Кто есть кто в отечественном иллюзионном жанре
 Все  А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Я 
 

АКОПЯН Арутюн Амаякович (1918 – 2005)

АКОПЯН Арутюн Амаякович (1918 – 2005)

Арутюн Амаякович Акопян (26.04.1918, Игдыр, Турция – 13.01.2005, Москва) — эстрадный фокусник-манипулятор, популяризатор иллюзионного жанра, Народный артист СССР (1982), лауреат международных конкурсов иллюзионистов.

Родился в семье кузнеца. В 1935 по окончании году хореографического училища поступает в ансамбль народного танца, но по настоянию отца, который хотел видеть своего сына инженером, поступает в строительный техникум. Работает в «Армстрое». В 1937 году командирован в Москву для продолжения образования в Московском институте землеустройства (ныне Государственный университет по землеустройству).

Однажды на эстрадном концерте увидел фокусника и всерьез увлекся иллюзионным жанром, посвящая все свободное от занятий в институте время разработке реквизита, созданию новых фокусов. Поступает в кружок художественной самодеятельности при клубе им. Кухмистерова. Первые концерты дает товарищам по общежитию. К моменту окончания института имеет немалый опыт выступления на клубных сценах.

В начале 1940-х гг. переходит в «Мосгосэстраду» и начинает профессиональную артистическую карьеру. Первоначально работает с использованием иллюзионной аппаратуры, но вскоре сосредотачивается на манипуляции.

Работу Арутюна Акопяна как фокусника-манипулятора отличали элегантность и юмор. В 1950 году артист удостаивается почетного звания заслуженного артиста Армянской ССР, а в 1961 году — звания народного артиста Армянской ССР. В 1957 году Акопян побеждает в международном конкурсе в Коломбо, в декабре 1959 года завоевал Гран-при на конкурсе в Париже, в 1977 году завоевал Гран-при на конкурсе в городе Карловы Вары (Чехословакия). Гастролировал в Марокко, Таиланде, Камбодже, Югославии, Франции, Сирии, Бангладеш. Снимался в ряде кинофильмов. Вел рубрики, посвященные фокусам, в журналах «Юный техник», «Наука и жизнь».

Скончался Арутюн Амаякович Акопян 13 января 2005 года. Похоронен в Москве на Троекуровском кладбище (6 участок).

Сочинения:
  1. Снимают кинолюбители [о кинорепортажах Л.С. Маслюкова] // Советская культура, № 49 (441), 26.04.1956, стр. 2;
  2. В Камбодже и Таиланде. Из путевых заметок артиста // Советская культура, № 80 (626), 18.06.1957, стр. 4;
  3. «Русские, арабы — мир, дружба!» // Советская культура, № 138 (684), 22.10.1957, стр. 4;
  4. В гостях у цейлонцев // Советская культура, № 33 (747), 18.03.1958, стр. 4;
  5. Франция, Марокко, Тунис // Советская культура, № 88 (1113), 26.07.1960, стр. 4;
  6. 10 фокусов для детей. М.: Детский мир, 1960, 20 стр.;
  7. Фокусы на эстраде. М.: Искусство, 1961, 88 стр.;
  8. Соркар // Советская культура, № 112 (1448), 15.09.1962, стр. 3;
  9. 50 занимательных фокусов. М.: Искусство, 1964, 100 стр.;
  10. Всё о фокусах [вступит. статья М.А. Триваса]. М.: Искусство, 1971, 190 стр.;
  11. Волшебный бокал // Советская культура, № 1 (5217), 1.01.1979, стр. 8;
  12. В мире чудес: Репертуарный сборник (Серия «Самодеятельный театр», № 11). М.: Искусство 1980, 112 стр.;
  13. Чудеса напрокат // Советская культура, № 105 (6049), 31.08.1985, стр. 6;
  14. Просто, как... иллюзия [про конкурс на кубок Отакара Маршина] // Советская культура, № 143 (6243),  29.11.1986, стр. 8;
  15. Иллюзии глазами иллюзиониста // Советская культура, № 20 (6744), 19.05.1990, стр. 10;
  16. Даю уроки волшебства. М.: Детская литература, 1993, 288 стр.

