Кто есть кто в отечественном иллюзионном жанре
 Все  А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Я 
 

ШИРВАНИ Мансур Гуламович (1919 – 1980)

ШИРВАНИ Мансур Гуламович (1919 – 1980)

Мансур Гуламович Ширвани (5.03.1919 – 15.06.1980) — манипулятор, иллюзионист, дрессировщик. Заслуженный артист Азербайджанской ССР (1967). С 1948 выступал на эстраде. С 1950 — в цирке (с 1952 — в Азербайджанском цирковом коллективе). М. Ширвани — автор и исполнитель ряда оригинальных, трюков (появление на пустом столе живого козленка, извлечение из развернутого шелкового платка пяти живых попугайчиков и др.). Партнеры Ширвани — его жена Лейли Ширвани (р. 1919) и дочь Джамиля Мансуровна Ширвани (р. 13.07.1941), заслуженная артистка Азербайджанской ССР (1988). В 1965 году Мансур Гуламович, не прекращая работы в качестве манипулятора, прошел предварительную стажировку и принял аттракцион В.Г. Дурова. Участвовал в гастролях за рубежом (МНР, Венгрия, Чехословакия). Снялся в роли венгерского фокусника в киноальманахе «Две улыбки» (новелла «Выкрутасы»), 1969 год.

Джамиля в 1979 году приняла от отца группу дрессированных животных. Впоследствии создала свой вариант номера — «Экзотические животные» (слон, кенгуру, ламы, фламинго, обезьяны и др.).

Артист похоронен в Москве на Митинском кладбище.


Литература:
  1. Цирк. Манипуляция Ширвани [афиша] / художники М.В. Мануилов, А. Клементьев;
  2. Григорюк Т. «Мы из Баку» [фото на арене] // Советский цирк, 1959, № 7, стр. 6;
  3. Фотография М. Ширвани во время исполнения фокуса // Советский цирк, 1961, № 12;
  4. Айхенвальд Ю. Добрые улыбки искусства [про фильм «Две улыбки»] // Искусство кино, 1971, № 9, стр. 67;
  5. Дмитриев Ю.А. Фокусы и фокусник // Советская эстрада и цирк, 1971, № 12, стр. 14–15;
  6. Кио Э.Т. Фокусы и фокусники. М.: Искусство, 1958, стр. 95;
  7. Вадимов А.А., Тривас М.А. От магов древности до иллюзионистов наших дней, М.: Искусство 1966, стр. 263;
  8. Рубанова Н.С., Удивительная женщина // Советская эстрада и цирк, 1990, № 3, стр. 26–28;
  9. Цирковое искусство России. Энциклопедия, М.: , 2000, стр. 433.

Фокусы и фокусник. Из коротких рецензий Юрия Арсеньевича Дмитриева

Журнал «Советский цирк», 1961, № 12, стр. 14–15

ФОКУСЫ И ФОКУСНИК

Азербайджанский артист Ширвани все больше совершенствует свой номер. У него появился ряд своеобразных фокусов. Особенно привлекателен один: на пустой стол набрасывается покрывало, секунда — покрывало сдергивается, и на столе оказывается козочка. Такого трюка, кажется, нет больше ни у одного фокусника. И он подходит к азербайджанскому колориту номера Ширвани. Думается, что и в дальнейшем артист должен уделять таким своеобразным, имеющим национальную направленность трюкам особое внимание.


Из книги Э.Т. Кио «Фокусы и фокусники», 1958, стр. 95

С исключительной чистотой проделывает манипуляции участник азербайджанского циркового коллектива Мансур Ширвани. Он и в манере своей работы и даже во внешнем облике отходит от традиции, выходя на манеж в простом, скромном пиджаке.


Из книги А.А.Вадимова и М.А.Триваса «От магов древности до иллюзионистов наших дней», 1966, стр. 263

Азербайджанский иллюзионист Мансур Гуламович Ширвани (род. 1919) выступает на манеже цирка с 1958 года. Хороший манипулятор, он работает с большим художественным тактом, строя свою программу на элементах азербайджанского народного творчества. Ширвани выступает в национальном костюме. Его номер начинается с неожиданного появления на маленьком столике живой козочки. В руках иллюзиониста появляются и исчезают бутылки, кружки, платки, карты. Он проделывает трюки с жидкостями. Национальный колорит народных фокусов Ширвани придает его выступлениям приятное своеобразие.

При подготовке данного материала выяснилась любопытная деталь. М.Г. Ширвани упомянут только в первом издании книги «От магов древности до иллюзионистов наших дней» от 1966 года. Во втором издании 1979 года его имя отсутствует. Вероятно, потому что к тому времени он окончательно переквалифицировался из фокусников в дрессировщики.


О присвоении М.Г. Ширвани звания заслуженного артиста Азербайджанской ССР

Опубликовано в журнале «Советская эстрада и цирк», 1968, № 9, стр. 7

Мансур Ширвани с детства полюбил увлекательное искусство манипуляции. Трудовая жизнь его началась в печати, но давнее увлечение одержало верх. В 1949 году он участвовал в просмотре любительских номеров, после чего был приглашен на работу в цирк.

