Кто есть кто в отечественном иллюзионном жанре
 Все  А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Я 
 

АРКАДЬЕВ Борис Константинович (1911 – 1942)

АРКАДЬЕВ Борис Константинович (1911 – 1942)

Борис Константинович Аркадьев (июль 1911 – 18.03.1942) — иллюзионист, работал на московской эстраде совместно с женой и ассистенткой Людмилой Максимовной Гавриш (4.03.1919 – 17.10.2011). В 1937 году они выступили с иллюзионным представлением в Колонном зале Дома союзов. В первые дни Великой Отечественной войны ушел добровольцем на фронт. Вскоре попал в окружение и присоединился к партизанам. Находясь в партизанском отряде, участвовал в работе по привлечению местного населения к борьбе с оккупантами. Для этого в занятых фашистами населенных пунктах проводились концерты, где Б.К. Аркадьев выступал в качестве фокусника-агитатора. В марте 1942 года  в ходе выполнения боевой задачи Борис Константинович Аркадьев погиб, подорвавшись на вражеской мине. Похоронен в братской могиле в совхозе «Дубровский» Калужской области. Посмертно награжден медалью «За отвагу».

Сын Бориса Константиновича и Людмилы Максимовны — Владимир Борисович Аркадьев (р. 27.07.1938) и его супруга Ольга Федоровна Аркадьева (р. 8.01.1943) являются членами президиума Российской ассоциации иллюзионистов.


Литература:
  1. Воронченко В.И. (Дедушка). Еловая ветка. «Пионерская правда», № 52 (2773), 31.12.1943;
  2. Вадимов А.А., Тривас М.А. От магов древности до иллюзионистов наших дней. М.: Искусство, 1966, стр. 250; 1979, стр. 215;
  3. Федоров Н.Н. Я — артист! «Советская культура», 5.12.1966; 
  4. Федоров Н.Н. Концерт на войне. «Работница», № 12 1984, стр. 22–23;
  5. Федоров Н.Н. Бью врага оружием Мосэстрады. «Московский комсомолец», 26.01.1985.

ЕЛОВАЯ ВЕТКА

Статья В.И. Воронченко (командир смоленских партизан «Дедушка»)

Газета «Пионерская правда» №52 (2773), 31 декабря 1943 года

ЕЛОВАЯ  ВЕТКА

Партизанская быль

Дверь распахнулась, и в облаке морозного пара показался человек в тулупе. За ним шел мальчик со свертком в руках.

Вид у мальчика был очень заносчивый, и он даже не смотрел на ребят, которые суетились вокруг него. Еще бы! С тех пор, как Женя стал помощником фокусника и узнал секреты всех чудес, он стал казаться самому себе существом необыкновенным и загадочным.

Елка стояла в углу — высокая, темная, густая, освещенная огарками свечей, украшенная тряпочками и целлофановыми обертками от немецких сигарет.

На эту елку, разрешенную комендантом, собралось много людей. Они пришли сюда, чтобы хоть на час оставить свои притихшие, ставшие чужими дома, и теперь сидели, опустив головы, изредка перекидываясь скупыми словами. Да, непохож был этот новогодний вечер в плену у немцев на прошлое!

Фокусник снял тулуп, потопал валенками и, взмахнув широкими яркими рукавами, вышел на середину комнаты. «Разрешите мне, — сказал он, смешно заикаясь и картавя, — поздравить вас с последним, то есть с новым немецким годом!» В зале оживленно зашевелились.

Недомолвками, намеками, перемежая слова песнями и шутками, маленький человек в нелепой одежде говорил людям о том, что партизаны уже поднялись на борьбу, о том, что скоро наступят освобождение и счастье.

И люди понимали его, и сила и вера крепли в них. Так вот кто такой был фокусник!

Теперь Женю уже не интересовали ни фокусы, ни аплодисменты, ни его собственная немаловажная роль в представлении. Он, не сводя глаз, следил за фокусником, который вот уже целый месяц жил в его деревне, мастерил затейливые игрушки и развлекал ребят песенками.

Как же он, видя фокусника каждый день, так и не догадался, кто это такой? Отчего глаза этого человека полны света?

Отчего он может шутить, смеяться и показывать фокусы сейчас, здесь, на земле полоненной немцами?

Представление окончилось, но люди не расходились. Словно до войны, звенели песни и громкие переливы гармоники. Яркая одежда фокусника мелькала в толпе. Худой старик подошел к нему. Он сказал фокуснику несколько слов, и лицо маленького человека осветилось широкой улыбкой. Фокусник коротко ответил старику и отошел. Женя видел, что он оглядывался в толпе, словно искал кого-то, и, наконец, встретившись с ним глазами, указал на елку. В углу за елкой было почти темно. Фокусник взял мальчика за руку. «Надо выполнять поручение, — сказал он, — и всегда, что бы ни было, молчать о нем. Можешь?» Женя кивнул. «Бери лыжи и беги в нашу деревню. В избе, второй от колодца, живет старик. Ты скажешь ему, что здесь все готово. Понял? Через час вернешься с ответом».