Литература:
  1. У нас в гостях [о гастрольном кинорепортаже А.А. Акопяна] // Советская культура, № 50 (764), 26.04.1958, стр. 4;
  2. Дмитриев Ю.А. Искусство советской эстрады. М.: Изд. ЦК ВЛКСМ «Молодая гвардия», 1962, стр. 120;
  3. Михайлов Э. Мастера искусств — мастерам химии // Советская культура, № 38 (1686),  28.03.1964, стр. 4;
  4. Новогоднее обозрение [шарж на А. Акопяна И. Шмидта, текст А. Рейжевского] // Советская эстрада и цирк, 1966, № 1 (100), стр. 17;
  5. Встреча Нового года в доме Арутюна Акопяна [фотомонтаж Ю. Зенковича] // Советская эстрада и цирк, 1966, № 1 (100), стр. 30–31;
  6. Артисты в гостях у физиков [про концерт в Дубне] // Советская эстрада и цирк, 1966, № 5 (104), стр. 26–27;
  7. Клебанская А. Обыкновенный чародей // Советская эстрада и цирк, 1967, № 1 (112), стр. 16–17;
  8. Тривас М.А. Зрелость мастера // Советская эстрада и цирк, 1968, № 4 (127), стр. 25;
  9. Новый концертный [отзывы артистов о Государственном центральном концертном зале] // Советская культура, № 135 (4415), 11.11.1971, стр. 1;
  10. Фадеев Е. Арутюн Акопян: Чудеса — да и только // Советская культура, № 1 (4437), 1.01.1972, стр. 4;
  11. Злобин А. Этот младенец Акопян... или Повесть о том, как хозяйственник превзошел знаменитого фокусника // Литературная газета, № 46 (4436), 14.11.1973, стр. 11;
  12. Экономика и право [упомянута реакция артиста на фельетон «Этот младенец Акопян...»] // Литературная газета, № 3 (4445), 16.01.1974, стр. 10;
  13. Кривенко Н.В. Размышления о волшебниках // Советская эстрада и цирк, 1976, № 7, стр. 13;
  14. Гогоберидзе Г. Мелодии Араратской долины [про концерт к 150-летию вхождения Армении в состав России] // Советская культура, № 102 (5214),  22.12.1978, стр. 8;
  15. Павлович И. Заметка про эстрадную программу «Улыбки „Эрмитажа“» // Советская культура, № 69 (5493),  28.08.1981, стр. 4;
  16. Яковлев Ю.В. Фильм о чудесах [про фильм-концерт «Обыкновенные чудеса»] // Советская культура, № 99 (5523),  11.12.1981, стр. 4;
  17. Афанасьева Татьяна. Арутюн Акопян: «Мое призвание — удивлять» // Иркутск: Восточно-Сибирская правда, № 16 (18516), 20.01.1982, стр. 3;
  18. Игнатьева М. Один в 13 лицах [о пародиях Г.В. Хазанова] // Советская культура, № 26 (5554),  30.03.1982, стр. 5;
  19. Калинин В. Заметка о гастролях в Таиланде // Правда, № 309 (23470),  5.11.1982, стр. 4;
  20. Галаева А. Фильм — не документ [отец и сын Акопяны о филиппинских хирургах] // Литературная газета, № 34 (4944), 24.08.1983, стр. 15;
  21. Вильни Г. Чудеса без обмана // Известия, 349 (20695), 15.12.1983, стр. 6;
  22. Казанов В. Солдатам минувшей войны [об эстрадном представлении «Нет, не забудет солдат!»] // Советская культура, № 55 (5843), 8.05.1984, стр. 4;
  23. Свирин В. В мире чудес // Советская культура, № 33 (6133), 15.03.1986, стр. 8;
  24. В редакцию газеты «Советская культура» [о награждении орденом Трудового Красного Знамени] // Советская культура, № 133 (6233), 7.11.1986, стр. 8;
  25. Индурский С. А это мне рассказал... // Литературная газета, № 42 (5160), 14.10.1987, стр. 16;
  26. Казаков В. Цветы солдат [о гастролях в Группе советских войск в Германии] // Советская культура, № 146 (6402), 8.12.1988, стр. 8;
  27. Замковец Г. Московский государственный театр эстрады. М.: МГТЭ, 1990, стр. 50, 79–80;
  28. Брунов Б.С. Неповторимый Акопян // Советская культура, № 8 (6784),  23.02.1991, стр. 9;
  29. Оганян С. В канун дня печати [мимолетное упоминание фокусов артиста] // Правда, № 107 (26555),  5.05.1991, стр. 2;
  30. Галущенко Л. Арутюн Акопян: Нет надежды без веры // Культура, № 21 (6878), 29.05.1993, стр. 1, 8;
  31. За особые заслуги [о пожизненном ежемесячном материальном обеспечении] // Культура, № 34 (6993), 2.09.1995, стр. 1;
  32. Шароев И.Г. Многоликая эстрада. М.: Вагриус, 1995, стр. 130;
  33. Савченко Б.А. Московская эстрада в лицах. М.: изд. «Гном-пресс», 1997 (размещена фотография с сыном);
  34. Мурадов А. Москва «застольная» // Московская правда», № 130, 16.07.1998;
  35. Дмитриев Ю.А. Эстрада в России. XX век. Лексикон. М.: Росспэн, 2000, стр. 24–25;
  36. Дмитриев Ю.А. Эстрада в России. XX век: энциклопедия. М.: Олма-пресс, 2004, стр. 26–27;
  37. Абабков В.А. Горизонты науки. Терапия души // Звезда, № 2, 29.02.2004, стр. 198;
  38. Валерьева И. Помин. Жизнь как иллюзия [об уходе артиста] // Московская правда, № 8, 17.01.2005;
  39. Он был настоящим волшебником [некролог] // Санкт-Петербургские ведомости, № 7, 18.01.2005;
  40. Информация об уходе артиста // Вятский край, № 10, 18.01.2005;
  41. Некролог // Культура, № 3 (7462), 20–26.01.2005, стр. 2;
  42. Вардапетян А. Долгая жизнь манипулятора // Северный Кавказ, № 2, 26.01.2005;
  43. Сорокина К. Он умирал с картами в руках // Вечерняя Москва, № 3 (24294), 12.01.2006;
  44. Элина Н. Те, кто ушли // Самарские известия, № 8, 20.01.2006;
  45. Федотова М. Всем фотографом пример — славный наш Соборовер // Нижегородские новости, № 20, 4.02.2006;
  46. Васильев А. Фабрика звезд [о книге П. Шаболтая «Эстрада по обе стороны Москвы-реки»] // Литературная газета, № 1 (6101), 17–23.01.2007, стр. 13;
  47. Лучшая книга знаменитых фокусников / сост. В.Т. Пономарев. М.: АСТ; Донецк: Сталкер, 2007, стр. 195–220;
  48. Ганский В. Предводитель «красных следопытов» // Саратовские вести, № 125, 1.09.2010;
  49. Велигжанина Анна. Амаяк Акопян: Берия не поделил с моим отцом девушку // Комсомольская правда, № 2-т (26328-т), 8–15.01.2015, стр. 6.

