицу перевели в сарайчик во дворе. Все шло хорошо до тех пор, пока несколько предприимчивых молодых людей не сообразили, что живая чернобурка может быть без особых трудов превращена в горжетку. Сарайчик взломали, и трюк с превращением лисицы в горжетку прошел более или менее благополучно. Молодых людей судили, они получили по заслугам, шкурку вернули артистам и... все надо было начинать с самого начала. Купили новую лисицу, но содержали ее уже в Уголке имени Дурова. Шли дни репетиций, проходили годы. Прошло шесть лет. Трюк исполнили несколько раз, он имел большой успех. Но лисицу не «прописывали» в гостиницах, отказывались возить в поездах и самолетах, а оставаясь в Москве одна, она быстро «раздрессировывалась». Шесть лет работы пропали даром. Уникальный номер погиб из-за организационных неурядиц.

Конечно, не каждый трюк занимал годы. Трюки готовились параллельно, изобретался и готовился реквизит; пока «работались» одни трюки, на подходе были уже новые, и за каждым из них стояла долгая мучительная работа.

...Я сижу у Лидии и Юрия в их квартире на улице Усиевича. Мы пьем чай и неторопливо беседуем о нашей работе, о профессиональных трудностях и о тех путях-дорогах, которыми прошли артисты.

Юрий Мозжухин вспоминает о балагане — первой своей стационарной площадке, которая была разбита около колхозного рынка в Алма-Ате и на сцене которой Юрий Мозжухин делил успех с дрессировщиком Луиджи Безано.

Артисты вспоминают и о своей первой встрече — встрече студентки Лиды, балерины из художественной самодеятельности, и начинающего фокусника Юры Мозжухина. Они полюбили друг друга. Увлеченность Юрия своей профессией передалась и Лидии, хотя она видела все муки, которые доставляла эта профессия ее будущему мужу. Юрий иногда с улыбкой повторяет слова бессмертного Шекспира: «Она меня за муки полюбила, а я ее за состраданье к ним».

И, конечно, вспоминаются концерты — на Северном полюсе для полярников, в Болгарии, где сценой было подножие легендарной Шипки, концерт на телевидении Би-Би-Си в Лондоне, после которого артистов приняли в почетные члены Общества фокусников Великобритании.

Артисты рассказывают мне о новых трюках, которые сейчас готовятся. Честное слово, очень интересные трюки!


Из статьи Ник. Кривенко «Размышления о волшебниках»

Журнал «Советская эстрада и цирк», 1976, № 7, стр. 13

Как и всегда, большую радость доставили иллюзионисты Лидия и Юрий Мозжухины. Номер знакомый, но артисты умеют так выразительно и ярко преподнести свое загадочное искусство, что всякий раз создается впечатление, будто видишь их впервые. Что там ни говори, а зрелое, предельно отшлифованное и выверенное до мелочей мастерство — великая вещь!


Из статьи Анатолия Бойко «Столь драгоценная органика»

Журнал «Советская эстрада и цирк», 1981, № 9, стр. 6–7

Разумеется, в каждом отдельном случае принцип музыкального оформления различен — ведь все зависит от характера номера, его трюкового содержания, индивидуальности исполнителя. Так, например, заслуженные артисты РСФСР Лидия и Юрий Мозжухины во время своего выступления демонстрируют как ультрасовременные трюки, основанные на достижениях науки и техники с использованием современного реквизита, так и трюки с традиционными предметами русского прикладного искусства (матрешки, самовар, хохломские ведра). Каждый трюк разработан артистами до уровня самостоятельной, законченной миниатюры. Как быть с музыкой в таком номере? Когда возникла необходимость создания специального музыкального оформления их номера, то все началось именно с подбора музыки для каждого трюка. Таким образом, было отобрано шесть музыкальных тем. Исполнялись они различными оркестрами. Вместе со звукорежиссером фонограммы были кропотливо смонтированы. Подбирались только близкие по оркестровому стилю варианты записей. И в результате удалось создать выразительное музыкальное оформление, точно отвечающее характеру каждого трюка и вместе с тем создающее целостное впечатление о номере.

Таким образом, можно констатировать, что музыка в номерах оригинального жанра в одних случаях является не более как музыкальным фоном, ритмической основой, в других — органическим единством с драматургией номера и личностью исполнителя.

Надо ли говорить о том, почему последнее предпочтительнее, — вопрос в том, как достичь столь драгоценной органики.


Неразгаданные фокусы Мозжухиных

Статья Николая Кривенко в журнале «Советская эстрада и цирк», 1987, № 2, стр. 24–25

НЕРАЗГАДАННЫЕ ФОКУСЫ МОЗЖУХИНЫХ

Юбилейные вечера артистов не похожи один на другой. Бывает, что зрители, пришедшие на такой вечер, да и сами юбиляры, с трудом сдерживают зевоту, слушая чтение бесконечных поздравительных «адресов», заключенных в одинаковые темно-красные папки. Разные люди от имени и по поручению разных организаций произносят, в сущности, одни и те же слова, которые от частых повторений утрачивают живую человеческую теплоту. Радостное, казалось бы, событие в жизни человека превращается в скучное «мероприятие», от которого потом ничего, кроме коленкоровых папок, не остается.