Он пытливо посмотрел в глаза мальчику и улыбнулся. «Валяй, Женя! Впрочем, погоди. Ведь тебя не пустят к нему». Фокусник отломил маленькую, зеленую, закапанную воском веточку. «Покажешь женщине, которая откроет дверь».

Женя выбежал на улицу. После шумной, светлой, душной избы тишина и темнота, окружившие его, были строги и спокойны. Куда ни оглянись — лежал синий снег. Крупные зимние звезды высоко висели в черном небе. Женя шел быстрым, широким шагом. Еще час назад он был мальчишкой, а теперь его приняли в строй бойцов. Еловая веточка чуть покалывала озябшую руку. И Женя шел все увереннее, спокойнее, глубоко дыша, словно сберегал силы для того долгого и трудного пути, который начался для него в эту новогоднюю ночь...

Из села в село переезжали фокусник и Женя. И села, в которых они побывали, поднимались на великую партизанскую борьбу. Все больше и больше становилось деревень, куда немцы боялись заглядывать, где каждый дом был для них засадой, В эти партизанские деревни можно было безопасно войти только с веточкой елки в руке.

Эта колючая, острая, душистая ветка стала пропуском смоленских партизан. И увидев человека с еловой веткой в руке, советские люди знали, что это свой.

*  *  *

Все то, что я рассказал вам сегодня, — правда от слова и до слова. И сейчас, когда за окном большими мягкими хлопьями падает снег, я не могу не вспомнить о нашем фокуснике Борисе Константиновиче Аркадьеве — цирковом артисте, агитаторе и связисте партизанского отряда, о маленьком разведчике Жене, о всех тех людях, вместе с которыми мы сражались за освобождение Смоленщины. Сейчас в смоленских деревушках так же, как и всюду, зажглись огни на лохматых праздничных елках. Ребята толпятся вокруг них, горят огоньки свечей, мелькают в хвое пестрые игрушки. Но я знаю, что эти ребята, встречая Новый год на свободной земле Смоленщины, не раз вспомнят о том, как в новогоднюю ночь впервые увидели посланца партизан и как потом сами, ставши помощниками партизан, входили в деревню, зажав в руке еловую ветку, притаившись за ощетинившимися, звенящими льдом елочками подкарауливали немецкие патрули... Они возмужали и выросли за эти годы горя и борьбы. И, наверное, каждый раз, подходя в новогодний вечер к елке, они будут помнить о том, что веточка русского, вечнозеленого дерева, — пропуск смоленских партизан, символ свободы, борьбы и стойкости.


«Бью врага оружием Мосэстрады...»

Статья ветерана войны Николая Николаевича Федорова

Газета «Московский комсомолец», 26 января 1985 года.

«БЬЮ ВРАГА ОРУЖИЕМ МОСЭСТРАДЫ...»

На братской могиле в совхозе «Дубровский» Калужской области установлен памятник советским воинам, павшим в боях за Родину в годы Великой Отечественной войны. Об одном из тех, кто похоронен здесь, о бойце, партизане и артисте Борисе Константиновиче Аркадьеве, — наш рассказ.

Незадолго до гибели Аркадьев писал своей жене: «Нахожусь в таких местах, откуда весть обо мне может доставить только птица. Поэтому не беспокойся, когда долго нет писем. Сегодня впервые летит самолет в Москву, пользуюсь случаем, пишу тебе. Я жив, здоров, бью врага надежным оружием Мосэстрады. Вместо тебя ассистирует пионер из деревни Давыдово — Женя. Наши концерты проходят с успехом и пользой для Родины.

Недавно мы выступили с большой программой в Дорогобуже перед партизанами и местными жителями. Бурными аплодисментами встретили нас бойцы, когда я оказал: «Выступают артисты Московской эстрады!». Я был рад, что первым в этих местах, в тылу врага, мог представить Москонцерт и принести этим нашим оторванным от Большой земли людям хоть маленькое, но удовольствие. Часто думаю о тебе и детях, с нетерпением ожидаю тот день, когда мы встретимся и продолжим концерты вместе с тобой...».

Артист оригинального жанра Борис Аркадьев выбрал профессию не случайно. Его дядя, Иван Иванович Аркадин, работал в Камерном театре в Москве. Вместе с Игорем Ильинским, Анатолием Кторовым и другими известными артистами он снимался в кинофильме «Праздник святого Иоргена», играл роль священника. Другой дядя, Андрей Иванович Аркадин, был артистом одного из ленинградских театров (фамилию они изменили, как это было принято в театре).

Борис Константинович работал в Мосэстраде. А в начале войны добровольно ушел защищать столицу. Вместе с артистами Корфом, Рудиным, Гаро, Богдановым и Брихтоном он записался в дивизию народного ополчения Дзержинского района Москвы.

Дивизия вступила в бой под Вязьмой. Позже часть, в которой  сражался Аркадьев, попала в окружение, а он сам добрался до села Давыдово Дорогобужского района Смоленской области, где узнал, что в соседнем селе командиры партизанских соединений «Дедушка» и «Бондарь» собирали людей для борьбы в тылу врага. Борис Константинович пошел к ним.