Перечень материалов, опубликованных Арутюном Акопяном в рубрике «По ту сторону фокуса» в журнале «Юный техник» (ЮТ):
  1. Открытие рубрики: Бездонная рюмка. Развязывающиеся платки. Разрезаемая веревка. Исчезновение денег. Сломанные часы. Исчезающий стакан. Воробей из огня. Свеча и кульки // ЮТ, 1956, октябрь, № 2, стр. 64–68;
  2. Второе занятие кружка иллюзионистов: Балансирующий стакан. Самозавязывающийся галстук. Ложный узел. Самостоятельные платки. Освобождение от веревки. Перекрашивание платков. Кольцо на стержне. Неисчерпаемая ваза // ЮТ, 1956, ноябрь, № 3, стр. 71–73, цв. вкладка;
  3. Третье занятие кружка иллюзионистов // ЮТ, 1957, № 1, стр. 52–53;
  4. 4-е занятие кружка иллюзионистов // ЮТ, 1957, № 2, стр. 66–67;
  5. 5-е занятие кружка иллюзионистов. А.А. Акопян демонстрирует фокусы, фото В. Виноградова // ЮТ, 1957, № 3, стр. 51, цв. вкладка;
  6. Магический стакан // ЮТ, 1957, № 4, стр. 41;
  7. Бутылка на веревочке. Платок и гривенник. Втирание монеты в руку // ЮТ, 1957, № 5, стр. 70;
  8. Необыкновенная веревка. Исчезающее блюдце. Заяц из «ничего». Будильник-невидимка // ЮТ, 1957, № 7, стр. 77–78;
  9. Занятие кружка иллюзионистов (три фокуса без названия) // ЮТ, 1957, № 9, стр. 67–68;
  10. Ясно без слов // ЮТ, 1957, № 12, стр. 59;
  11. Фокусы без названия (платок в стакане, равновесие на трубке) // ЮТ, 1958, № 2, стр. 44–45;
  12. Волшебная палочка (два фокуса со специальной палочкой) // ЮТ, 1958, № 3, стр. 70;
  13. Плачущий карандаш. Разноцветные платки (по материалам газеты «Юнге вельт», ГДР) // ЮТ, 1958, № 5, стр. 67;
  14. Фокусы без названия (исчезающая бутылка, дождь из монет) // ЮТ, 1958, № 6, стр. 59;
  15. Пропитка пиробумаги (опубликовано в разделе «Изучай химию»). Рисунки химических опытов и фокуса // ЮТ, 1958, № 8, стр. 50, цв. вкладка;
  16. Волшебные спички. Связанные пальцы. Дырявая кепка. Неуязвимый платок. Исчезновение монеты. Волшебное превращение // ЮТ, 1958, № 12, стр. 67–69;
  17. Летающий стакан. Цветок в петлице. Две спички // ЮТ, 1959, № 8, стр. 75–76;
  18. Как достать из кармана горящую свечу. Перебегающий узел. «Гнущиеся» часы. Платок-несушка // ЮТ, 1959, № 10, стр. 76–77;
  19. Превращение воды. Шарики изо рта // ЮТ, 1960, № 7, стр. 77;
  20. Бесконечная нитка. Волшебный мешочек // ЮТ, 1960, № 8, стр. 78;
  21. Превращение платочка в яйцо. Горящая спичка // ЮТ, 1960, № 9, стр. 75;
  22. Разрезанная и вновь сросшаяся веревка (82-й фокус в рубрике) // ЮТ, 1960, № 10, стр. 65;
  23. Китайские пиалы (фокус 83) // ЮТ, 1960, № 11, стр. 43;
  24. Волшебные кольца (фокус 84) // ЮТ, 1960, № 12, стр. 67;
  25. Послушное кольцо (фокус 85) // ЮТ, 1961, № 1, стр. 75;
  26. Сгорающая вода // ЮТ, 1961, № 3, стр. 67;
  27. «Орех из Греции» // ЮТ, 1961, № 6, стр. 45;
  28. Фокус без названия (пистолет, стреляющий платком в карман зрителю) // ЮТ, 1961, № 9, стр. 76–77;
  29. Таинственный лимон // ЮТ, 1961, № 10, стр. 70;
  30. Шарик на веревке // ЮТ, 1961, № 11, стр. 77;
  31. Платок меняет окраску // ЮТ, 1961, № 12, стр. 76–77;
  32. «Неуязвимое кольцо» // ЮТ, 1962, № 1, стр. 76–77; 
  33. Цилиндр с секретом // ЮТ, 1962, № 2, стр. 75;
  34. Фокус без названия (платки в карманах) // ЮТ, 1962, № 4, стр. 78;
  35. Фокус без названия (линейка-хамелеон или метки на ноже) // ЮТ, 1962, № 5, стр. 79;
  36. Стаканы висят на палке // ЮТ, 1962, № 6, стр. 75;
  37. Удивительный бокал // ЮТ, 1962, № 8, стр. 78–79;
  38. Как с завязанными глазами определить цвет дисков // ЮТ, 1962, № 10, стр. 73;
  39. Фокус с булавкой // ЮТ, 1962, № 11, стр. 69;
  40. Новогодняя хлопушка // ЮТ, 1962, № 12, стр. 45;
  41. Праздник цветов // ЮТ, 1963, № 1, стр. 78;
  42. Одна веревка из трех // ЮТ, 1963, № 2, стр. 78;
  43. Появление монеты в стакане // ЮТ, 1963, № 3, стр. 79;
  44. Яйцо в бутылке // ЮТ, 1963, № 4, стр. 75.

Арутюн Акопян стоял у истоков рубрики «По ту сторону фокуса» и вел ее с 1956 по 1963 годы. В этот период в рубрике также публиковались материалы других авторов, включая:

  1. Вадимов А.А. Фокус с тамбурином. Что происходит «по ту сторону». Волшебные пиалы. Загадочная кабинка // ЮТ, 1959, № 5, стр. 74–76;
  2. Вадимов А.А. Прыгающие пробки. Послушный платок. «Кольцо факира» // ЮТ, 1959, № 6, стр. 77–78;
  3. Вадимов А.А. Одним взмахом — десять узлов. Прыгающие ложки // ЮТ, 1959, № 7, стр. 74–75;
  4. Вадимов А.А. Карты на рапире (описание номера из книги «Фокусы на клубной сцене», 1959, стр. 207–210) // ЮТ, 1959, № 9, стр. 75–76;
  5. Василевский А.Н. Летучий орех // ЮТ, 1963, № 8, стр. 78–79.

С 1956 по 1963 годы рубрика не печаталась в следующих номерах «Юного техника»: 1956, № 1, 4; 1957, № 6, 8, 10, 11; 1958, № 1, 4, 7, 9, 10, 11; 1959, № 1, 2, 3, 4, 11, 12; 1960, № 1, 2, 3, 4, 5, 6; 1961, № 2, 4, 5, 7, 8; 1962, № 3, 7, 9, 1963, № 5, 6, 7, 9, 10, 11, 12.


Из книги Юрия Арсерьевича Дмитриева «Искусство советской эстрады», 1962, стр. 120

Фокусники давно отказались от подчеркивания таинственности своих манипуляций. Они демонстрируют свое мастерство весело и легко, прибегая к шуткам и прибауткам. Тем более удивительно, что Арутюн* Акопян возвращает нас к уже ушедшей традиции. Свои опыты он демонстрирует с той ложной значительностью, которая никак его опытам не соответствует.

* В оригинале имя артиста написано с ошибкой — Аратюн. Что это, небрежность автора или опечатка, неизвестно. Прим. редактора сайта.


Зрелость мастера

Статья М.А. Триваса в журнале «Советская эстрада и цирк», 1968, № 4 (127), стр. 25

ЗРЕЛОСТЬ МАСТЕРА

Арутюну Акопяну исполняется пятьдесят лет. И уже тридцать лет, как его несравненному мастерству аплодируют зрители в нашей стране и за рубежом. Высокая артистичность, пластика, обаяние и, главное, поразительная техника манипуляции отличают его выступления. Один, с пустыми руками выходит он на пустую сцену и в течение полутора часов держит зал в напряжении, перенося нас в волшебное царство невероятного. А зрителям все мало — они требуют еще и еще!