Вот чего-чего, а скуки, казенщины, заранее отрепетированных дифирамбов и в помине не было на юбилейном творческом вечере иллюзионистов Лидии и Юрия Мозжухиных, который состоялся недавно в Центральном Доме работников искусств СССР. Он надолго запомнится, я думаю, и самим артистам, и тем, кто пришел поздравить их с двойным юбилеем — 35-летием дуэта и 50-летием творческой деятельности Ю. Мозжухина.

Многое подкупало в этом вечере. И оригинальный, «с фокусом» пригласительный билет, на котором надо было отогнуть два бумажных окошечка, чтобы открылись лица юбиляров. И то, как тепло, без выспренних слов, представил виновников торжества писатель М. Грин. И то, наконец, как непринужденно, по-домашнему, чувствовали себя люди в зале и на сцене.

Экспромтом, что называется с ходу, спела величальную песню Л. Зыкина. Юбиляров приветствовали Н. Озеров и первая олимпийская чемпионка Н. Пономарева. Бразды правления на вечере взяло в свои руки мушкетерское трио наших ведущих конферансье — Б. Брунов, С. Дитятев, Л. Шимелов. Великолепный номер привезли из Ленинграда Б. Панфиленок и В. Букатич. Песню о юбилярах, специально написанную к этому вечеру, исполнила А. Литвиненко. Очаровательную куклу — цыпленка подарили представители мозжухинского «отдела кадров» — Братцевской птицефабрики, которая регулярно снабжает иллюзионистов новорожденными цыплятами для их номера. В честь юбиляров выступали Г. Хазанов, А. Горяченков, Ю. Филимонов, Л. и А. Садофьевы, М. Барташева, А. Гайдаров и А. Евтушенко, А. Птицын, М. Евдокимов...

Для оценки мастерства артистов первостепенно важно отношение к ним зрителей, их успех или неуспех у публики. Но есть еще один критерий, не менее, может быть, существенный — отношение к ним других артистов, их собратьев и коллег по нелегкому актерскому труду. Уж они-то, как правило, не ошибаются в оценке творческих достоинств своих товарищей, видят и знают такие профессиональные тонкости, на которые мы, зрители, не всегда обращаем внимание.
Вечер Мозжухиных потому, мне кажется, и получился таким увлекательным, что работники искусств, которые их приветствовали и поздравляли, принесли в ЦДРИ не только обычные в таких случаях цветы, но и тепло своих сердец, искреннее восхищение замечательным мастерством уникального дуэта. Будем откровенны: не так-то много у нас иллюзионистов, чьи выступления можно смотреть бесконечно, наперед зная, что сегодня, как и вчера, вы не сможете отгадать, каким образом «из ничего» появился самовар и как два живых цыпленка оказались в запаянном стеклянном баллоне горящей лампочки. Искусство Мозжухиных убеждает что и знакомые номера и трюки можно смотреть не один раз, при условии, разумеется, что это — отличные номера и отличные трюки. Да к тому же еще и оригинальные: Мозжухины первооткрыватели в иллюзионном жанре, они никогда не показывали в своих программах того, что показывают другие артисты.

И вот что еще примечательно. В нашей профессиональной среде мы часто говорим об артистизме, о том, как важно, чтобы исполнитель, выходящий на эстраду, был предельно раскован, гармоничен, всецело поглощен номером. Правда, иногда эта раскованность, особенно у начинающих конферансье, подменяется нарочитой небрежностью, даже развязностью, но это тема другого разговора.

У Мозжухиных, как кто-то хорошо сказал на вечере, застенчивый артистизм. Они не мурлыкают песенки, как это делают иные иллюзионисты, не рассказывают о том, с каким триумфом проходили их гастроли в зарубежных странах и какие международные награды ими завоеваны — они просто показывают фокусы. И вот в этой непоказной естественной простоте, в изысказанности каждого движения и жеста видится мне отличительная особенность артистизма Мозжухиных.

И, наконец, последнее. Не рискую касаться деликатного вопроса о том, сколько лет партнерше Ю. Мозжухина. Но ведь ему-то самому, если верить пригласительному билету, наверное, «далеко за шестьдесят». Подозреваю, однако, что это — очередной и тоже неразгаданный иллюзионный трюк. Лидия и Юрий Мозжухины выглядят так, как они выглядели десять и даже двадцать лет назад. Усматриваю в этом не только радение артистов о своем здоровье, но и их внимание к нам, зрителям, их благоговейное, ответственное отношение к искусству. Мозжухиным далеко небезразлично, в каком виде, в какой творческой форме выходят они на сцену, они хотят и умеют оставаться молодыми.

За это, как и за многое другое, им тоже превеликое спасибо!

Фото

  • МОЗЖУХИН Юрий Александрович (1922 – 1993)
  • МОЗЖУХИН Юрий Александрович (1922 – 1993)
  • МОЗЖУХИН Юрий Александрович (1922 – 1993)
  • МОЗЖУХИН Юрий Александрович (1922 – 1993)
  • МОЗЖУХИН Юрий Александрович (1922 – 1993)
  • МОЗЖУХИН Юрий Александрович (1922 – 1993)

Видео

Выступают Лидия и Юрий Мозжухины