Артист досконально изучал то, что делали и делают многие фокусники, но стремился придать своим выступлениям оригинальность, своеобразный колорит. Свой номер он облек в красочную национальную форму.

За годы артистического пути Ширвани демонстрировал свое мастерство во многих городах Советского Союза, неоднократно бывал за рубежом. Последние несколько лет М. Ширвани выступает с аттракционом народного артиста СССР В. Г. Дурова.

Указом Президиума Верховного Совета Азербайджанской ССР Мансуру Гуламовичу Ширвани присвоено звание заслуженного артиста Азербайджанской ССР.


Удивительная женщина

Статья Натальи Семеновны Рубановой в журнале «Советская эстрада и цирк», 1990, № 3, стр. 26–28

УДИВИТЕЛЬНАЯ ЖЕНЩИНА

Я возвращалась в Москву после гастролей по Средней Азии. Но по техническим причинам самолет приземлился в аэропорту города Фрунзе. Было объявлено, что вылет состоится не ранее, чем через десять-двенадцать часов. Опечаленные пассажиры разбрелись в разные стороны. Многие тут же уехали в город. Воспользовавшись случаем, поехал и я. В центре города я увидела афишу: «Джамиля Ширвани с группой экзотических животных». Настроение сразу поднялось. Встретиться с артисткой, которую я видела много лет назад, когда та работала в совершенно других жанрах, было любопытно.

Сама я тоже начинала в цирке как воздушная гимнастка, но основным жанром для меня всегда оставалась иллюзия, поэтому мне было особенно интересно увидеть работу человека, перешедшего от гимнастики и иллюзии к дрессировке.

Я была обрадована увиденным. В группе экзотических животных, принадлежащих Джамиле Ширвани, участвовали самые разные звери. Здесь были бегемоты, кенгуру и пеликаны, зебры, лисы и волки, пони, медведи, ламы, козы и собаки. И Джамиля с легкостью управляла ими.

Люди-то порой с трудом находят общий язык, а тут животные. Они и в естественных условиях часто не уживаются друг с другом, в манеже не только ладили, но и разыгрывали забавные сценки, старались подыграть один другому. Например, было забавно наблюдать, когда большая рыжая лисица, взяв курс на бегущую по кругу пони, несколько раз взлетала на нее но, не удержавшись и двух секунд, спрыгивала в манеж, а затем снова пыталась повторить и зафиксировать трюк. После очередной неудачи — а надо заметить, что пони бежала очень быстро — лиса, высунув язык, снова повторила комбинацию. И вдруг лошадка на миг сдержала бег, чтобы лиса укрепилась на ее спине, а затем тут же набрала прежнюю скорость. Ну как тут было удержаться от аплодисментов?

Красив первый выход артистки: она выезжает в кабриолете, запряженном тремя грациозными ламами. С легкостью проведя кабриолет трижды по кругу манежа и тем самым представив актрису зрителям, ламы вывозят кабриолет на середину и, подогнув передние ножки и задрав свои милые мордочки вверх, кланяются. Конечно, все делается по команде, иначе и быть не может. Но команды как таковой не замечаешь.

Каждое животное, выйдя в манеж, сначала взглянет на свою хозяйку, а затем начинает демонстрировать трюк или сценку. Даже ленивый на вид бегемот замирает в манеже перед дрессировщицей. А вот на манеж серым клубком выкатился, оскалив клыки, волк. И что же? Дрессировщица жестом успокаивает его «щетинистый» нрав и, погладив по спине, настойчиво повелевает продемонстрировать свое умение. Создается впечатление, что никто из зверей не хочет огорчить свою повелительницу непослушанием.

Весь аттракцион — а он длится более получаса — проходит на одном дыхании. Когда в финале животные выходят на манеж для прощального поклона, а вместе с ними выходят и артисты, то это логичное завершение программы. В этот момент мне подумалось: «Да, так и должно быть в жизни: человек, а рядом с ним животное. Это правильно».

По окончании спектакля я не могла удержаться, чтобы не заглянуть за кулисы, не поблагодарить актрису и не спросить о том, что мне представлялось особенно любопытным.

За кулисами я застала Джамилию Ширвани, которая, подкармливала пеликана, говорила ему добрые слова. А затем, обратившись к волку, мягко укоряла его за ретивый нрав, но и ему вложила в пасть что-то вкусное.

Когда дрессировщица наконец освободилась, мы смогли побеседовать с ней.

Оказалось в аттракционе Ширвани родился третий по счету пони. Четвероногих малышей надо выхаживать как детей. Понек приходится докармливать из сосок, давать тертые яблоки, как грудным детям, словом, сначала вынянчить, выходить, а уже потом приступать к дрессировке. Я задала Джамиле несколько вопросов.