Артистические достижения Акопяна получили достойную оценку. Он носит высокое звание народного артиста Армянской ССР. Ему присужден первый приз на Международном соревновании иллюзионистов 1957 года в Коломбо (Цейлон), а два года спустя в Париже он получил высшую награду — «Гран при» — золотую медаль с изображением прославленного иллюзиониста Робер-Удена — и почетный диплом ассоциации французских фокусников. Акопян — почетный член Пакистанского «магического круга» и так далее и тому подобное.

Все это общеизвестно. Но есть знаки подлинного признания, понятные только знатокам и особенно ценимые ими. Вот, например, живет в Париже почти 90-летний доктор Жюль Дотель, патриарх иллюзионного искусства, составивший многотомную энциклопедию, где описаны тысячи трюков. Доктор Дотель — почетный президент Французской ассоциации артистов-престидижитаторов, уважаемый иллюзионистами всего мира. И если он называет какого-нибудь артиста своим собратом, это многого стоит. У Акопяна есть фотография доктора Дотеля с надписью: «Моему собрату по магии А. Акопяну».

В иллюзионном искусстве капиталистического мира ведущее место принадлежит Голландии. Здесь чуть ли не половина населения — фокусники-любители, и не удивительно, что именно Голландия стала родиной многих победителей международных конкурсов иллюзионистов. Здесь помещается и Международная федерация магических обществ — всемирный центр «волшебного искусства». Чтобы получить признание в Голландии, нужно быть мастером высшего международного класса. Акопян трижды гастролировал в Голландии и приглашен туда в четвертый раз.

Таковы оценки знатоков. Они лучше всех понимают, как трудны трюки, которые Акопян исполняет, словно шутя, будто ему это ровно ничего не стоит. Такая легкость достигнута огромным трудом. Можно ли сказать, сколько часов в день работает Акопян? Все время, кроме того, когда спит. И даже во сне ему чаще всего снятся платки, шарики, монеты, карты...

В сущности, это подвиг — отдать своему искусству всю жизнь без остатка. Кое-кто, может быть, скажет: а стоит ли принести вот так целую жизнь в жертву занятному, но в общем-то не такому уж значительному делу? Ведь Акопян по образованию инженер, мог бы и поважнее что-нибудь...

Судите сами. В годы войны Акопян выступал по большей части на передовой. Тысяча шестьсот выступлений на фронтах — немаловажное дело.

Французская «Пари жур», отнюдь не питающая к нам больших симпатий, вынуждена была в ноябре 1959 года заметить: «Номер иллюзиониста Акопяна — это чудо. Это великий мастер манипуляции». Брюссельская «Ле суар» в 1961 году высказалась напрямик: «Акопян, манипулятор изумительной ловкости, поразил публику. Он извлек из куска материи миниатюрный спутник, послушно занявший свое место на орбите, и доказал тем самым, что пропаганда нигде не теряет своих прав».

В сорока странах показывал свое искусство Акопян. И всюду, где он выходил на сцену, вступала в свои права пропаганда, заключенная в искусстве советского иллюзиониста — артиста и гражданина.

Талантливый иллюзионист передает свой опыт молодежи. Десять лет назад он взялся вести отдел «По ту сторону фокусов» в журнале «Юный техник» и переписывается со множеством любителей. Выпустил три книжки фокусов для художественной самодеятельности. Для эстрадной группы Центрального Дома Советской Армии подготовил способного ученика Игоря Горяченкова, для Москонцерта — молодую иллюзионистку Валю Зайцеву, которая после трех месяцев занятий с Акопяном успешно выступает на эстраде. В киножурнале «Хочу все знать» № 5 можно видеть, как Акопян консультирует студентов Государственного училища циркового и эстрадного искусства. Он выступает и как постановщик: в театре на Малой Бронной подготовил исполнителя главной роли в спектакле «Волшебник изумрудного города».

Много интересного можно рассказать об эпизодах из жизни иллюзиониста. Например, о его беседах с Жаном Эффелем и Валентиной Терешковой, подарившей Акопяну свою фотографию с надписью «Уважаемому волшебнику с глубоким уважением и любовью». Рассказать можно многое, но все это — прошлое. А Акопян — весь в будущем, он с каждым днем совершенствует свое мастерство, готовит новые и новые трюки.

В детстве и в юности нам кажется, что пятьдесят лет — это чуть ли не предел человеческой жизни. Только становясь старше, мы понимаем, что это — пора зрелости. И поэтому в день пятидесятилетия мы желаем Арутюну Акопяну новых творческих удач и долгих лет успешной артистической деятельности.


Из статьи Ник. Кривенко «Размышления о волшебниках»

Журнал «Советская эстрада и цирк», 1976, № 7, стр. 13

Особо хотелось бы сказать об Арутюне Акопяне — одном из самых интересных и талантливых мастеров нашей эстрады. Демонстрируя свои поистине непостижимые манипуляции (их можно смотреть сто раз и секрета все равно не разгадаешь!), артист нашел, мне кажется, очень естественную и приятную форму общения со зрителями. Порой даже начинаешь думать, что доверительная беседа с залом помогает Акопяну наилучшим образом «обманывать» зрителей, то есть делать то главное дело, ради которого фокусник выходит на сцену. Единственное, что хотелось бы посоветовать артисту — не рассказывать так обстоятельно о своих многочисленных победах на всевозможных международных конкурсах иллюзионистов. Дело не только в том, что подобного рода рассказы звучат подчас несколько нескромно. Искусство фокусника-манипулятора Акопяна настолько совершенно, что подробные ссылки на завоеванные призы и медали, право же, ни к чему...


Чудеса напрокат

Арутюн Акопян, народный артист СССР

«Советская культура», № 105 (6049), 31.08.1985, стр. 6

ЧУДЕСА НАПРОКАТ

Письмо было интригующим. Некто, живущий в крымском поселке Елизаветово, предлагал свои услуги. Но как! «Для меня не существует неразгаданных фокусов. Большинство из них ясны мне уже во время сеанса. Так вот, не хотите ли...»