Встретившись с «Дедушкой» — Василием Исаевичем Воронченко и «Бондарем» — Петром Федоровичем Силантьевым, он стал бойцом-агитатором и связным, принимал участие в организации одного из крупнейших партизанских отрядов Смоленщины. От будущего командира 1-й Смоленской партизанской дивизии Василия Воронченко Аркадьев получил задание: добиться официального разрешения властей на проведение концертов и со сцены поднимать народ на борьбу с врагом, заводить знакомства, изучать людей и наиболее надежных из них посылать в отряд. Прибывающие от него патриоты должны держать в руке зеленую еловую ветку.

Борис Константинович был незаурядным артистом и человеком. Довоенные афиши представляют богатые и разнообразные программы. По словам его жены и, в прошлом, ассистентки Людмилы Максимовны, он умел не только демонстрировать фокусы, но и сам писал репризы, песенки, шуточные сценки и сценарии. Все это помогало ему вести успешную агитационную работу на Смоленщине.

Не только партизаны, но и сам бывший командир 1-й Смоленской партизанской дивизии В. И. Воронченко дал высокую оценку действиям Аркадьева. Вот что он писал в статье «Еловая ветка», опубликованной в газете «Пионерская правда» 31 декабря 1943 года: «Елка стояла в углу — высокая, темная, густая, освещенная огарками свечей, украшенная тряпочками и целлофановыми обертками от немецких сигарет.

На эту елку, разрешенную комендантом, собралось много людей. Они пришли сюда, чтобы хоть на час оставить свои притихшие, ставшие чужими дома, и теперь сидели, опустив головы, изредка перекидываясь скупыми словами. Да, не похож был этот новогодний вечер в плену у немцев на прошлое!

Фокусник снял тулуп, потопал валенками и, взмахнув широкими яркими рукавами, вышел на середину комнаты. «Разрешите мне, — сказал он, смешно заикаясь и картавя, — поздравить вас с последним, то есть с новым немецким годом!». В зале оживленно зашевелились.

Недомолвками, намеками, перемежая слова песнями и шутками, маленький человечек в нелепой одежде говорил людям о том, что партизаны уже поднялись на борьбу, скоро наступят освобождение и счастье.

Из села в село переезжали фокусник и Женя. И села, в которых они побывали, поднимались на великую партизанскую борьбу. Все больше и больше становилось деревень, куда немцы боялись заглядывать, где каждый дом был для них засадой...

Все то, что я рассказал вам сегодня, — правда от слова и до слова. И сейчас, когда за окном большими мягкими хлопьями падает снег, я не могу не вспомнить о нашем фокуснике Борисе Константиновиче Аркадьеве — цирковом артисте, агитаторе и связисте партизанского отряда, о маленьком разведчике Жене, о всех тех людях, вместе с которыми мы сражались за освобождение Смоленщины».

Вскоре отряд «Дедушки» перешел к наступательным действиям. Совместно с другими партизанскими отрядами он отбил у фашистов сотни населенных пунктов, полностью или частично освободил несколько районов области, перерезал проходившие по этим районам железнодорожные и шоссейные магистрали, по которым гитлеровцы осуществляли снабжение своих войск, наступающих на Москву, и восстановили в освобожденных районах Советскую власть.

В мае 1942 года гитлеровцы, обеспокоенные создавшимся положением в тылу своих войск, начали против смоленских партизан, десантников и конногвардейцев наступательную операцию силами нескольких дивизий, снятых с фронта. По всему партизанскому краю закипели ожесточенные бои.

Шестого июня 1942 года по приказу командования войсками Западного фронта части 1-го гвардейского кавкорпуса генерала Белова и десантники генерала Казанкина с боями пошли на соединение с войсками Красной Армии. Вместе с конниками ушел артист Борис Константинович Аркадьев. При переходе Варшавского шоссе, в районе села Лазанки в июне 1942 года Борис Аркадьев погиб. Его похоронили вместе с другими бойцами в братской могиле на центральной усадьбе совхоза «Дубровский».

По представлению бывшего командира 1-й Смоленской партизанской дивизии В. И. Воронченко и комиссара отряда П. Ф. Силантьева в 1967 году Аркадьев был награжден медалью «За отвагу» (посмертно).


Из книги А.С. Карташкина «Фокусы. Занимательная энциклопедия», 1997 г., стр. 185

Да, вопрос разоблачительства — предельно щепетилен. Ни один иллюзионист не станет этого отрицать. А вот реагируют — по-разному.

— А я знаю, как это делается! — услышал на одном из выступлений Владимир Аркадьев (Москва). И улыбнулся:

— Я тоже знаю.

Фото

  • АРКАДЬЕВ Борис Константинович (1911 – 1942)
  • АРКАДЬЕВ Борис Константинович (1911 – 1942)
  • АРКАДЬЕВ Борис Константинович (1911 – 1942)