— Скажите, Джамиля, как это вам удалось работать в трех разнохарактерных жанрах и работать в каждом хорошо? Я помню, что вы были хорошей воздушной гимнасткой, исполняли мужские трюки на гимнастических кольцах и демонстрировали изящную гимнастику на трапеции. Затем вместе с родителями выступали в большом иллюзионном номере. И вдруг переход к дрессировке.

— С детства меня приучили, что к любому делу надо относиться серьезно. Что касается дрессировки, так ведь я с детства была окружена животными. Мой отец не только дружил с Владимиром Григорьевичем Дуровым, но и помогал ему в дрессуре животных. Я с детства выхаживала маленьких зверят, училась понимать их немые просьбы, приручала к своим рукам, а впоследствии, позже — и дрессировала. Так что, как видите, переход от одного жанра к другому был естественным. Работа велась параллельно в одном и другом жанре.

— Наверное, я не ошибаюсь в том, что отец был для вас наставником, учителем и первооткрывателем в освоении профессий?

— Да, вы правы. Обладая хорошими актерскими данными, терпением, настойчивостью, отец для меня был эталоном циркового мастера, учителя. Кстати, мне передалась его манера исполнения. И прошло много времени, прежде чем я нашла свой образ, свойственную именно мне подачу трюков.

На манеже Джамиля Ширвани. Фото Б. Семавина

— Мне запомнился оригинальный трюк в вашем иллюзионном номере — появление на столе козла. Эффект от трюка был так велик, что увидев однажды, я запомнила его на всю жизнь.

— Это авторский трюк моего отца. И должна заметить, что технически он трудно выполним. На столе появляется не неодушевленный предмет, а живой козел да еще с рогами.

— Джамиля, я вспомнила этот трюк вот почему: нет ли у вас желания когда-нибудь соединить дрессировку с иллюзией! Наверное, все-таки досадно утрачивать то хорошее, что было наработано вами?

— В дальнейшем, по всей вероятности, фрагменты иллюзии органично вольются в работу моего аттракциона с экзотическими животными. Но хлопоты с животными, организация их бытовых условий, работа по изготовлению реквизита, подготовка животных-дублеров и прочее занимают столько времени и сил, что об этом пока можно только мечтать.

— Значит и вы тоже помимо дрессировки и ухода за своими питомцами заняты хозяйственно-административными заботами?

— Конечно. Чтобы потребовать от животного послушания, выполнения команд, нужно, чтобы он был здоров, спокоен, нацелен на работу и, конечно, благополучно устроен его быт. С этой целью мне пришлось не только настоять на приобретении оборудованных вагонов при транспортировке животных, но и самой принимать участие в реконструкции вагонов и фургонов. Оборудование, изготовление реквизита также отнимают массу времени и сил. Хочется создать животным не только приемлемые, но и комфортабельные условия, ведь они и так оторваны от привычной для них жизни на свободе.

— Видя ваше закулисное хозяйство, диву даешься, так все продумано до мелочей: фургоны, клетки, вольеры, создающие удобства животным. Даже не верится, что такое огромное хозяйство содержит женщина. Трудно ведь? Союзгосцирк помогает в решении ваших вопросов?

— Конечно, трудно. Иногда я ощущаю себя многоруким Шивой: одной рукой кормлю животных, другой дрессирую, третьей лечу заболевшего зверька, четвертой черчу чертежи, пятой пробиваю в главке какой-то вопрос. Правда, на Союзгосцирк не обижаюсь: помогают по мере возможностей.

— Скажите, есть ли у вас соратники по делу, ученики?

— Да, дрессировщик Вадим Николаевич Пясецкий — мой единственный помощник. А ученица — моя дочь, которая с пеленок окружена животными. В дальнейшем, надеюсь, она продолжит дело своего деда.

— Судя по вашей работе, вы, очень энергичный и жизнерадостный человек. Это так?

— Энергичный — да. А то, что касается счастливой улыбки в манеже... Вы же понимаете, что я артистка...

— Скажите, а не хотелось бы вам возродить ваш фамильный иллюзионный трюк, когда цветы вяли от осыпающегося конфетти, а затем оживали по одному жесту вашего отца. Ожившие живые цветы вы дарили зрителям.

— Да такой трюк был... Конечно, если я введу иллюзию в нынешнюю работу, этот трюк мною не будет забыт. А пока я стараюсь привить зрителям чуткое отношение ко всему живому. Стремлюсь наглядно показать, что доброта может сделать многое.

...Улетая из города, я радовалась, что по техническим причинам наш самолет совершил вынужденную посадку во Фрунзе, где гастролировала Джамиля Ширвани.

Наталья Рубанова,
художественный руководитель иллюзионного аттракциона

Фото

  • ШИРВАНИ Мансур Гуламович (1919 – 1980)
  • ШИРВАНИ Мансур Гуламович (1919 – 1980)
  • ШИРВАНИ Мансур Гуламович (1919 – 1980)
  • ШИРВАНИ Мансур Гуламович (1919 – 1980)