Честное слово, душа не могла не встрепенуться — речь, оказывается, шла об иллюзионном номере, который на протяжении десятилетий тщетно пытались расшифровать многие признанные мастера жанра. Вообразите: сцена, экран, сноп луча на нем. Кино? Да. В кадре — беседующие Он и Она. Разговор, очевидно, вокруг нежных чувств, ведь дама взволнованна, ей душно, она обмахивается платочком. А тот вдруг падает. На сцену перед экраном, став совершенно материальным. Что же делает кавалер? Естественно, «выходит» из полотна, превратясь в реального мужчину. Поднимает платок и вновь возвращается на экран.

Не правда ли, чудеса? И чудесно, что нашелся-таки человек, вроде бы сумевший проникнуть в технологическую тайну превращений, придуманных некогда известным американским иллюзионистом. Намеренно подчеркиваю: вроде бы, — надежду питало сообщение автора письма, что у него несколько изобретений. Следовательно, все может быть. Как не вспомнить тут к случаю: знаменитый иллюзионист Этьен Гаспар Робертсон пришел в искусство магии именно такой же тропой — с несколькими открытиями в области оптики, изобрел парашют, первым познакомил французских ученых с гальванизмом, совершил 59 свободных полетов на воздушном шаре… Неужто и здесь нечто похожее?

Я не воспользовался, а точнее, не заинтересовался предложением. Впрочем, не только я. Судя по письму, житель поселка Елизаветово обращался и к другому, весьма талантливому артисту эстрады. Фамилия, полагаю, не обязательна, однако уверен — и мой коллега читал адресованные ему строки: «Вы приобретаете фокус с правом полного владения. Это будет ваша собственная придумка». Не приобрели!

Ведь как заманчиво, как на первый взгляд благородно: показать новый номер — совершенство зрителю и тем порадовать его. Но можно ли представить писателя, выдающего чью-то рукопись за свой роман? Художника, начертавшего свое имя на чужой картине? Режиссера, покупающего готовый фильм и демонстрирующего ленту как итог личного творчества?

Нет, нет и нет! На то оно и творчество, чтобы все самому: и мысли свои, и образы, и фантазия… Лишь тогда оно и ценимо издавна, и магия не исключение. В Древней Греции, например, воздвигли памятники трем удивительным фокусникам: Евклиду, Феодосию Деофиту и Кратитену, и один из памятников стоял в театре Афин рядом со статуей великого Эсхила.

Между тем письма, подобные процитированному мною, идут. Вот и другое, из Армавира. Валерий П., рекомендующий себя сочинителем трюков и книг по практической магии, готов уступить мне любое количество из трех тысяч (!) его фокусов. И еще одно аналогичное письмо, и еще, еще...

Конечно, никто из серьезных, уважающих себя артистов, знаю, на такие призывы даже не отвечает. Однако и само появление их заслуживает внимательного анализа. А начать, вероятно, следует с констатации факта: и у нас в стране, и за рубежом мастера иллюзионного жанра пользуются огромной популярностью. Вот и сам я, как никто из зрителей понимающий, что никакой тайной, неведомой силы в различных превращениях, исчезновениях и возникновениях предметов не было и нет, всегда с восторгом смотрю в цирке иллюзионные представления. Чем же объяснить это? По-моему, иллюзионное искусство в образной форме выражает способность человека совершать действия, выходящие за рамки привычного, и властвовать над законами природы.

Эстрада — самый массовый после кино вид искусства. Говоря так, имею в виду не привязанности и симпатии публики. Более того, совсем наоборот — исполнительский состав. Замечали ли вы: на эстраде ныне наблюдается повальное увлечение фокусами. Объяснение просто: издаваемые массовыми тиражами книги приобщают к их секретам неисчислимое множество людей. Сужу о том и по кипе полученных писем. «Прошу помочь мне стать артистом эстрады, иллюзионистом-манипулятором» — это от А. Гореликова из Ельца. «Я инженер-электрик, хочу научиться делать фокусы», — Я. Сидгияев из Баку. «Очень трудно дается трюк с переводом карты, подскажите», — настаивает И. Земялис из Шяуляя. И т. д. и т. п.

Инженеры и библиотекари, медики и педагоги, школьники и студенты хотят научиться чудесам, чтобы на досуге развлекать гостей, друзей. И ничего тут предосудительного. Скорее, стремление похвальное, и надо от души пожелать всем им успеха в задуманном. И самим задуматься, скажем, над фразой «Прошу помочь мне стать артистом эстрады». И над впечатляющей цифрой: в нашей стране ориентировочно 3.600 иллюзионистов.

Слышу вопрос-недоумение: ну и что? При бессчетности фокусников-любителей это естественно — лучшие вливаются в ряды профессионалов.

Вроде бы логически верный посыл. И сам я в прошлом инженер-землеустроитель, участник художественной самодеятельности, поступивший позже в «Мосгосэстраду». Потому-то, получив письмо-просьбу поделиться тем или иным фокусом с увлеченными юношами из школьного или клубного кружка, я не медлю с ответом и советами. Но вот «помочь стать артистом эстрады»...

Как-то завязалась переписка с одним из зрителей, решившим брать у меня заочные уроки. Завязалась и оборвалась, поскольку я сразу же спросил, занимается ли он по утрам гимнастикой, умеет ли танцевать, доводилось ли играть в спектаклях Дворца культуры, в состоянии ли он пробежать десять километров, склонен ли к конструированию, музыкален ли, какие ассоциации рождает в нем чтение сказок, смешлив ли по характеру, может ли рисовать? Перечень вопросов был длинен, и не из праздного любопытства — ответы на них высвечивают свойства и качества, необходимые актеру нашей профессии. Мой корреспондент был краток в своем втором и последнем послании: «Извините, но я полагал, что достаточно обзавестись реквизитом фокусов из книг». Если бы! Порою недостаточно и придумать трюк. Например, кажущийся элементарно легким номер с картами требует каждодневной четырехчасовой тренировки. Десять колод взлетают в воздух с интервалом в пятнадцать секунд и рассыпаются по полу. Только собрать их, очистить от пыли, сложить, чтобы затем все начать сначала, — труд утомительный, и физически не всякий вытерпит. (Любопытно, но, как признался Рубен Николаевич Симонов, поставивший мой первый на эстраде номер «Отелло», прежде чем решиться на работу с Арутюном Акопяном, он выяснил, умеет ли тот… — и далее следовали примерно те же вопросы, что заданы мною заочному абитуриенту).

И, тем не менее, при логически верном посыле одолевают раздумья: а не стал ли мнимо доступным наш жанр? Мне встречались иллюзионисты — бывшие акробаты, бывшие артисты балета, которые, выйдя на пенсию, переквалифицировались, поскольку — и это можно понять! — не могли расстаться со сценой. А иллюзия — жанр без возраста. И переквалификация как будто не отличается особой сложностью — надо обрести определенные навыки, скопировать, положим, Кио, спародировать еще кого-нибудь, и все в порядке.

Увы, удачи редки в создавшейся ситуации. Да и можно ли их ждать? Можно ли ждать симфонии от человека, имеющего весьма смутные представления о нотной грамоте, но вознамерившегося известить о себе как о композиторе? Можно ли пригласить прохожего в театр, поручить ему главную роль в готовящемся спектакле, предупредив: «Мы ждем от вас подлинного искусства. Потрясите же нас проникновенным перевоплощением!»

Согласен, в истории нашего цеха нечто похожее имело место. Превосходный часовщик Жан Робер Гуден однажды отремонтировал часы известному итальянскому иллюзионисту Торрини, и тот в благодарность приобщил способного юношу к своему делу. И фантазия Гудена разгулялась! Не поддается даже приблизительному учету и перечислению количество трюков, изобретенных им. На глазах у зрителей он заполнял землей большую кадку, клал туда апельсиновое зернышко и поливал. Вскоре появлялась зелень, затем кустик. Кустик рос, покрывался цветами и, наконец, на дереве возникали настоящие плоды. Гуден тут же срезал их и раздавал присутствующим. Последний апельсин, очевидно, искусственный, Жан Робер рассекал на четыре части, и оттуда вылетали, порхая над сценой, механические бабочки.

Трюк этот до сих пор не разгадан, как не повторены и сконструированные Гуденом автоматические фигуры. Одна из них изображала маркиза, с пером в руке сидящего за столом. Любой желающий из зала задавал «маркизу» тему рисунка. Фигура окунала перо в чернила и принималась за работу. Время от времени она откидывалась на спинку кресла, то ли любуясь, то ли оценивая: ладно ли получается? Очевидцы свидетельствовали: рисунки прародителя нынешних роботов поражали художественной законченностью, А знаменитый «маркиз» еще и писал, обладая почти каллиграфическим почерком!

Итак, часовщик, перешедший в артисты. Я рассказал о нем не просто кстати. Он не заимствовал чужие трюки. Он изобретал собственные. Гуден первым расстался с широкими халатами «факиров» и задрапированными столами своих собратьев. Веселый, остроумный, элегантный, он ни на кого не был похож. Он был оригинален.

Вот в чем суть — не заимствовать, не повторять, потому что копия, пусть филигранная, всегда хуже. Но, говоря откровенно, куда как часты и заимствования, и повторения. Огорчительно тут не только интеллектуальное иждивенчество: кто-то потратил годы на создание номера, а другой, не мучаясь совестью и пренебрегая этикой, подхватывает готовенькое. Огорчительно не только это, хотя закономерно спросить, почему не распространено на наш цех авторское право, не защищает творчество его представителей? Ведь трюк — тоже произведение.

Иждивенчество обедняет жанр, сковывает его в развитии. Когда бы каждый, причисляющий себя к иллюзионистам и манипуляторам, приносил на манеж и эстраду только свое, уникальное, как выиграло бы искусство! Представляете, 3.600 индивидуальностей, и у каждого единственный в своем роде репертуар!

Пока же... Мне думается, именно от того, что разные артисты преподносят зрителям один и тот же набор трюков, и возникают письма-предложения: «Я придумал, вы у меня приобретите и владейте».

Находчивые и явно не бесталанные люди быстро обнаруживают дефицит и стремятся отнюдь не бескорыстно восполнить его. Осуждать ли их? Не знаю. Но вот другая сторона медали: предложение не существует, как правило, без спроса. Значит, кто-то... Как тогда согласуется это с достоинством артиста, его честью, профессиональной гордостью, наконец? Не происходит ли уподобление механической кукле Жана Робера Гудена: на сцене действовала она, а аплодисменты зала по справедливости предназначались ее создателю, ее автору. Не горько ли жить, сознавая точность такого сравнения?

Сотворить уникальный номер с оригинальным сюжетом, конечно, сложно. Сложно и найти себя в этом непростом жанре. И, тем не менее … С интересом слежу за питомцами замечательных режиссеров Сергея Каштеляна и Михаила Харитонова. Вскоре после окончания учебного курса они, как правило, занимают достойные места на советской эстраде, продолжая и умножая традиции нашей иллюзионной школы. Радуюсь победам молодых советских иллюзионистов на международных конкурсах, где они заслуженно завоевывают первые премии при постоянно повышающихся требованиях. И знаете, о чем говорим мы, члены жюри таких конкурсов, подводя итоги смотра?

О том, что с годами меняется уровень мировой техники, появляются новые материалы и способы их обработки. Иллюзионные эффекты, давно известные специалистам, становится возможным осуществить новыми техническими средствами Но какой бы ни была совершенной техника иллюзиона на сцене, она остается всего лишь реквизитом артиста, а главенствует по-прежнему мастерство, выводящее зрителей за пределы устоявшегося круга явлений будничности, укрепляющее чувство всемогущества человека.

Потому и любим, и популярен наш жанр. Жанр с необъятным простором для полета фантазии. Жанр, для которого вот уже много лет я мечтаю создать настоящий Театр чудес, где будут идти только иллюзионные представления, спектакли и для детей, и для взрослых, где будут царить музыка, свет и волшебство. А почему бы и не быть ему?

В Театре чудес не могут быть чудеса напрокат. Ведь тогда они уже не чудеса.


Иллюзии глазами иллюзиониста

Арутюн Акопян, народный артист СССР

«Советская культура», № 20 (6744) , 19.05.1990, стр. 10

ИЛЛЮЗИИ ГЛАЗАМИ ИЛЛЮЗИОНИСТА

Журналисты и зрители часто называют меня волшебником, что, согласитесь, слышать и читать приятно: это такая высокая оценка моего искусства, выше которой вроде бы и не бывает.

Правда, искусство иллюзиониста называют волшебством и по другим причинам: всевозможные появления и исчезновения со сцены предметов, людей, животных, которые непосвященный зритель объяснит не в состоянии, заставляют смотреть на иллюзиониста, как на человека, обладающего какой-то мистической силой. И слово «волшебник» приобретает здесь прямой смысл — человек, способный делать что-то, простому смертному не доступное. Я, правда, волшебником себя не считаю — мне, грешному, все досталось огромным трудом, ежедневными многолетними тренировками. И когда мне говорят волшебник, я горжусь только тем, что я мастер и потому чего-то стою в жизни.

Я не делаю секрета из, казалось бы, таинственной профессии. Пусть человек знает, как многое можно если упорно и плодотворно трудится, — за усердие воздается сторицей. Конечно, есть у меня и свои профессиональные тайны. Но как же без них? Впрочем, дело не в этом и разговор не о тайнах. Мне хотелось бы поразмышлять об этике иллюзиониста — артиста этого воистину оригинального жанра искусства.

Есть категория артистов, которые честно работают в этом жанре, пытаясь найти себя, стать личностью, неповторимой, единственной в своем роде. Прямо скажем, нелегкий, но благородный путь. Путь в большое искусство. Тут хватает и ухабов, и всякого рода препятствий. Для того чтобы как-то привлечь к себе внимание зрителей, нужны и талант, и везение, и много, много чего. И путь этот подвластен далеко не каждому — не может вынести его трудности. Однако есть немало людей, которые ищут не большие пути, а легкие тропочки, выводящие к желанной цели признания. Не особенно задумываясь, что несут они людям, безупречна ли в нравственном отношении избранная ими дорога.

Вот и появляются на сцене разного рода «феномены». И память-то у них необыкновенная, и обладают они некими телепатическими способностями... Поверьте мне. Я за свои пятьдесят лет работы на сцене видел много таких «уникумов», и, право же, для специалиста они не загадка, нет в них на самом деле ничего необыкновенного.

Люди старшего поколения, наверное, помнят «феноменального» Вольфа Мессинга, прославившегося своими «Психологическими опытами». Сколько было шума вокруг этого имени, сколько рассказов! Дескать, может этот Мессинг выполнять любые мысленные команды зрителей, угадывать цифры в запечатанных конвертах, определять содержимое чужих карманов, обладает необыкновенной памятью. Ходила еще легенда, что он запросто мог пройти к Сталину, минуя охрану... У Берии был таким же образом... В общем, волшебник, да и только. И вот в сентябре прошлого года в газете «Советская Россия» были напечатаны откровения Вольфа Мессинга, записанные Игнатием Шенфельдом. Ничего сверхъестественного. Все чистой воды трюкачество и нагнетание таинственности, вызвавшей различные «байки». «Волшебник» с большой долей иронии вспоминает, как он с испугу стал великим и как за счет невежества некоторых руководящих работников он, покинув Варшаву, неплохо жил в Советском Союзе.

Для меня в его выступлениях никогда никакой тайны не было и нет, потому что это касалось моей профессии. Еще при его жизни я делал те же номера, только старался делать легко, иронично, с улыбкой. Никакой таинственности, усилий, напряжения. Обыкновенные трюки. О, сколько неудовольствия и взрывов негодования в мой адрес было тогда высказано! Я просто подрывал его дело на корню!

И, надо сказать, я далеко не единственный, кто и тогда, и позднее делал те же трюки, — многие и сегодня работают так же. Только славы Вольфа Мессинга им не досталось. Исчерпалась она, хотя лавры его все же не дают покоя некоторым артистам, и нет-нет, да и встречаются новые «феномены». Не так давно по Московской программе телевидения показали встречу с артистом, которую вел главный редактор журнала «Юность» Андрей Дементьев. Артист демонстрировал необыкновенную память, некоторые физические возможности, чем вызвал восторг присутствовавших в студии. Они восхищались необыкновенностью данных артиста, а тот всячески поддерживал их оценку, не пытаясь даже скромно отнекиваться, дескать, что вы, что вы... Принимал похвалу как должное.

А жаль! Ведь в этих трюках нет ни капельки необычного. И утверждать или настаивать на обратном по меньшей мере ошибочно, а в худшем случае — непорядочно. Зачем людям морочить голову. Демонстрация феноменальной памяти — обыкновенный трюк, известный многим артистам оригинального жанра. Непревзойденным мастером в этом жанре был в 50-х годах ленинградский артист М. Куни.

Сложнее с другой категорией ... хотел сказать «артистов», а потом задумался, да так и не смог подобрать слова, чтобы как-то назвать этих людей. Речь идет о тех, кто, обладая какими-то способностями, а то и не обладая ими, шел и идет на сцену, всяческими способами, чистыми и не очень, заставляя зрителя верить в свою необыкновенность.

Тут, прежде всего, назову гипнотизеров. Да-да, гипноз — огромное поле деятельности для шарлатанов. Они появляются в немыслимых количествах, как только создаются соответствующие условия. «Когда подводил здравый шехель, искали необычайного», — объясняет в своих откровениях Вольф Мессинг. Что же это за гипнотизеры? Не очень-то надеясь на свой «феномен», они нанимали раньше безработных, а ныне — людей без определенных занятий, и по команде или просьбе «волшебника» выходят на сцену как представители зрителей, сделав все, что от них требует «загипнотизировавший» их «артист», и получают после спектакля свои деньги. Идут на сцену и непосвященные. Конечно, у них ничего не получалось, но и это не считается неудачей: дескать, не всякий может быть загипнотизированным.

Вообще, иллюзионное искусство как-то подозрительно тянется к медицине. И с чего бы это? Что их объединяет? Как я понимаю, настоящее искусство может быть блестящим психотерапевтическим средством. То есть у зрителя улучшаются настроение, общее состояние, он переживает огромное удовольствие от этой встречи. Если это, я подчеркиваю, настоящее искусство. Больше связей с медициной я не вижу. Да и не только я.

Однако приходилось мне видеть, и не раз, как обыкновенное иллюзионное искусство превращали в некое необычайное медицинское средство, и это меня крайне возмущает, потому что налицо явное, да к тому же и небезобидное шарлатанство.

Мне, пожалуй, одному из первых пришлось доказывать в печати, что искусство филиппинских хиллеров, людей, якобы делающих операции без скальпеля, одними руками, — искусство иллюзионное, и не более того. Потом об этом говорили многие. А совсем недавно в газете «Советская культура» была перепечатана статья западногерманского журналиста Хельмара фон Дитфурта, в которой он категорически называет филиппинское «чудо» аферой XX века. И доказывает свою мысль, опираясь не только на свои впечатления, но и на свидетельства филиппинского манипулятора «мага Кристиана».

Однако, как трудно преодолевать стереотип человеческого мышления. Людям всегда хочется хоть немного чуда. И когда говоришь, что кажущееся необычным никакого отношения к чуду не имеет, ты рискуешь вызвать ... хорошо если только неудовольствие. И все же, как ни странно, зачастую, когда ученые не в состоянии объяснить то или иное явление и молчат, разгадку находит иллюзионист. История знает тому немало примеров.

Вообще наше время удивительно, и подчас мне просто непонятно. Если раньше, например, в оценке всех необычных явлений мы руководствовались железным правилом: этого не может быть, потому что быть не может, то теперь мы пользуемся не менее невежественным правилом: все бывает. Хотя и то, и другое ведет по ложному пути — пути невежества. И тем обиднее, что этот путь пользуют подчас наши средства информации.

На экране телевизоров появляются колдуны, и нас всерьез убеждают, что они «всесильны», молодые интеллигентные ведущие. Для Всесоюзного радио на полном серьезе берутся интервью у людей, души которых (или они сами) летают куда-то в запредельные космические пространства и встречаются с тамошними небожителями, черпают энергию из космоса. Со страниц газет и журналов не исчезают материалы о ясновидящих, различных предсказателях далекого будущего и близкого конца света, а в лучшем случае — землетрясения.

В общем, когда подводит «здравый шехель», ищут необычного. Только этим я могу объяснить телевизионные шоу, которые проходили и проходят на нашем экране. На мой взгляд, это отвлекающая психотерапия.

Объяснения иллюзиониста тут могут показаться неубедительными, однако вряд ли я ошибусь, если скажу, что существование этих телешоу объясняется нашей бедностью, научной и практической несостоятельностью медицины. У нас ведь дефицит всего: лекарств, хороших врачей, койко-мест в больницах, хорошего отношения друг к другу, милосердия, в общем, всего.

А тут, пожалуйста. Ты садишься перед экраном, перед тобой человек медленно жестикулирует, и через несколько минут считай себя здоровым. А если ты не забыл поставить перед экраном баночку с водой или кремом, то можешь поиметь здоровье впрок. Впрочем, если и забыл — неважно. Купи газету с заряженным портретом целителя и целых 10 дней будешь находиться под его благотворным воздействием. Христос, да и только. И хоть бы слово сказали ученые!

Бедные шарлатаны далекого прошлого! Разве вам снились такие огромные, многомиллионные аудитории. А умнейший авантюрист граф Калиостро — разве мог даже мечтать о них? Да никогда. Мелкие вы и жалкие, когда мы смотрим на вас с высоты наших дней.

У нас пользуются вниманием и разные по масштабу "целители". Например, многочисленные экстрасенсы. Отдыхали мы с женой на юге и там, в гостинице, встретили человека, которого знали давно. Разговорились. Выяснилось, что он здесь, в гостинице, работает экстрасенсом. Надо же...

— Слушай, – говорю я ему. — Ты же шарлатан, какой ты экстрасенс...

Ничуть не обидевшись, он ответил:

— Да, но мне верят, ко мне идут и хорошо платят. И самое забавное, кое-кто, даже говорят, излечивается. Почему же мне и не заниматься моим делом?...

Ну что тут скажешь. Миллионы людей усаживаются по вечерам у телеэкрана с надеждой, что спустя не которое время они встанут совершенно здоровыми. Напряженно смотрят глаза своего кумира, стараются делать все, что он говорит. И ждут чуда — авось исцелятся. А чудо, оно ведь и есть чудо, и доступно далеко не всем. А может быть, лучше, если бы психотерапевты сидели в своих кабинетах и вели обычный прием персонально с каждым больным. Может, от этого был бы больший эффект? А может, нам надо увеличить расходы на медицину, чтобы всегда находить нужные лекарства в аптеках, чтобы больницы наши не напоминали места заключения, а были бы уютны и просторны? А может, врачам нашим надо больше улыбаться и заглядывать больному в глаза, а не только в его историю болезни? Доброта и милосердие — такая сильная психотерапия.

Я верю, что все так и будет. И когда мы, наконец, перестроимся, то вряд ли нам тогда понадобятся подобные телевизионные шоу.

Я верю в человека, в нашего современника — культурного, образованного. А он, по-своему, тоже феномен. И это единственный феномен, в который я верю.


Из статьи Анатолия Мурадова «Москва „застольная“», опубликованной в газете «Московская правда», № 130, 16.07.1998

Со стороны Большой Никитской улицы к Поварской примыкают переулки — Хлебный, Ножовый, Столовый, Скатертный... Но был среди этих переулков «застольной» ориентации еще один — Чашный: небольшой, он соединял Хлебный переулок с Поварской почти напротив церкви Симеона Столпника. На углу переулка находился двухэтажный особняк в стиле классицизма с четырьмя круглыми колоннами по фасаду, переживший, по преданию, пожар 1812 года. На другом углу находилось невзрачное одноэтажное строение. Знаменито оно было тем, что в нем проживал иллюзионист Арутюн Акопян. Каждое утро известный фокусник выносил на улицу ведро с горячей водой и часами возился со своим маленьким «Москвичом» 405-й модели. Собственные автомобили тогда были большой редкостью. В пятидесятых годах Чашный переулок посередине перегородили школой № 91, «очистили» от ветхих строений, и еще один старожил исчез с лица города.


Фото

  • АКОПЯН Арутюн Амаякович (1918 – 2005)
  • АКОПЯН Арутюн Амаякович (1918 – 2005)
  • АКОПЯН Арутюн Амаякович (1918 – 2005)
  • АКОПЯН Арутюн Амаякович (1918 – 2005)
  • АКОПЯН Арутюн Амаякович (1918 – 2005)
  • АКОПЯН Арутюн Амаякович (1918 – 2005)
  • АКОПЯН Арутюн Амаякович (1918 – 2005)
  • АКОПЯН Арутюн Амаякович (1918 – 2005)
  • АКОПЯН Арутюн Амаякович (1918 – 2005)
  • АКОПЯН Арутюн Амаякович (1918 – 2005)
  • АКОПЯН Арутюн Амаякович (1918 – 2005)
  • АКОПЯН Арутюн Амаякович (1918 – 2005)

Видео

Арутюн Акопян в роли фокусника Апфельбаума
Эпизод из художественного фильма «Княжна Мери», 1955 год

Арутюн Акопян в роли фотографа Мустафы
Эпизод из художественного фильма «Тегеран-43», 1981 год

Арутюн Акопян на «Голубом огоньке», 1994 год